Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Мастерская

Типаж «Хабалка». Королева русского театра



Вообще-то не подлежит никакому сомнению, что только что умерла великая женщина. Я, конечно, о Галине Волчек. Ей можно только завидовать: абсолютно состоявшаяся личность, грандиозная творческая биография, невероятное уважение коллег (причем всех возрастов), властей, признание в том числе и на Западе, жизнь на полную катушку и смерть в 86 лет, можно сказать, практически на сцене, причем — собственного театра! Немаловажно, что и в том, что называется «простое женское счастье», Волчек тоже не была обделена — тут и отличный сын, и поистине гениальный муж и отец ее ребенка (Евгений Евстигнеев) — да всё у неё как на подбор, высший сорт, причем и в творческом, и в личном, и в профессиональном, и в административном плане.

Что тут интереснее всего? Прежде всего, конечно, то, что у Галины Волчек не было абсолютно никаких предпосылок для столь феерического жизненного успеха. Более того — уже то, что она вообще пошла по специальности «Актриса» - удивительно, можно сказать — это была большая наглость.

Про нее говорят, что она «не любила сниматься» (действительно, в ее списке совсем мало киноролей). Но в этом «не любила» явное лукавство: на самом деле «под нее» ролей практически и не писали. Ужас ведь в том, что она не то что «не была красавицей» (это б еще полбеды) — но она не была даже «интересной». У Волчек была не просто «заурядная внешность» - у нее была вульгарная внешность. Типаж «буфетчица на вокзале», или «хабалка». Какие тут могут быть роли? Только проходные. С ее простым, грубым, словно топором кое-как вытесанным лицом (и такой же фигурой) актриса обречена на то, что любые яркие роли — причем равно положительные и отрицательные — будут проходить мимо нее. Всегда.
Collapse )
Мастерская

Вместе с креслом

Умерла Галина Волчек. Эпоха, прекрасная актриса, народная СССР, отличный режиссер, бережно сохранила театр "Современник", и т.д. и т.п. Полностью согласен со всеми эпитетами, которые сейчас звучат и еще прозвучат, но...

Галина Волчек умерла в почтенном возрасте 86 лет, в больнице, оставаясь формально худруком театра "Современник". Последние годы она уже не ходила, передвигалась на кресле с колесиками - но продолжала "руководить театром"! А раньше точно так же, "не отходя от руля", умер Олег Табаков - в ранге худрука МХАТа. В 82 года. И совсем недавно, тоже "при исполнении", покинул нас худрук Ленкома Марк Захаров. В 85 лет.

Главное, все перечисленные были действительно прекрасные артисты и режиссеры. Но то, как они уходили... Буквально вцепившись зубами в свои кресла, как будто реально поклявшись "Я уйду с поста только вперед ногами!" И действительно - так и сделали. Жаль - подпортили о себе впечатление.

Ну вот зачем так было делать? Эх, шестидесятники...
Мастерская

Ведь она этого достойна! (с)

Читаю в Фейсбуке гневный пост человека, переживающего за отечественный театр:

"...отбирают МХАТ у Дорониной, отдают бывшему спортсмену... Доронина что, не заслужила умереть в родном театре?"

Действительно!
Мастерская

Старперы и как с ними бороться


Ректор МГУ Садовничий

Навеяно последними известиями относительно того, что ректор МГУ Садовничий, несмотря ни на что, планирует остаться на своем посту еще на один срок. То есть мало, что он просидел в ректорах 27 лет подряд - нет, надо еще. Хотя веселому парню уже 80 лет - казалось бы, не совсем подходящий возраст, чтобы ворочать такой махиной из 28 факультетов.

Или тоже из сообщений последних дней - "Юрий Соломин, худрук Малого Театра, попал в реанимацию". Смотрим в Вики: "В апреле 2019 года Минкульт подписал с Соломиным бессрочный контракт на продолжение работы в должности худрука Малого театра". БЕССРОЧНЫЙ! А Соломину, дай ему бог здоровья, 84 года. Он старше Садовничего. Почему с Садовничим бессрочный не подписывают? Ах, нет - уже. Вчера: "Госдума сняла ограничение на продление полномочий ректоров МГУ и СПбГУ".

И это ведь тотальная проблема, на самом деле. Старперы (говорю не о всех, а именно о тех, кто на высоких должностях), во-первых, не умирают, во-вторых, сами, по доброй воле отказываются куда-либо уходить. Только вперед ногами! Что и понятно: организовали себе синекуры и полный застой (требующий минимума участия в делах), доходы высокие, медицина - высшего уровня, питание - со всеми витаминами, а зачем тогда умирать? И уходить тоже не надо - на высокой-то позиции лучше, чем на даче с удочкой.

Какой-то тупик.

Беда со старпёрами общая; даже в Америке что-то похожее. Вон, пока все складывается так, что на выборах президента США 2020 года будут бороться 74-летний Трамп с 78-летним Байденом. Ну или с ровесником Байдена Блумбергом. Это же абсурд какой-то. Грешным делом у меня тут даже как-то мелькнула мысль, что вся эта — непристойная по своей огульности и размаху — кампания борьбы "с домогательствами" была затеяна специальным образом для того, чтобы как-то почистить хотя бы Голливуд от пафосных старцев - просто потому, что никак иначе от них было не избавиться. Там есть одна явная странность - почему-то жертвами MeToo стали почти они одни: Вуди Аллен, Дастин Хоффман, Кевин Спейси, Морган Фримен, сам Харви Вайнштейн и т.д. Хотя у более молодых, казалось бы, и похоти должно быть больше, да и просто возможностей...

Я уже не удивлюсь ничему. Ну а потому что - как еще отодвигать старцев в сторонку? Вот Галина Волчек - еще пример: 85 лет (старше и Садовничего, и Соломина), сама уже не ходит, передвигается только на инвалидном кресле. Худрук театра "Современник" с 1989 года... и по сей день. 30 лет подряд!

А Татьяну Доронину из МХАТа (86 лет!) вроде бы успешно — нет, не уволили (как можно!), но слегка подвинули, поставили вместо нее во главе театра «молодого» (всего 55 лет) Эдуарда Боякова. Так что же? Не прошло и полгода, информагентства сообщают (в прошлую пятницу) - «Татьяна Доронина встретилась с Путиным и попросила его повлиять на ситуацию в театре». Усиленно идут намеки, что Доронину собираются... вернуть. Не стареют душой ветераны! Она будет биться за театр до последнего вздоха!

Старпёры в свое время и СССР погубили: плотно обсидели все, какие ни есть, руководящие должности, точно так же поклялись если уходить, то только вперед ногами, устроили застой (потому что старперу естественно надо, чтобы все происходило максимально медленно, а еще лучше - чтобы не происходило вообще ничего; иначе ему трудно уследить). Потом перестройка, попытка резко вырваться из болота - и кранты.

Отчего всё так? Общая продолжительность жизни человека, может быть, растет вовсе не так бойко, как нас пытаются убедить (в России - так уж точно), но продолжительность жизни ВЕРХНИХ слоев чиновничества, с доступом к медицине и качественному питанию - конечно, растет. И, похоже, сама современная цивилизация на это в глобальном плане не рассчитана. Де-факто в рабочем состоянии одновременно оказываются не три, а все четыре поколения, но... 60-70-летние плотно закупоривают все верхние этажи во всех сферах жизни: расти им некуда, а «просто так» уходить они не хотят. Да и зачем - они ведь еще ого-го! Полчаса в день вполне еще могут потратить «на работу». Проблема еще и в том, что те, кто решает, кому уходить, кому оставаться - сами из того же «верхнего» возрастного диапазона, и точно так же сами не хотят никаких перемен. В итоге 67-летний Путин делает всё, чтобы 80-летний Садовничий сидел там, где сидит, ВЕЧНО. Вот где настоящий «эйджизм», солидарность старпёров! Но по этому поводу активисты МиТу почему-то молчат.

Что с этим делать - по-большому счету неясно.
Мастерская

Кто лежит в Мавзолее

Хм... Интересная версия!

«Ступайте в театр и умрите в нем! – призывал неистовый Виссарион и через несколько строк, словно опомнившись, восклицал: - Говорю вам: не ходите туда; это очень скучная забава!». Но было уже поздно: в 1939 году на глазах четырнадцатилетнего Егора Щукина тело его отца, народного артиста СССР Бориса Щукина, навсегда увезли из дома в самый страшный Театр Смерти – Мавзолей Ленина. Щукина-старшего, скоропостижно скончавшегося «от сердечного приступа» при загадочных обстоятельствах ровно через полгода после премьеры фильма «Ленин в 1918 году», где он в очередной раз сыграл вождя мирового пролетариата, ждала последняя – посмертная – роль: в хрустальном гробу Мавзолея ему предстояло сменить предыдущего интерпретатора святых мощей – рабочего цементного завода Василия Никандрова. Никандров заменил наспех забальзамированное и быстро разложившееся тело в 1927 году, сразу после исполнения роли Ленина в «Октябре» Эйзенштейна, но после утечки кадров кинохроники с ворочающимся на смертном одре вождем от услуг непрофессионального актера – и от дальнейшего использования живых двойников - решено было отказаться. Свежий труп Бориса Щукина пришелся ко времени – теперь Театр Смерти мог работать круглосуточно и без сантарных перерывов".
https://moskovitza.livejournal.com/2016/01/28/
Мастерская

Дело Серебренникова. Часть первая

ЛИНИЯ ЗАЩИТЫ

С любопыством слежу за очередным «процессом века» - судом над Серебренниковым и его товарищами по «Седьмой студии». Да, собственно, не следить у меня бы и не вышло, так как процесс постоянно и настойчиво освещают те немногие СМИ, которые еще остались, вроде радио БизнесФМ и «Новой газеты».

Напомню канву для тех, кто не в курсе. Режиссер Кирилл Серебренников в разгар путинского застоя, то есть в середине «нулевых», угадал поставить на Малой сцене МХАТа спектакль по книге «Околоноля» - и тем самым заслужил расположение всемогущего на тот момент путинского визиря Суркова, который и был автором книжки. Сурков оценил, что стараниями режиссера из славного города Ростов-на-Дону он, безвестный чеченский мальчик, как бы стал в один ряд с величайшими классиками не просто русского народа, но и всего, бери выше, человечества – ведь Чехов и Горький тоже были авторами произведений, которые шли на сцене МХТ!

Благодарность визиря была почти царской: он похлопотал, и Серебренникову на его поспешно созданное «творческое театральное объединение» выделили из безразмерного (на тот момент) госбюджета двести с лишним миллионов рублей – более 7 миллионов долларов по тогдашнему курсу. Возможно, в честь указанной суммы объединение было названо «Седьмая студия».

РЕМАРКА: конечно, на самом деле 7 лимонов «зелени» - сумма невеликая, и если бы Сурков давал ее режиссеру не на театр, а на кино, было бы и вовсе не о чем говорить: 7 «лимонов» - это даже не блокбастер, а так, скромный бюджет простенького фильма. Однако финансирование пришло под «театральный авангард» - то есть экспериментальные спектакли на малых сценах для «настоящих ценителей», с минимумом декораций и для молодых (читай – дешевых) актеров. При таких условиях 220 миллионов воспринимаются уже иначе; со стороны это действительно можно было принять за «распилочно-отмывочный» проект.

Сереберенников и «Седьмая студия» с энтузиазмом принялись за творческие свершения и освоение средств, провели, в самом деле, за несколько лет несколько театральных фестивалей и поставили некоторое количество «прорывных спектаклей», все при полном восторге московской критики и избранной публики. Однако внезапно над проектом сгустились тучи, Серебренникова, в частности, обвинили в том, что за время проекта, финансируемого государством, у него «непонятно откуда» взялась своя квартира в городе почему-то Берлине за 300 тысяч евро – и, в общем, пришли следователи и возбудили дело о «расхищении госсредств». В итоге насчитали, что Серебренников и его теперь уже подельники «расхитили» порядка 100 миллионов рублей, то есть около половины из выделенного «на спектакли».
Всё разбирательство окрестили «театральным делом», а злые языки связали преследование перспективного режиссера… опять же с Сурковым, дескать, враги таким образом, аж через театр, пытаются добраться до поэтичного и плодовитого экс-Куратора Внутренней Политики, впавшего в опалу.

Такова преамбула.

Следствие по делу, надо сказать, не особо утруждало себя креативными ходами. Для начала церберы режима попросту схватили наиболее близкого к денежным потокам представителя «Седьмой студии», главного бухгалтера Нину Масляеву: ее кинули в кутузку и окунули во все мерзости и лишения российских мест заключения, предложив «колоться», а то хуже будет.

Я помню самые первые, еще растерянные публикации в свободной прессе о начале процесса. Никто вообще не ожидал, что под удар попадет любимчик «серого кардинала» Кремля Суркова, все считали происходящее недоразумением, а к Масляевой в редакциях типа «Эха Москвы» и «Новой газеты» отнеслись поначалу очень сочувственно: в первых статьях мелькали выражения «издеваются над больной женщиной», «пала жертвой репрессивного режима» и т.п.; очевидно, ожидалось, что героическая Масляева будет обо всем молчать и всеми силами прикрывать своего работодателя, а уж пресса взамен создаст ей ореол мученицы и с почетом проводит на зону.

Ожидания, однако, не сбылись почти сразу: посидев немного в холодной камере и поняв, что за героизм ей ничего, кроме моральной поддержки и увеличенного срока не дождаться, больная диабетом Масляева пошла на «сотрудничество со следствием» - то есть согласилась дать показания и о «черном нале», и о методах обналичивания – в обмен на рассмотрение ее дела в «особом порядке».

После этого, понятно, положение Серебренникова и его друзей сразу стало безнадежным – главбух, на которую были завязаны все первичные транзакции с казенными деньгами, раскрыла всю кухню, и процесс на глазах стал превращаться в показательный на тему «как не надо воровать казенные деньги на проектах господдержки искусства».

Что сделала защита (а вслед за ними и прогрессивные СМИ, всецело поддерживающие во всем линию защиты)? Они мигом развернулись на 180 градусов в отношении Масляевой: отныне и по сей день решено представлять Масляеву как главную и единственную расхитительницу, зловещего «организатора хищений», которая, собственно, и придумывала все коварные схемы под носом у ничего не подозревавших «творческих людей» - Итина, Малобродского и самого Серебренникова. Кирилл, который уже давал показания суду (он сейчас под домашним арестом), прямо так и заявил: я, мол, ничего не знаю про деньги, я человек творческий, откуда они приходили, куда уходили – понятия не имею, я только ставил спектакли, финансы для меня – темный лес, отстаньте, отвечать могу только о магии театра.
В общем, странная позиция для руководителя проекта и начальника «Седьмой студии» - но, видимо, единственно возможная с точки зрения защиты.

Масляева призналась в главном – в обналичке; она сдала своего «партнера» по обналу, его тоже привели в суд, и они оба подробно рассказывали, как шла обналичка выделяемых на «проект» средств, показывали образцы договоров на «обнал». Походу получается, что через обнальные конторы «прогоняли» большую часть финансирования, то есть почти вся деятельность «Седьмой студии» обеспечивалась черным налом: с него платили зарплату, гонорары актерам и рабочим сцены, на него закупали реквизит и декорации.

Собственно – а как иначе? Все знают, что при нынешней системе госзакупок осуществлять творческие проекты по «правилам» практически невозможно – любой замысел утонет в бесконечных бумагах и волоките. Черный нал – в разы удобнее, быстрее и эффективнее. И чего было стесняться Серебренникову, если он знал, что у него за спиной – сам Сурков??

Линия защиты на сегодня такова: адвокаты убеждают суд, что – да, значительная часть средств от МинКульта стараниями злой ведьмы Масляевой прогонялась через обнал с соответствующими потерями; но!! Далее – уверяет защита – все обналиченные деньги тратились СТРОГО только на спектакли! До последней копеечки! ТОЛЬКО на то, что было в соответствии с ЦЕЛЬЮ финансирования! На гонорары, на костюмы, на инструменты! Черный нал – но только на белые цели!

Все это уже какой-то сюр. Даже непонятно, что, собственно, таким образом хочет доказать защита для своих подопечных. Признать факт обналичивания – факт того, что обнал происходил с ведома и по разрешению фигурантов дела – одно это «топит» всех с гарантией, так как является грубейшим нарушением. Уже те 10-15%, которые ушли на «комиссию» при обнале (пара десятков миллионов рублей) – можно смело признать «нецелевым расходованием», а то и просто «хищением в пользу третьих лиц», и всё, тюрьма.

Но защита стоит на этой своей безнадежной «линии». А что делать, если обнал не оспорить? Вероятно, там понимают, что может быть и еще куда хуже.
Мастерская

Как я снимал сериал. Часть 5

Решил все-таки дописать!

Начало здесь </i>

После неудачи с местным авторским кинематографом я, конечно, не оставил своих попыток найти в городе тех, кто все ж снимет мне сериал. И мои взоры обратились на городской ТЮЗ. Да-да, редкий случай – в этом городке с советских еще времен сохранился Театр Юного Зрителя, со своим зданием и профессиональной труппой.
Collapse )
Мастерская

Чертовы деньги

История с режиссером Кириллом Серебренниковым и его «Седьмой студией» (которые там все сейчас под угрозой посадки по обвинению в хищении госсредств в особо крупных) – проясняется все больше и больше. Письма в его защиту пишут, вся театральная общественность, можно сказать, мобилизовалась в его поддержку – но мы можем посмотреть на «дело Серебренникова» спокойно. И увидеть, что буквально на наших глазах в очередной раз разыгралась драма на любимую российскую (и изрядно надоевшую) тему – «Художник и Власть». Правда, совсем не в том примитивно-вульгарном виде, в каком ее излагают подписанты писем в его защиту – мол, «Кровавые сатрапы ни за что ни про что напали на Художника, который всего лишь продвигал в народ современное Искусство, и шьют ему дело».

А там ведь все несколько сложней: художник сначала, как это в России принято, продался власти – то есть, буквально, продал душу дьяволу, а дьявол в обмен пообещал, как в сказке про Буратино, подарить «Настоящий Кукольный Театр»! И действительно – театр подарил, причем в комплекте с многочисленными Мальвинами, Артемонами и даже Пьеро (они сейчас все эти бесчисленные письма и пишут). Художник какое-то время с Мальвинами пел и плясал, ставил Искусство и был счастлив – ну а потом, как водится, дьявол передумал (или там в преисподней произошла пересменка) – и все дьявольские дары внезапно превратились в тыкву (а художника и всех его присных теперь неиллюзорно тягают к городовому и скорее всего посадят).
Collapse )
Мастерская

Россия - мечта бюрократа

Вообще охереешь, конечно. Я тут гадаю про наши театры, а, оказывается, уже есть свежее, только что опубликованное исследование по системе финансирования театров в России, изготовленное не кем-нибудь, а "Транспаренси Интернешнл"! Я почитал - Навальный отдыхает. И ведь тишина, обратите внимание, полная. Молчок-с!

А понятно, почему. Это исследование никому не выгодно. Властям - потому что описывает систему разбазаривания бюджетных денег, установившуюся не вчера и не позавчера; оппозиции - потому что задевает "хороших людей". В итоге все и молчат - хотя картина довольно сюрреалистическая.

Краткий вывод исследования прост: руководители театров сами себе выписывают очень, мягко говоря, немаленькие деньги, заключая на себя контракты с собственными театрами, да еще и голосуя в комиссиях при мэрии и Минкультуры о выделении денег себе любимым.
Collapse )
Мастерская

Серая тень Сурка

Ситуация с «театром Кирилла Серебренникова» продолжает неспешно раскручиваться, я смотрю. Как-то прям по басне «А Васька слушает, да ест». Пока театральная и вообще творческая общественность голосит, вопиет и призывает проклятия на головы путинских сатрапов – Серебренников под домашним арестом, его сотрудники под арестом тюремным, в прессу постоянно идут «утечки» о том, кто еще оказался под подозрением. Вот на днях появилась еще одна фамилия – Апфельбаум Софья, глава РАМТ и в прошлом начальница отдела финансовой поддержки театрального искусства Минкульта РФ (должность-то какая сладкая!)

Подробности про Апфельбаум убедительные: в 2011 году Минкульт через Апфельбаум организует как бы «тендер» (у нас же Европа, все блин, через тендеры!), на организацию «масштабного театрального проекта современного искусства» на 214 млн. рублей (7 млн. долларов по тем деньгам), и среди условий конкурса, по сведениям из СК, был пикантный пункт, что победитель должен был обладать авторскими правами или лицензией на проект «Платформа». Поскольку авторскими правами на проект «Платформа» обладал только его автор – Кирилл Серебренников – то именно «Седьмая студия» Серебренникова тендер и выиграла. Схема старая как мир, и применяется, естественно, везде, где есть госзакупки под конкретного исполнителя, а вовсе не только в Минкульте.

Сейчас Апфельбаум именно это и «шьют», судя по всему. А удавка на шее Серебренникова и его соратников затягивается тем самым все прочнее.

Но с чего вдруг к ним привязались? И куда более пикантный вопрос – а почему вообще Минкульт отвалил такую сумму какой-то, прости господи, «Платформе»? Федеральные деньги ведь, специально липовый тендер ваяли… С чего вдруг такие хлопоты?

Ответ я услышал по радио. По «БизнесФМ» (естественно, с кучей оговорок, постоянно вставляя слово «теоретически») выдали очень простую версию. Оказывается, все началось с того, что ушлый Серебренников поставил во МХАТе спектакль «Околоноля» - по пьесе, которую написал якобы некий Натан Дубовицкий, а на самом деле – Владислав Сурков. И – попал в «яблочко». Ведь кем был тогда, в самом начале «десятых», Сурков? Это был «серый кардинал», могущественный человек, которому подчинялась вся «идеология» страны, включая, конечно же (в первую очередь) Министерство Культуры.

Так вот, по версии радио, «теоретически» после спектакля Серебренников подошел к довольному автору (который приобщился к сонму – как же, «мои пьесы ставят во МХАТе», я Чехов, …. мать!!), и автор, типа, спросил, «что тебе надо для счастья». Все, типа, будет.

Так и родился, стало быть, проект «Платформа».

То есть Апфельбаум тут (которая сейчас бьет себя в грудь, кается и уже, как пишут, «признала, что халатно относилась к исполнению обязанностей по проверке соискателей») вообще ни при чем, на самом-то деле. Ей дали отмашку с самого верха (из АП от Суркова – выше только от самого Путина) – придет, дескать, хороший молодой человек, режиссер, надо дать ему все что попросит. Человек пришел, она и отсыпала. А что ж ей было – не давать? И деньги-то небольшие – какие-то 7 млн. зелени. В 2011 году – слезы!

А теперь ей грозят арестом. И очень похоже, что копают-то, на самом деле, под Суркова. Очередная «борьба башен». Сурков хочет вернуться в «большую политику» кукловодом – а ему таким образом не дают. Через «большое театральное дело». Хотят, видимо, получить на него показания от Апфельбаум. Возможно, что и неожиданные неприятности Мединского с его диссером тоже связаны с той же «борьбой башен».

Вот так вот. А ведь, казалось, такая была удачная идея – поставить «Околоноля»! Без драки – и в дамки сразу.

Ан поди ж ты… А не поставил бы – век бы к большим деньгам и постановкам не пробрался.

Вот и выбирай.