Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Мастерская

Мой дед был кровавый палач (с)



Искал, что бы написать в качестве реакции на совершенно дикую идею - вернуть на Лубянку статую Дзержинского; и тут обнаружился невероятно шокирующий текст.

"Этот текст написан Владимиром Яковлевым – журналистом, основателем и первым главным редактором ИД «Коммерсант», сыном известного советского журналиста Егора Яковлева.

Меня назвали в честь деда.
Мой дед, Владимир Яковлев, был убийца, кровавый палач, чекист. Среди многих его жертв были и его собственные родители.
Своего отца дед расстрелял за спекуляцию. Его мать, моя прабабушка, узнав об этом, повесилась.
Collapse )
Мастерская

Идеальная советская нищета (с)

Классный текст из Фейсбука! Женщина без иллюзий, моя примерно ровесница (на самом деле нет, постарше) - вспоминает свою "идеальную советскую семью". Мораль сей сказки проста: даже образцовые, по советским же нормам, совграждане - непьющие, некурящие и не ворующие, с хорошим образованием и с хорошей нужной (советскому же государству) профессией - могли себе позволить только КРАЙНЕ СКУДНУЮ жизнь. И это, безусловно, факт - моя семья в этом смысле тоже была практически образцовой: мать и отец, оба закончили МИФИ, советские инженеры, когда развелись, мама чисто из жалости (мама всегда всех жалела) решила отказаться брать у отца алименты - и отец, обычно добродушный, пришел в жуткую ярость, орал - "Я не позволю! Я тебя по суду заставлю брать алименты!!"
В общем, хорошая была семья. Но жили, конечно, тоже скудно, самой дорогой роскошью из продуктов был только индийский чай "со слоном" - мама раздобывала его всеми правдами и неправдами, покупала у спекулянтов или  приносила "в заказах" - потому что грузинский пить физически не могла, а чай любила.

В тексте ниже - отличный диагноз. Тем примечательнее, что многие наверняка воспримут описанное как "потерянный рай". "Зато, - скажут, - была уверенность в завтрашнем дне!" Да, без сомнения. И именно она больше всего угнетала.


"Сейчас я опишу типичный воскресный обед моего детства. Вторая половина 70-х-80-е, Москва, образцово благополучная семья. Трудолюбивые, ответственные родители, без вредных привычек, с прекрасной работой («оборонка», инженеры, отец начотдела), зарплатой выше среднего – у мамы 220 рублей, у папы 350. Папа с золотыми руками, починить, отремонтировать, все в дом. Хозяйственные мама и бабушка, напечь, законсервировать, сшить-связать. Мы с братом – беспроблемные отличники, спорт в бесплатной секции, школа рядом. Так вот, семейный обед по выходным, из года в год. Вначале на столе отварная картошка и селедка, с лучком и постным маслом. Аперитив такой. По сезону к картошке домашняя квашеная капуста. Потом тарелка супа – лапши, щей или рассольника, на мясном или костном бульоне. И все. Мясо из супа шло к ужину, в макароны по-флотски, например. Никакого «второго» и прочей буженины. Хлеб нарезался щедро, да.
Понимаете, я люблю селедку с луком, речь не о том. И это был вкусный, горячий, сытный обед. Нищенски сытный – круто посоленный, с дешевыми жирами, добавленным в суп «ради плотности» пшеном. Картошки побольше. И квашеная капуста, фрукт для бедных, чуть не единственный зимний витамин. Чтобы это приготовить, женщины тратили кучу сил, бегали по очередям, часами стояли у плиты над пятилитровыми семейными кастрюлями. Капусту эмалированными ведрами солили. Никогда не жадничали, если перепадал дефицит, старались побаловать детей шоколадной конфеткой, мандаринкой. Я специально начала с того, что наша семья была экономически идеальна, прямо воплощенная советская мечта: из тех, кто непьетнекурит, с образованием, хорошо зарабатывают, по хозяйству молодцы. И все равно – нищие. Уже потом я размышляла – почему средств хватало только на такую жизнь? Квартира (48 кв.м на пятерых) «бесплатная». Ни дачи, ни машины, в нормальный отпуск (чтобы не на костре готовить) родители съездили пару раз. На книжке семьсот рублей. Одеты более чем скромно, самострок-самовяз, особенно детям, да и мама модницей не была. Более подробно я раньше писала, в комментариях ссылки. А дело в том, что у нас была чистейшая, принципиальная жизнь только на зарплату. В том месте и времени это означало натуральную бедность. Кто жил лучше? Те, кто дурил систему. Использовал лакуны, куда она смотрела сквозь пальцы. Даже если не говорить о раскормленном начальстве и прочей «номенклатуре». Врачи принимали за деньги в карман, преподаватели нелегально репетиторствовали, брали взятки при поступлении, распределении любых благ, медсестры бегали с массажами-уколами, а еще ремонты, подпольное маклерство, торговля с участков, даже обычные продавцы («польский гарнитур, двадцать сверху - а я дал двадцать пять»)... И блат, блат, блат. Я ни капли не осуждаю, люди крутились, старались заработать, хоть что-то себе позволить – что может быть нормальнее. Но ведь на государственном уровне это считалось неправильным, «нечестным», не дай бог попасться, социалистический идеал не такой. А какой? – Да вот как наша семья, со своими флотскими макаронами и ложечкой меда детям перед сном. У мамы белая трикотажная водолазка прорвалась под мышками так, что уже не заштопать. Я много лет смотрела, как она надевает сверху плотный сарафан с рукавом, чистенький, залоснившийся от утюга, и идет на работу. В НИИ, разрабатывавший «ядерный щит родины». Отец за этот «ядерный щит» коллективную ленинскую премию получил, а обедал щами с селедкой, жил до пенсии с невыносимой тещей, не мог детей за город на машине прокатить (водить умел) – только вонючим автобусом, метро и электричкой. «Советская мечта» была гораздо лживее американской, даже абсолютно исполнившись, она не давала элементарного достатка. Требовала ради прокорма до стертых рук впахивать во вторую домашнюю смену. Унижала необходимостью «крутиться», соваться к нужным людям. Чтобы зубные протезы поставить, связи до космоса поднимались. Кто что забыл в той стране бесплатной медицины и невыученных уроков, я точно ничего не забыла и не жалею ни о чем".

Понятно, что лучшим возражением на это всё будут известные строчки Бернса в переводе Маршака:

Кто честной бедности своей стыдится и все прочее

Тот самый жалкий из людей, трусливый раб и прочее.

Мастерская

А также всем маскобесам (с)


Известное фото - в маске один Песков. Он, как мы знаем, в итоге и заболел.

И опять - Федор Кузнецов! Напомню - это тот самый человек, о котором я уже писал два раза, семья которого перенесла тяжелейший удар ковида: его жена Ольга, учительница в школе, в результате умерла, он сам и его сын 21 года попали в реанимацию и лежали "на кислороде", на сегодня оба из реанимации выписаны, но у Федора поражены 75% легких, а у его сына - 50%.

Тем не менее мужественный Федор, за исключением самых тяжелых дней, старается вести свой блог в фейсбуке и описывать обстоятельства своей болезни. Не зря - интерес он вызывает немалый (только этот мой пост с цитатой из его блога прочитали почти 60 тысяч раз - цифра для ЖЖ фантастическая). И вот очередной его пост - с весьма, надо сказать, неожиданной информацией для всех сторонников "масочного режима".
Collapse )
Мастерская

Крепкая современная семья

Прекрасно! Увидел дивный "диалог подруг":

– Муж хотел завести любовницу - я отговорила: "Дорогой, дорого, не потянем!" Лучше уж я заведу любовника… лишняя копейка в доме не помешает.
Мастерская

Пора поговорить о земле

При обсуждении очередных "либеральных тезисов" всплыла (и не могла не всплыть!) тема ЗЕМЛИ. Видимо, вопрос действительно важнейший. По площади, деленой на количество жителей, мы, наверно, в лидерах "планеты всей". С другой стороны, "вопрос о земле" в стране решается уже несколько веков - а все никак не решится. Все у нас земля в основном в распоряжении государства, и никак оно - под самыми разными предлогами! - не хочет ею делиться.

И то! Вот скажут - "да какая земля! одно название, что много - да только большая часть за Полярным кругом, или в безлюдной Сибири... Кому она нужна?" С одной стороны - безусловно, так и есть. С другой - хе-хе! Картошку или пшеницу на этой земле за Полярным кругом, конечно, не повыращиваешь - но назвать ее совсем уж бросовой тоже нельзя. В НЕЙ ого-го сколько всего есть, за тем же самым Полярным кругом! И в Сибири там, если поковыряться, такого можно найти...
Collapse )
Мастерская

Начинаем агитацию!

По поводу того, как новая Конституция будет, типа, топить за крепкую семью:

Из комментов. "Из всех первых лиц Отечества с законной супругой появлялся на публике один Медведев... да весь вышел. Президент живет неизвестно с кем, у министра обороны секретарша-генерал, у министра иностранных дел - пресс-секретарь, у мэра столицы заместитель, у председателя парламента.... гусары, молчать. У Сечина была 15-летняя практикантка, пока не ушла к более молодому богатею. Втопим, товарищи, за образцовую семью!"

Я б еще добавил главу одного из крупнейших госбанков, у которого журналистка с федерального канала, мать его детей при живой жене, на личной яхте для детей-сирот деньги собирает. Полный комплект.

Ух, Мама-Конституция всем вам задаст, бесстыдники!
Мастерская

О "гибели" семьи и брака



Прочитал в каком-то старом журнале любопытную статью - о "постепенном отмирании института брака". Собственно, тема-то довольно избитая; про это постоянно пишут на моей памяти. Мол, "брак отмирает", "узаконивать отношения стало немодно", "семья уходит в прошлое" и т.п. Из статьи: "Институт брака трансформируется - об этом говорят уже не первый год, но этой осенью ученые сразу из нескольких стран, основываясь на своих новых исследованиях, заявили, что через 50-70 лет свадьбы в Европе и США станут... редки". И далее - "На Западе молодые люди все чаще предпочитают "свободные отношения". Затем, как положено во всякой нормальной статье, после научного вступления идут различные примеры из жизни, а так же необходимый набор сетований и моральных сентенций (типа того, что семья, увы, стала "невечной ценностью").

Думаю, что примеры "свободных отношений" - собственных или своих знакомых - каждый и сам может привести немало. Помнится, и я еще в ранней юности не раз слышал такую хохму: "Вы почему не регистрируете брак? - А зачем нам ставить государство в известность о своей интимной жизни?" (хохма, кстати, точнее "хохм́а" - по-древнееврейски означает "мудрость"; сам недавно с удивлением узнал!). В статье приводится и всякая любопытная статистика: например, оказывается, в Европе и США в "гражданском" (то есть незарегистрированном) браке живут "чуть ли не до 15-20% пар", в Швеции - до 40%, а в России цифры поменьше: сейчас якобы до 10%, а в 1994 г. было так и вообще 6%.
Collapse )
Мастерская

Кризис укрепляет семью

Продолжаем публиковать мои интервью. На этот раз - интервью "Свободной прессе", которое у них на сайте называется "Почему мужчины женятся на малолетках" (ох уж этот кликбейт!). Давал его по телефону, и (видимо, спасибо журналисту) получилось довольно связно.

"Как ни странно, кризис помог россиянам укрепить семью. Число разводов уменьшилось. Если в 2016 г. в России на 1000 браков приходилось 582 развода, в 2017 г. — уже 547. В Москве в прошлом году распадалось 467 браков из 1000, а в 2017 г. все же поменьше - 462. Получается, в тяжелые времена люди предпочитают оставаться вместе, и вместе преодолевать трудности?

— Да, это так, — говорит социальный психолог Алексей Рощин. — Вдвоем легче выживать. Для женщины в кризис возрастает значение материальных факторов, и представительницы прекрасного пола становятся терпимее, они более настроены на удержание отношений. Мужчине тоже в кризис оставаться одному непросто. На него обрушивается множество факторов, влияющих на самооценку, уверенность в будущем, ему нужна психологическая поддержка. В результате, и для тех, и для других на первый план выходит уже не принцип удовольствия, а выживания. В кризис все становится более материальным.

«СП»: — А на Западе на каких принципах строится семья? Не материальных?
Collapse )
Мрачная картина. Но ничего не поделаешь.
Мастерская

Мой дед был кровавый палач (с)

Мда, обнаружился невероятно шокирующий текст. А ведь все правда!

"Этот текст написан Владимиром Яковлевым – журналистом, основателем и первым главным редактором ИД «Коммерсант», сыном известного советского журналиста Егора Яковлева.

Меня назвали в честь деда.
Мой дед, Владимир Яковлев, был убийца, кровавый палач, чекист. Среди многих его жертв были и его собственные родители.
Своего отца дед расстрелял за спекуляцию. Его мать, моя прабабушка, узнав об этом, повесилась.

Мои самые счастливые детские воспоминания связаны со старой, просторной квартирой на Новокузнецкой, которой в нашей семье очень гордились. Эта квартира, как я узнал позже, была не куплена и не построена, а реквизирована — то есть силой отобрана — у богатой замоскворецкой купеческой семьи.

Я помню старый резной буфет, в который я лазал за вареньем. И большой уютный диван, на котором мы с бабушкой по вечерам, укутавшись пледом, читали сказки. И два огромных кожаных кресла, которыми, по семейной традиции, пользовались только для самых важных разговоров.

Как я узнал позже, моя бабушка, которую я очень любил, большую часть жизни успешно проработала профессиональным агентом-провокатором. Урожденная дворянка, она пользовалась своим происхождением, чтобы налаживать связи и провоцировать знакомых на откровенность. По результатам бесед писала служебные донесения.

Диван, на котором я слушал сказки, и кресла, и буфет, и всю остальную мебель в квартире дед с бабушкой не покупали. Они просто выбрали их для себя на специальном складе, куда доставлялось имущество из квартир растрелянных москвичей.
С этого склада чекисты бесплатно обставляли свои квартиры.

Под тонкой пленкой неведения, мои счастливые детские воспоминания пропитаны духом грабежей, убийств, насилия и предательства. Пропитаны кровью.

Да что я, один такой?

Мы все, выросшие в России — внуки жертв и палачей. Все абсолютно, все без исключения. В вашей семье не было жертв? Значит, были палачи. Не было палачей? Значит, были жертвы. Не было ни жертв, ни палачей? Значит, есть тайны.

Даже не сомневайтесь!.."
и т.д.

Жёстко, однако! Но финал еще круче:

"... Нам часто кажется, что лучший способ защититься от прошлого, это не тревожить его, не копаться в истории семьи, не докапываться до ужасов, случившихся с нашими родными.
Нам кажется, что лучше не знать. На самом деле — хуже. Намного.
То, чего мы не знаем, продолжает влиять на нас, через детские воспоминания, через взаимоотношения с родителями. Просто, не зная, мы этого влияния не осознаем и поэтому бессильны ему противостоять.

Самое страшное последствие наследственной травмы — это неспособность ее осознать. И, как следствие — неспособность осознать то, до какой степени эта травма искажает наше сегодняшнее восприятие действительности.
Неважно, что именно для каждого из нас сегодня является олицетворением этого страха, кого именно каждый из нас сегодня видит в качестве угрозы — Америку, Кремль, Украину, гомосексуалистов или турков, «развратную» Европу, пятую колонну или просто начальника на работе или полицейского у входа в метро.

Важно — осознаем ли мы, до какой степени наши сегодняшние личные страхи, личное ощущение внешней угрозы — в реальности являются лишь призраками прошлого, существование которого мы так боимся признать?

P. S. В 19-ом, в разруху и голод, мой дед-убийца умирал от чахотки. Спас его от смерти Феликс Дзержинский, который приволок откуда-то, скорее всего с очередного «специального» склада, ящик французских сардин в масле. Дед питался ими месяц и, только благодаря этому, остался жив.
Означает ли это, что я своей жизнью обязан Дзержинскому?
И, если да, то как с этим жить?"

В самом деле - как?

Мастерская

История моей семьи

(повторяю свой пост от 2010 года)

Cегодня съездил на кладбище, где у меня захоронены отец, дед и бабушка. Там удалось пообщаться с дядей (братом отца), который, слава богу, жив, и он напомнил некоторые семейные истории, связанные с войной.

Дед мой, Кондратий Варфоломеич, родом из села Локонское Калужской губернии, из большой старообрядческой крестьянской семьи. С бабушкой Антониной Макаревной, крестьянкой, но вполне традиционной православной ориентации, из-под Твери, познакомился дед, однако, в Москве; он приехал в столицу шоферить, а бабушка (урожденная Гусева) устроилась тут работать на ткацкой фабрике.
Collapse )

Секс в Голливуде