Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Долой юбки! (Новогодние ночи на ТВ)

В 2010-м по сравнению с 2008-м на российском телевидении процесс продолжался, что я с удовольствием и отметил: а именно - бросалось в глаза, что у танцовщиц на сцене уже отменили юбки. То есть юбки укорачивались, укорачивались, превращались в нечто практически эфемерное - и вот попросту исчезли. Вовсе, как класс.

Право, это было очень забавно наблюдать. Мысленно я хохотал, представляя себе, что какого-нибудь "борца за нравственность" середины 80-х, периода "в СССР секса нет", волшебным образом перенесло бы сюда в 2010, прямо перед телеэкраном по время "Оливье-шоу" или "Голубого огонька" на РТР. Что бы подумал несчастный/несчастная? Он бы наверняка решил, что исполнительниц канкана (жуткая непристойность начала прошлого века, фу-у!) выпустили на сцену, ЗАБЫВ выдать им юбки. То есть - в трусах, говоря попросту... Беднягу, наверно, просто хватил бы удар!

А все потому, что процесс продoлжается. Какой процесс? Да тот, о котором я писал 2 года назад, процесс "падения бюстгальтера". Сейчас самое время вспомнить, тем более, что ту самую скандальную "Новогоднюю ночь на НТВ" нынче повторили полностью. Мы вновь имели удовольствие лицезреть дам в одном эротическом нижнем белье или вовсе без оного на одном из главных телеканалов страны...

(далее - текст 2008 года)

Свершилось, словом! О чем бишь я? Да именно об эпохальном событии, которое как-то незаметно (судя по отсутствию должного резонанса) прошло буквально у всех на глазах в самом начале 2008 года; о том, что ГОЛАЯ ЖЕНСКАЯ ГРУДЬ окончательно (можно сказать, официально) стала, так сказать, НОРМАЛЬНЫМ элементом «праздничного наряда» у «широких слоев населения». Так постановило телевидение – а ТВ, как известно, выносит для массового сознания окончательные вердикты, которые обжалованию и пересмотру не подлежат.

Почти уверен, что в будущем именно этим войдет начало Нового 2008 года и сам канал НТВ в различные специализированные учебники: по российской истории, по сексологии и по истории моды. А современники что? Они, как правило, самого главного в упор не замечают, рассуждают о всякой ерунде – о каком-то Медведеве, новых правилах ПДД и тому подобной муре.

По центральному телеканалу НТВ на всю страну в прайм-тайм (если в Новый Год время с полуночи до двух ночи – не прайм-тайм, то что ж тогда такое прайм-тайм?) показывали МНОГО самых разных девушек, общим элементом в убранстве которых являлся «топлесс». Девушки нисколько не смущались, были веселы и раскованны. Камеры, не стесняясь, разглядывали их с разных ракурсов.

Что произошло? Пало ТАБУ. ТВ, конечно, и прежде баловалось «клубничкой», но прежде это все ж были
А) не центральные каналы
Б) не прайм-тайм, а глубокая ночь.

А вот в новогоднюю предмедведевскую ночь голая женская грудь (или, точнее, голые женские груди?) победоносно прорвалась на самый что ни на есть широкий экран; другими словами, она была ЛЕГИТИМИЗИРОВАНА.

Не надо только думать, что я начну сейчас метать молнии праведного «родительского» гнева или же, наоборот, публично захлебываться слюнями. Интереснее, на мой взгляд, просто спокойно, по возможности не распаляя излишне чресла, поразмыслить – что такое явное изменение ОБЩЕСТВЕННОЙ атмосферы сулит нам в будущем?

Мне, как психологу, сразу, конечно, вспомнилась читанная еще в студенческие годы книжка какого-то выдающегося антрополога (чуть ли не самой Маргарет Мид) о племенах, живших в самом глубоком удалении от «цивилизации». Автор описывал, как аборигены-мужчины совершенно искренне не могли понять, с чего вообще их «белые братья» способны испытывать некий совершенно непостижимый интерес к женской груди. С чего? Что в ней может быть интересно МУЖЧИНЕ, особенно взрослому? Они были абсолютно убеждены, младенец – единственный, кому этот предмет может и должен быть интересен…

В той книге такое отношение к грудям объяснялось как раз тем, что в племени не было обычая ничем их прикрывать, и потому тамошние мужские особи к ним… «привыкли» и утратили способность воспринимать как сексуальные объекты.

То есть: по первому впечатлению, кажется, что Падение Бюстгальтера должно означать, в глобальном смысле, повышение уровня сексуального возбуждения в обществе в целом; однако приведенные антропологические данные позволяют предположить, что в долгосрочной перспективе это, наоборот, должно повести к СНИЖЕНИЮ общего уровня сексуального возбуждения…

Окинем с точки зрения «падения покровов» взглядом время с конца Второй мировой Войны, то, что принято называть Новейшим Временем; мы увидим, пожалуй, очень четкую картину того, как в погоне за «повышением общей сексуальной стимуляции» с женщин падают одни покровы за другими – однако жалобы на «снижение сексуального интереса со стороны мужчин» не только не стихают, но и как бы не делаются все громче.

Само «обнажение» нашего Прекрасного Пола пошло снизу – с ног. Пушкин, помнится, в незапамятные времена довольствовался прочувствованными описаниями «ножек», «ножки», причем, как можно понять, обычно имея в виду туфельки и места чуть выше щиколоток. Уже одно это, несомненно, приводило поэта в состояние высочайшего возбуждения (по крайней мере, СПОСОБНО было привести).

Затем – конец 30-х, революция, вызванная изобретением нейлона: наступает время ЧУЛОК. Платье приподнимается, мужчины в сладком упоении гадают, где чулки КОНЧАЮТСЯ…

Потом – эпохальный этап – приходит время мини-юбок (60-е). Ноги открываются почти полностью! Наиболее впечатлительные в первое время сходят с ума (зарегистрированы случаи помешательства), первых модниц в мини за развратное поведение забирают в полицию…

В итоге же, как мы смело можем констатировать с высоты своего "сегодня", что женские ноги постепенно теряют роль сексуального стимула, переходя в разряд обыденности.

Параллельно разворачивается битва за обнажение «верха»: первыми (еще в пушкинские времена) падают плечи (мы помним знаменитые «плечи Элен» из «Войны и Мира» Толстого), торжествует декольте. Груди ПОЧТИ все видны – но как видим, на их окончательное обнажение понадобилось чуть не 200 лет…

Очень долго сопротивляется женский живот. Спина-то «падает» гораздо раньше (глубокие вырезы на спине – еще 19-й век), а вот живот обнажаться не спешит – поначалу даже на пляже. Еще в 60-х НОРМОЙ считаются сплошь «закрытые» купальники – но потом он все ж почти вытесняется под напором торжествующего бикини.

Механизм распространения очередного «новшества» в женской одежде всегда одинаков и идет в одном направлении – в сторону все большего и большего обнажения. Его физиологический смысл абсолютно понятен: в условиях более-менее равномерной «закрытости» тел та женщина, которая решается на «ломку стереотипов» и обнажается чуть больше других, тем самым задействует новый БЕЗУСЛОВНЫЙ сексуальный стимул и, таким образом, получает преимущество в плане «захвата» мужского внимания. Естественно, ее товарки рано или поздно осознают свой проигрыш и также обнажают «новую территорию».

Однако тут уже срабатывает известный механизм «пресыщения при гиперстимуляции»: понятно, что мужские особи не могут находится в состоянии постоянного возбуждения – это вело бы к преждевременному истощению организма. Поэтому организм, получая постоянное визуальное раздражение «сексуальным стимулом», в конечном счете перестраивается и переводит его в разряд «фона». Ситуация снова «выравнивается» - до тех пор, пока пытливый женский ум не решает «освоить» новые «голые рубежи»…

Перед грудью пал как раз живот. Это произошло совсем недавно – где-то в самом конце 90-х – начале 2000-ных. Вы, безусловно, помните эту внезапно обрушившуюся моду – на голый живот, поясницу и – заодно – максимальное открывание бедер. Вмиг появились новые фасоны женских брюк и специфические маечки, «не доходящие до пупа» - совершенно немыслимые еще в начале тех же 90-х. «Срам-то какой!» - как сказали бы не то наши бабушки, но даже и мамы…

Для России эта новая мода оказалась специфически жестокой – ведь несчастные модницы героически старались носить свой «голый животик» даже и зимой. Сам не раз видел в метро в прошлогодние суровейшие (около 30 градусов!) морозы целые парады посиневших женских пупков… Эх!

И вот теперь – последний бастион пал – ГРУДИ. Уже не вырез, не декольте (кого сейчас удивишь декольте?) Просто – ГОЛАЯ ГРУДЬ как таковая. Овал, розовое пятно соска. Получают ли «преимущество» те «смелые», кто обнажит их, перед своими «закрытыми» подругами? (а это неизбежно, если уж по НТВ показывают…)

Первое время – безусловно, да. А как же?

Но в целом надо констатировать, что процесс на наших буквально глазах подходит к своему естественному концу простите, финалу. Просто – снимать больше нечего, пардон за солдатскую прямоту…

И следствие из всего этого – очевидно и довольно печально. Мы слышим о нем в повсеместных стонах женской половины населения: «Мужик нынче не тот пошел… Секс их, скотов, уже почти не интересует… молодой, а уже без «виагры» не может…» и т.п.

Современной женщине в определенном смысле не позавидуешь: в ее распоряжении реально остается совсем немного безусловных сексуальных стимулов – безжалостная мода постепенно переводит все женское тело в разряд «фона». В этом смысле она, как ни странно, гораздо беднее любой своей предшественницы – хоть из 19-го, хоть из 20-го века. И это – при значительно большей степени сексуальной раскованности и, соответственно, потребности в сексе. Возможности УПРАВЛЯТЬ процессом сексуального возбуждения «МУЖЧИН в широком смысле» у современной женщины значительно уже, чем когда бы то ни было прежде.

Где выход? Не знаю. Во всяком случае, уверен, что обрядить всех женщин в хиджабы и попытаться «начать процесс заново» - не лучшая мысль со всех точек зрения.

Но мне показалось забавным показать, что, сточки зрения законов физиологии, нынешний упор на «сексуальность» и «обнаженное тело» в итоге НЕИЗБЕЖНО и ПРЯМО ведет не к увеличению, а, напротив, к стремительному снижению роли и веса секса в жизни. Секс «уходит в фон».

Хорошо это или плохо? Плохо, конечно. Секс – это ведь естественный, «натуральный» элемент человеческой жизни; если его «загнать в фон» - неизбежно на первый план массово полезут искусственные методы «релакса» - экстрим, наркотики, педофилия, гомосексуализм и пр.

Парадокс в том, что элемент «запретности» для НОРМАЛЬНОГО функционирования «сексуального механизма» в обществе, по всей видимости, жизненно необходим. Как его обеспечить, не становясь при этом на пути паровоза?

Вот вопрос!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →