Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Гибель 37-й сд

Работал тут давеча в Пензенской области. Как обычно, завершив основные дела, уселись вечером (точнее, уже почти заполночь) с местными активистами попить чаю "на сон грядущий", заодно поболтать "в целом", "за жизнь". Собеседники подобрались в тот раз замечательные, культурные - то бишь, из "сферы культуры": директор местного краеведческого музея, директор ДК, их помощницы. Все - нестарые еще, очаровательные женщины.

Я, болтая в чашке чайным пакетиком (чтоб быстрее заварился), начал рассказывать, по обыкновению, про свой любимый Магадан. Про низко висящее небо, про постоянный ветер с бухты - летом очень приятный, во все прочие времена пробирающий буквально до костей... Про Трассу, построенную руками з/к: едешь из аэропорта, а тебе меланхолично рассказывают - вот тут слева в 38-м лагерь полностью замерз зимой, полторы тысячи человек вместе с охранниками - очень холодная была зима; вот здесь бунт был знаменитый; а кстати, мы сейчас по костям едем - знаете? Да, плиты для дороги на кораблях привозили, зеки были слабенькие, выгружали все вручную, бывало, какой-то доходяга не выдержит, упадет в грязь - так на него прямо плиту и клали - много их тут таких...

Вот на этом месте меня перебили:

- Да что там Колыма, у нас тут тоже самое!

- Как то же самое?

- Да такая же дорога, Москва - Самара. "Старую" тут немцы пленные строили, так старики рассказывают, что все точно так же: немцев кормили кое-как, многие там прямо в дорожном полотне и "похоронены"...

- И вообще, - задумчиво сказала та, что в обычной жизни работала директором Музея, - у нас же тут места страшные. Вот ж/д станция Селикса - слышали?

Я признался, что нет.

- Тут совсем недалеко, 20 км от Пензы. В 1941 году возле этой станции устроили большой формировочный пункт: сюда собирали, с одной стороны, мобилизованных со всей области, и одновременно - сюда же везли со всей Средней Азии: из Таджикистана, Киргизии, Узбекистана. Мой дед попал в эту мобилизацию - и тоже застрял на этой станции Селикса. Туда всех свозили, выгружали... А условий - никаких. Только пара недостроенных бараков. И чистое поле, точнее - болота вокруг.
Почему-то оттуда долго никого не отправляли, всё "формировали". А тут зима наступила, морозы ударили. А люди-то, особенно те, кого из Азии привезли - все в основном в летнем! Обмундирования выдавали очень мало, почти не кормили, обогреваться тоже было нечем. Огромная скученность, но и чтоб помыться - такого тоже не было. Дед рассказывал: утром из барака вылезешь, решишься на морозе вытрясти полушубок, который ему бабка передала - а снег весь черный, и насекомых туча...
Словом, ту зиму 41-42 гг. мало кто пережил. Особенно южане не выдерживали холода и голода - умирали тысячами. Рассказывают, что в марте 42-го сюда приехал "для проверки" Ворошилов с какими-то чинами из НКВД: они, по легенде, собрали весь комсостав, что был под Селиксой, отвезли их в недалекий карьер и там всех расстреляли.
Ну а умерших закопали в братских могилах, они недалеко от трассы. Там огромные могильники. Всего за ту зиму умерло около 25 тыс. человек - в полном составе 37-я стрелковая дивизия. Даже не сделала ни одного выстрела - погибла вся.

"Да-а, - думал я, обалдев. - Попала дивизия в смертельное окружение в собственном глубоком тылу..."

- Сюда, в область, к нам еще лет 30 после войны люди приезжали - в основном оттуда, с Юга. Искали эту чертову Селиксу. У кого-то брат, у кого-то сын или жених; забрали в армию, все письма - только с этой Селиксы, потом тишина - и извещение, типа, "пал смертью храбрых" или "пропал без вести".

- Скрывали так, - пояснили мне. - Не писать же - "умер от голода в тылу". Все засекретили, а родным стандартные "похоронки" присылали, вроде погиб на фронте... Этим приезжим из Душанбе или Ташкента даже братских могил не показывали - нельзя. Да и сейчас архивы по этой армии в Санкт-Петербурге, они засекречены.

- До сих пор? - удивился я.

- До сих пор.



А вот что удалось мне найти по теме в местной пензенской прессе:

Селиксенские лагеря создавались в спешке и не были готовы принять такое количество новобранцев. Это привело к гибели множества солдат от голода, обморожений и отравлений. По словам очевидцев, солдатам приходилось жить в наскоро вырытых землянках, ходить разутыми зимой, выпрашивать у местных жителей еду.
Информация о том, что на самом деле творилось в селиксенских лагерях, по-прежнему остается засекреченной. По свидетельствам очевидцев, руководящий состав 37 запасной стрелковой дивизии, пользуясь бесправием солдат, расхищал продукты питания и обмундирование с целью их дальнейшей реализации. Этот произвол продолжался до начала 1942 г., пока в Селиксу не прибыла инспекция под руководством Климента Ворошилова...
и т.д.

Жива еще провинциальная пресса!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments