Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

"Если не сможешь быть умничкой", Глава 1.

Об авторе: Росс Томас родился в Оклахома-Сити, во время Второй Мировой войны служил в частях Армии США на Филиппинах. Закончил Университет Оклахомы. Работал репортером, редактором, директором по общественным связям в различных печатных изданиях, на радиостанциях и в государственных организациях. Помогал политическим деятелям в США, Европе и Африке. В настоящее время живет в Вашингтоне.

Росса часто сравнивают с Раймондом Чандлером. Среди других книг Росса Томаса – «Сделка времен Холодной войны», «След от желтой тени», «Городские дураки за нас!», «Дублер».

(Впервые опубликовано в Великобритании в 1974 г.)

Перевод – Рощин А.В.



Глава 1.

Конец света начнется так же, как эта история: телефонным звонком в три часа утра (или ночи?). Звонил Ларри Каллан – тот самый Каллан, который вечно мучается бессонницей и, наверно, считает, что все прочие страдают от того же. Я подозреваю, что именно Ларри будет первым, кто сообщит мне, как обстоят дела в момент пришествия Армагеддона.

Вместо приветствия, вопроса «Как жизнь?» или хотя бы легкого сожаления по поводу близости конца он спросил: «Слушай, как ты насчет того, чтобы пойти поработать на парня, которого боится весь Вашингтон?»

- Мистер Гувер уже умер и похоронен, - сказал я.
- Я имею в виду Френка Сайза.
- О! – сказал я. – Вот кого!
- Что означает твое «вот кого»?

- Ты знаешь Френка Сайза? – ответил я вопросом на вопрос.

- Еще бы мне его не знать! Он – один из моих клиентов. А что – с ним что-то не в порядке?
- Ну… - сказал я, – Ничего, кроме одного: врет он много.
- Пожалуй. Но ведь он всегда приносит извинения, если что. Печатает, знаешь, такие миленькие маленькие опроверженьица…

- «И никому еще от этого не было вреда», - процитировал я. В три ночи язык еле ворочался – я все еще был в отключке.

- Что это? Ты о чем? Что ты там бубнишь? Я не понимаю!

- Да так, кусочек песенки. Ничего больше.

- Какой такой песенки?

- Тема Боба Хоупа, «Благодарю за то, что помнишь…». Он пел ее Ширли Росс в «Большой трансляции» 1938 года. Да, думаю, это был 38-й. Должно быть, нынче он уж сыт ею по горло.

- А это ведь был год твоего рождения! Тридцать восьмой.

- Ну да.

- И ты не становишься моложе…

- О Господи, Ларри! Ты и мертвого заколебёшь!

- А тебе того и надо бы: начать колебаться, шевелиться, подумать, черт возьми, о своем будущем! Если ты не начнешь это прямо сейчас… Ну что ж! Тогда у тебя, приятель, будет бездна времени поразмышлять об этом. Позже – когда уже стукнет полсотни и ты обнаружишь себя где-нибудь под забором, с двумя грошами в кармане и без малейшего понятия, куда бы кинуть кости!

Самому Ларри было как раз 50. И он был, пожалуй, самым успешным инвестиционным консультантом в Вашингтоне. Казалось, к нему стекались все слухи, сплетни и все те, кто так или иначе имел к ним отношение…и, очевидно, большая часть последних становилась его клиентами. При этом он был истинным «порождением Великой Депрессии». Она все еще преследовала его, и он любил, не жалея красок, живописать страдания и муки несчастных оборванцев, оставшихся в преклонные годы посреди улицы с жалкими медяками в кармане (одна монетка в четверть доллара, три пятака и один гривенник). Иногда он добавлял немного пронизывающего ветра или снега.

- И кого же ищет твой Сайз? – спросил я.
- Журналиста, способного собирать конфиденциальную информацию самого деликатного свойства – как раз такого, как ты, - ответил он.

- Но я не проныра-репортер, - сказал я. – Я, скорее, проныра-историк!

- Ты – человек-ищейка! – заявил Каллан. – Федеральная ищейка! А они даже не дали тебе постоянного статуса госслужащего. Ты – простой консультант!

- Консультант, между прочим, на ставке 108 баксов в день! – ответил я. – И, если говорить с точки зрения службы, я самый долгоиграющий консультант в городе. И все время возвращаюсь и возвращаюсь к Камелоту…

- И Билли Сол Эстесу…

- И к аферам Корпуса Мира в Нигерии. Тогда, помнится, мы очень аккуратно запрятали концы в воду.
- И в итоге за 12 лет ты сменил двадцать одно место службы, - тоном резонера завершил Каллан.

- Должностей, Ларри! Служба у меня всегда была одна – во благо моего Президента.

- Никаких социальных гарантий, – забубнил Каллан. – Никакой тебе пенсии. Никакой медицинской страховки! И, кроме всего прочего, твои политики тебя всегда подставляют. Я вообще не понимаю, как ты умудрился выжить в последние четыре года!

- Очень просто! – ответил я. – Я всего лишь откопал несколько мертвяков, в закапывании которых мне приходилось принимать участие. Подобные услуги я могу предложить и следующей администрации… Если она когда-нибудь появится.

- Я думаю, что ты просто обязан поговорить с Френком Сайзом.

- А Сайз упоминал о чем-нибудь интересном – к примеру, о деньгах?

Возникла некоторая пауза.

- Э-э… На самом деле я еще не говорил с Френком.

- А с кем же ты тогда говорил «на самом деле»? – передразнил я.

- Я говорил с Мейбл Зингер. Она – личный секретарь Френка. Ты знаешь Мейбл?

- Да, что-то слышал, - сказал я. – А Мейбл упоминала о чем-нибудь интересном – к примеру, о деньгах?

- По правде говоря, нет. Но она упомянула кое-что еще, - что тебя уж точно должно заинтересовать!

- Что же?

- Ты сможешь работать на дому.

- Ты имеешь в виду – никаких «с 9 до 5»?

- Вот именно.

- Ты уверен?

- Именно потому я тебе и звоню! – заявил Каллан. – Это даст тебе возможность спокойно отслеживать приключения того француза… ну, того, о ком ты постоянно пишешь свои статьи. Как там его имя – Бон- и что-то…

- Бонневиль, - подсказал я.

- Да, Бонневиль! Он ведь, кажется, давненько уж помер, не так ли?

- Да уж около ста лет назад, - ответил я.

Следующая глава


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments