Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Правила поведения на оккупированных териториях


Анни-Фрид Лингстад, солистка АББА... и дочь оккупанта

Длящиеся уже несколько дней бурные дебаты по поводу «проблемы русских учителей на Украине» (или «учителей по-русски на Украине», видимо, так правильнее) – это не только лишь обсуждение пусть вопиющего, но локального случая с якобы «забытыми» или даже «брошенными» в Харьковской области школьными работниками. Тут, очевидно, кроется куда более общая тема, касающиеся многих, а то и каждого из жителей наших двух стран: а как вообще надо вести себя людям, попавшим в оккупацию? В американских фильмах часто используется оборот, который вполне уместен и здесь: как надо вести себя в таких условиях ПРАВИЛЬНО? Чтобы потом свои же не начали кидать в тебя камни, избивать, стричь наголо, убивать твоих детей, обзывать «коллаборантами», а то и просто сажать на 10-20 лет в тюрьму?

Я не зря говорю про граждан ДВУХ стран: Вооруженные силы Украины вышли давеча на госграницу РФ (которую непонятно кто прикрывает) вдоль всей Харьковской области, так что вопрос из сугубо теоретической переходит для россиян и во вполне практическую плоскость. Так спрашивается – как?

Безусловно, самые рьяные «патриоты» ответят не задумываясь со своих диванов в пределах Садового кольца – «Конечно, брать оружие в руки и уходить в партизаны! На худой конец – в подпольщики! Кто не пойдет – предатель, гнида и бандеровец!» Но так скажут или слишком молодые и слабоумные, или совсем уж прожженные скоты, твердо уверенные, что уж их-то чаша сия минует по-любому. Всем остальным понятно, что обстоятельства бывают разные, и требовать, чтобы всё мирное население уходило «в партизаны» по меньшей мере глупо. Есть женщины, дети, старики, есть люди, принципиально не приемлющие насилия, есть просто пассивные, есть те, кто не может бросить без ухода этих самых женщин, детей или стариков. Есть, наконец, люди, которые просто хотят жить, безотносительно к «жила бы страна родная, и нету других забот». Является ли последнее преступлением, причем – преступлением против государства, то есть – самым тяжким?

Вопрос.

Совков пропаганда приучала, что «когда страна прикажет стать героем, у нас героем становится любой». Так ли это на самом деле – совкам было запрещено задумываться. И у нас, вроде бы, уже давно не совок. Или – совок все еще в головах, а значит – он везде?

Советский подход к поведению на оккупированных территориях всем нам ясен – он буквально впитан из книг, фильмов, рассказов про пионеров-героев и др. буквально начиная с детского сада. Его суть – что «истинно советский человек» вообще должен даже в оккупации вести себя так, как будто никакой оккупации нет, и «бить врага при малейшей возможности». Буквально «увидел оккупанта – убей его!» Увидел портрет фюрера-Бандеры-Зеленского – плюнь в него! Подобрал на помойке портрет Путина – отнеси его к городской администрации и приколоти там над входом! Не скажу, что это в корне неправильное поведение – наверно, тот, кто бы так в самом деле себя вел при оккупации – заслуживал бы уважения.

Но это – полбеды. Вторая часть советского канона, прошитая у нас в подкорке, куда хуже: она предполагает, что все, кто ТАК не делает – те по меньшей мере пособники врага, а по чесноку – предатели и изменники. Другими словами, в «почти предателей и изменников» у СССР попадала подавляющая часть тех, кто оказался в оккупации. Недаром в совке почти до самого его конца во всех анкетах для отделов кадров был пункт «Были ли вы или ваши родители в оккупации на оккупированных территориях». То есть советские налагали стигму не только на побывавших в оккупации, но даже на их потомков! И это была вовсе не пустая формальность: ответивших «да» на данный пункт анкеты ограничивали в карьере, с трудом брали на работу, а в некоторые места и сферы деятельности при совке им вообще был путь заказан.

И подлая подмена именно здесь. Совок делал «по жизни виноватыми» перед ним всех попавших в оккупацию – тогда как, если по логике, всё ровно наоборот: это государство безусловно виновато перед своими гражданами, которых оно не сумело защитить и ОСТАВИЛО в оккупации, на милость врага! Это совок, по идее, должен был САМ выплачивать компенсации и каяться перед теми своими гражданами, которые порой ГОДАМИ жили под властью оккупантов, ожидаючи свою Красную армию. Но видите, как он ловко извернулся…

Поэтому я бы сформулировал так: сам факт оставления своих граждан в оккупации на милость врага АВТОМАТИЧЕСКИ снимает с этих граждан все их обязательства по сохранению верности и лояльности данному государству. Те, кто говорят иначе, просто забывают, что государство (так называемая «родина») – это не религиозный символ и не божество, которому все обязаны бездумно и в любых обстоятельствах поклоняться, несмотря ни на что соблюдая установленные им ритуалы. Гражданский договор – двусторонний по определению, это СДЕЛКА: государство требует к себе лояльности (и уплаты налогов), ВЗАМЕН оно гарантирует гражданину защиту и безопасность. Если государство ушло, бросив своих граждан на произвол судьбы – вопли ревности, типа «как он мог, неблагодарный, повесить у себя в кабинете портрет Зеленского, выкинув из него портрет обожаемого НацЛидера!» не принимаются и выдают не что иное, как невероятную наглость.

Повесил портрет Зеленского, поскольку этого потребовали люди в ЧУЖОЙ форме и с автоматами – а людей в своей («нашей») форме, которых можно было бы позвать и потребовать прекратить безобразие, поблизости почему-то не оказалось. ВСЁ. После этого все претензии – побоку.

В норме государство должно возвращаться на освобожденные территории, поджав хвост. Это, понятно, не про РФ и не про Украину – но надо хотя бы иметь представление, как ДОЛЖНО быть. Чтобы знать, к чему стремиться. Потому что это государство виновато перед людьми; это его армия виновата перед людьми; это его спецслужбы виноваты перед людьми – которых они БРОСИЛИ. Сами ушли (сбежали), а люди остались.

Понятно, что вернувшись на территорию, государственные органы должны вернуться к исполнению своих обязанностей – в частности, искать, находить и наказывать преступников – тех, кто разгулялся при оккупантах. Но наказывать за общечеловеческие преступления – за разбой, убийства, пытки, насилие. Но ни в коем случае – не местное самоуправление, не учителей и не врачей! Не за то, что люди ПЫТАЛИСЬ НАЛАДИТЬ ЖИЗНЬ. Путеводная звезда здесь – чувство вины. Если у «государевых людей» есть чувство вины перед теми, кого они освободили – это нормальное государство и нормальные люди. Если освободители начинают вести себя как взбесившиеся скоты, перед которыми все виноваты – это совок.

Все просто. В сущности.
Subscribe

  • Шаг навстречу

    Блин, разбудили ностальгию, напомнили любимую песню детства. И сам фильм! Он, кстати, почему-то не вошел в "обойму", которую все 30 постсоветских лет…

  • Странная мексиканка

    Та самая депутатша. Ну и для разрядки - просто хорошая история. Из Фейсбука: "Летом 1981 года в квартире молодого, но уже супер-успешного…

  • Навальнисты не прошли...

    Мечты, мечты... Однако всего-то 2 года назад было ВОТ ТАК. Осада Центра "ордами Навального" Невероятные какие-то вещи происходят сегодня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 204 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Шаг навстречу

    Блин, разбудили ностальгию, напомнили любимую песню детства. И сам фильм! Он, кстати, почему-то не вошел в "обойму", которую все 30 постсоветских лет…

  • Странная мексиканка

    Та самая депутатша. Ну и для разрядки - просто хорошая история. Из Фейсбука: "Летом 1981 года в квартире молодого, но уже супер-успешного…

  • Навальнисты не прошли...

    Мечты, мечты... Однако всего-то 2 года назад было ВОТ ТАК. Осада Центра "ордами Навального" Невероятные какие-то вещи происходят сегодня…