Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Эрик в стране проигравших большевиков



Вступление
Эрик Уинчелл был чистейший американец. Курчавый, белозубый и темноглазый, с роскошной обаятельной улыбкой и незамутненным взглядом счастливого дитяти. В благословенные "лихие 90-е" работал с ним бок о бок в одной крупной консалтинговой компании (это был ныне несуществующий "Делойт@Туш"), призванной потратить в Москве деньги американских налогоплательщиков на нечто невнятное под названием «поддержка российского предпринимательства». Эрик числился моим помощником – однако получал, подлец, больше меня.

Начальником отдела, в коем я тогда трудился, был Slava – большой добродушный русский дядька, заросший бородой по самые брови и вечно шастающий по офису в шерстяном свитере. Он там смотрелся диковато – в окружении типично американских клерков в непременных костюмах и белых рубашках – но не обращал на это внимания. Больше в отделе никого не было – вплоть до появления Эрика.

Собственно, Slava и взял меня в этот самый отдел – ему понравилось, как я пишу о рекрутерах. Тогда, в 1995-м, что ли, году, рекрутеры были экзотикой, кто они и зачем нужны – практически никто не знал – и потому я со своими познаниями о сем нелегком бизнесе оказался как нельзя кстати в «отделе информационной поддержки российского предпринимательства».

Эрик появился позднее. Причем появился самым удивительным путем для американской фирмы, работающей в Москве – пришел с улицы. Исхудавший, голодный – но так и не растерявший своего фирменного американского оптимизма. По-моему, наши американцы его взяли просто из солидарности; а поскольку не знали, что с ним делать – засунули в наш со Slavoy отдел.
Он оказался советологом. И поэтому довольно неплохо говорил по-русски. Закончил Университет аккурат в 1991 году – и после этого быстро перебрался в «предмет изучения». Своих жизненных планов он никогда не скрывал: Эрик хотел заработать миллион, и как можно быстрей.

Правда, с миллионам дело у него не задалось. Был он лопоух, наивен и жутко ленив. В начале 90-х ни на одном американском проекте он не задержался (с его-то образованием! С его русским!). Правда, начал он почему-то с Украины. Вылетел с какого-то проекта в Запорожье, потом попал в Киев, оттуда перебрался в Москву – и так нигде и не смог укрепиться. В конце концов устроился в только-только зародившееся агентство «РосБизнесКонсалтинг» - переводить биржевые сводки с русского на английский. Но и там быстро сообразили, что переводить табличные значения они могут и сами, силами какой-нибудь девочки с ин.яза – и потому нет смысла платить за это чистокровному американцу.
Вскоре после знакомства Эрик (уже более-менее наевшийся) потряс меня квалифицированным рассказом о московских пельменных. Блестя глазами, он поведал, к примеру, о достоинствах той, что на Пушкинской («там порции большие, и очередей нет!»), а вот пельменную на «Улице 1905 года» он, помнится, отвергал. «Ты представляешь, - говорил он с возмущением, - ты еще ешь, а уборщица тебе тряпкой – шш-ш, шш-ш! И порции маленькие!». А больше всего ему нравилась та, что на Полянке. «Там майонез хороший, - говорил он мечтательно. – Но люди там, это… Очередь, ye!»

Для середины 90-х американец, наперечет знающий все пельменные в Центре (то есть самые дешевые на тот момент заведения общепита) – это была экзотика!
Мы сдружились со стариной Эриком, и дружили года два – пока он не свалил обратно на Родину, так и не намыв себе «золотишка» на нашем сомнительном Клондайке. Мне он всегда очень напоминал героев О’Генри. Этакий современный Энди Таккер – ленивый, веселый и незадачливый. Но частенько он своими высказываниями ставил меня в тупик – напоминая, что такая вещь, как «разница культур», все ж существует.

Эрик и компания Марс
Работником Эрик был, надо сказать, никаким. Первое время я еще пытался пристроить его к какому-нибудь полезному делу – позвонить там, к примеру, и поговорить с потенциально нужным человеком по-аглицки. Эрик выслушивал задание с невозможной внимательностью и тщанием во взоре, много раз переспрашивал – а потом начинал «настраиваться». Сначала «настраивался», потом ему все время что-то мешало – в общем, в итоге я плевал на это дело и звонил сам.
А Эрик то слонялся по необъятному офису, болтая с нашими американцами, то куда-то проваливался, то меланхолично читал журналы. Я вскоре вообще от него отвязался – в конце концов, не я же ему зарплату плачу? Эрик неизменно старательно выводил в еженедельном отчете напротив своей фамилии - Eric Winchell - WORKING HARD... и предавался мечтам о миллионе.
Вскоре, впрочем, он напал на его след – и воодушевился.
Как-то утром он радостно подошел ко мне:
- АлЭксей! (он всегда называл меня так – с ударением на второй слог). Я знаю, как заработать миллион!
- Ура, - сказал я (я, как обычно, заполнял какую-то важную таблицу). – И как же?
- Ты слышал, что в Россию приходит компания «Марс»? Я слышал!
- Да ну, - сказал я. – Ну и что?
- Ты, конечно, не знаешь компанию «Марс», - сказал Эрик. – Откуда тебе знать? Эх… Ты же русский…
- Ну почему же? – обиделся я. – Как это – не знаю? Очень даже знаю! Они делают батончики «Марс» и «Сникерс». Вот!
- Да, - обрадовался Эрик. – Вот именно! «Сникерс». Хи-хи-хи!
Тут Эрик еще раз скорчил неописуемую рожу и опять сказал «Хи-хи-хи!»
Я оторвался от компьютера и посмотрел на него с подозрением.
- Перегрелся, что ли, с утра? Ты чего хихикаешь?
- Это я тебе показываю, - обиделся Эрик. – Сникер – это и есть «хихикать» по-Вашему. Вот так.
И он в третий раз показал – Хи-хи-хи!
- А, - успокоился я. – Но миллион-то тут при чем? Ты собираешься торговать батончиками? Опоздал! Их уже давно никто не ест.
- АлЕксей, ты не понимаешь! – возбужденно сказал Эрик. – Они тут завод собираются строить. У вас… Сейчас скажу: в Ступино!
- Красота! – сказал я. – Это под Москвой, я знаю. И ты что, собираешься наняться на стройку? Учти – много тебе не дадут, хоть ты и американец.
- Ты дурак, АлЭксей! – важно заявил Эрик. – Я закончил Университет в Олбани – чтобы я еще таскал эти… да, кирпичи! Я займусь Insect control!
- Чем-чем?!
Мой английский и тогда оставлял желать лучшего, так что я лишь с третьего раза понял, что имел в виду Эрик.
- Блин, насекомые?! Какие еще насекомые?
- Ты не понимаешь, - сказал Эрик, который просто на глазах раздувался от важности. – Это у вас тут, у русских – все тяп-ляп. А солидная американская фирма, когда делает завод, всегда заботится об insect control. Без этого она НЕ МОЖЕТ! Я знаю!
- Но ты-то тут при чем? Неужто советологов еще и этому учат? Какое, однако, разностороннее образование!
- При чем здесь советология? – возмутился Эрик. – Просто у меня есть отличные друзья в Нью-Йорке…
- Эрик, - начал я ему втолковывать, - да побойся бога! Какой еще insect control в Ступине? Там тебе что, джунгли?
Теперь не понял Эрик.
- Jungle! – вспомнил я английское слово. – Stupino is not in the jungle! Understand?
- Ты не понимаешь, - горячо зашептал Эрик. – Это ж огромный проект! Mars вкладывает 100 миллионов, не меньше! А то и 150! Они отстегнут на insect – и сами не заметят! Считай, что первые 100 тысяч у нас уже в кармане. Надо им только предложить…Я и тебя могу взять в дело, - неожиданно заключил он.
- Да? И что ж я там буду делать? Бегать вокруг с мухобойкой?
- Нет, - смутился он. – Ты мне помоги написать Proposal…
В общем, Эрик еще месяца два переписывался через мой компьютер с какой-то конторой в Америке. И даже прорвался на встречу с неким высокопоставленным менеджером «Марса». Одно время ходил окрыленный, потом как-то сник.
Через два месяца он с грустью сказал мне:
- АлЭксей, ты, наверно, расстроишься. Оказывается, наши фирмы не всегда соблюдают американские стандарты в России. Это ужасно. Они мне сказали, что им не нужен insect control!
- Не расстраивайся, - попробовал я его утешить. – Может, они тебя обманули, и просто наняли кого-то другого для борьбы с насекомыми?
- Нет, - горестно покачал головой Эрик. – Я предлагал им всего за миллион. Кто ж согласится в этом диком Ступине работать за меньше?
Эрик совсем понурился своей курчавой головой. И был мрачен ровно до завтра. Просто он не умел долго унывать. Тем более, что у него созрел другой план быстрого обогащения…

Эрик и анекдоты
Вот, кстати, вспомнил еще кое-что о старине Эрике Уинчелле. Был у меня такой друг-американец. Лопоухий, веселый, чем-то похожий на Энди Таккера из рассказов О'Генри. На самом деле он был, возможно, нетипичным американцем: то есть в нем не было ни капли деловитости, специфического американского трудоголизма. Скорее, он был типичный лоботряс, мечтающий как-нибудь быстро и без усилий разбогатеть на миллион долларов. Тем забавней было то и дело наталкиваться в общении с ним на явные культурные различия.

Вот, скажем, случай. Сидим в офисе, Эрик мне что-то рассказывает. Внезапно я его - как оно у нас принято - перебиваю (не помню уж, по какому поводу):

- Стой! - говорю я радостно и с большим воодушевлением. - По этому поводу есть замечательный анекдот!
(и, натурально, готовлюсь рассказать анекдот). Эрик, однако, реагирует крайне нервно:
- Не надо!
- Что "не надо"? - удивляюсь я.
- Не надо анекдота!
- Как это? Как - "не надо анекдота"?!
- А вот так, не надо!
Эрик непреклонен.
- Да ты послушай только, - настаиваю я. - Правда, смешной анекдот. Я буду медленно рассказывать. Тебе понравится!
- НЕ НАДО! - взрывается Эрик. - Что это у вас, у русских - с кем ни говоришь, постоянно - "а вот, кстати, анекдот". Какой еще анекдот?! При чем здесь анекдот? Мы ж о деле говорим!
Я ошеломлен.
- Но, Эрик... Это ж к месту... Будет смешно...
- Да не надо, чтоб было смешно! - говорит этот лоботряс. - Что вы все веселитесь, когда надо работать?!
Я шокирован.
- Да-аа... - тяну я. И добавляю мстительно.- Какие-то вы, американцы, все бездуховные... Не зря так про вас говорят...
- Да, - заявляет этот охотник за миллионом. - Нам некогда. Нам надо make money!
И ведь так, сволочь, и не дал рассказать анекдот. Я хотел - из принципа - как-нибудь потом его ввернуть. Но уж забыл, естественно...

Эрик и маленький медведь
Мой американский друг Эрик довольно сносно говорил по-русски. И очень этим обстоятельством гордился. Мол, русский - это язык тяжелейший, а он в своем Университете в Олбани (штат Нью-Йорк) был одним из первых учеников!
И вот как-то был он у меня в гостях, кажется, на дне рождения. Народу много, все галдят, болтают - т.е. вечер уже вышел из стадии "сидим за столом" и перешел в стадию "пообщаемся по интересам". Эрик важно восседает в центре самой большой кучи народу - как же, живой американец все-таки. К тому же молодой, красивый - девки все в интересе. Но Эрик держится важно - только улыбается своей голливудской улыбкой. Про Америку рассказывает - как тяжело общаться с американскими женщинами. Так тяжело, что он якобы от них и сбежал сюда - в Россию.
Кто-то включил телевизор без звука, и там на экране - мультик про Умку.
- О! Какой забавный маленький медведь! - машинально произносит Эрик (по-русски).
- Нет, Эрик, - встревает какая-то девица, радуясь возможности привлечь его внимание. - По-русски правильно сказать - не "маленький медведь", а...
- ТИХО!!!! - страшно кричит вдруг Эрик. От неожиданности замолкают все - и те, кто сидел рядом, и вообще все гости. В комнате устанавливается почти гробовая тишина. Но Эрик не обращает внимания - он весь поглощен, весь в работе мысли. Только бормочет, как сомнамбула:
- Тихо! Я знаю... I know... Маленький медведь, маленький медведь... Little bear...
Все замерли, все взгляды на него.
Внезапно лицо Эрика озаряется широчайшей, поистине детской улыбкой. Он вспомнил! В полной тишине он с чувством, почти нараспев, горделиво произносит:

- МЕДВЕДИЧКА!

Сам Райкин или даже Петросян гордились бы эффектом: весь зал, как говорится, лёг.

Эрик, девушки и Ха-Ха-Эс
Ехали мы как-то с моим американским приятелем Эриком на троллейбусе мимо "Ударника" по каким-то тогдашним консультационным делам. (напомню, что Эрик Уинчелл - мой старый американский друг, веселый парень без царя в голове, по всему - этакий Энди Таккер, сошедший со страниц О'Генри прямо на суматошную российскую постперестроечную землю; по образованию Эрик был советолог и приехал к нам сразу после 1991 года, надеясь сделать здесь свой первый миллион. Как и Энди Таккер, Эрик непременно сделал бы свой миллион - если б не был так же лопоух, ленив, наивен и по-детски непосредственен).
Дело было в середние 90-х. Мой как всегда словоохотливый напарник трепался без умолку, заставляя весь троллейбус поневоле прислушиваться к своему чудн́ому американскому акценту. В тот раз, помнится, рассказ шел о его сложных взаимоотношениях с русскими девушками.
- Я не могу с ними разговаривать, Ал́эксей!, - говорил он мне, блестя своими выразительными, почти черными глазами. - Они ничего не знают!
- Как не знают? - удивлялся я, прихлебывая из бутылки "Фанту".
- Да, вот, подумай - я с такой вот гуляю по Москве, и спрашиваю - а ты знаешь, как эта улица называется? А она хлопает глазами - "не знаю"!
- Ай-яй-яй! - сочувственно говорю я.
- Я говорю - хорошо! - продолжает, горячась, Эрик. - Тогда я сам говорю - это улица Солянка. А ты знаешь, почему она так называется?
- Что, опять не знает?
- И этого не знает! Я, из Америки, лучше знаю, почему у нее улицы в городе называются так, как они называются! Я ей объясняю - а она ничего не знает!
- Может, приезжая? - вяло интересуюсь я.
- Нет, Алэксей! - трагически вздыхает Эрик. - Она из Москвы! И папа из Москвы, и мама...
- Да чего с ней об улицах-то говорить? - спрашиваю я. - Ты бы повел ее к себе...
- Э-э, нет! - грозит мне пальцем Эрик и хитро улыбается. - Я что, дурак?
- Почему?
- А то я не знаю, что там будет дальше! Я ВСЁ знаю! - тут Эрик забавно морщится и начинает говорить тонким, кокетливым голоском, явно передразнивая некую свою пассию. - "Ой, ты знаешь, Эрик - мне кажется, что я немножко беременна! Ой, а ты знаешь - у нас будет ребенок. Ой, а мы ведь поженимся, милый? Ой, а я бы хотела познакомиться с твоими родителями? Ой, а как же я буду рожать здесь, где такие ужасные врачи?! Милый, мы же поедем рожать в Америку - там такие хорошие роддома! Ой, а моя мама ведь тоже поедет со мной - ведь мне без нее будет так плохо! Ой, а ведь с мамой должен поехать и папа, и мой дядя... Эрик, а когда же ты станешь работать в Америке - здесь так хорошо, и мне нужен дом...."
- Эк у тебя все продумано! - только и сумел сказать я, подавленный грандиозностью картины Эрикова будущего.
- А зачем мне возвращаться в Америку, несоленого поев? Ведь так это по-русски, да? - Эрик аж приосанился, поскольку всегда очень гордился своим знанием русского.
- Несолоно хлебавши, - машинально поправляю его я.
Тут в окне троллейбуса проплывает тогда еще недостроенная громада Храма Христа Спасителя, в просторечии Хахаэса. О ту пору каждый интеллигентный москвич при виде сего бетонного памятника лужковского православия считал своим долгом ритуально плюнуть и пробормотать "пару ласковых". Не стал исключением и я. На миг отвлекшись от Эриковых переживаний по поводу меркантильных москвичек, я сказал с чувством:
- Вот ведь построили, блин, уродство! Наотмывали, сволочи, денег! Куда такого громилу, а?
Вопрос, собственно, не предполагал ответа. Однако вдруг Эрик как-то подобрался, стал крайне серьезен и и не без некоторой торжественности изрек:
- ТЫ ЧТО?! Это надо строить!
_ Да брось ты! - отмахнулся я. - Кому он нужен-то?
Эрик стал серьезен просто как миссионер в кругу раскрашенных чингачгуков: он расправил плечи, проднялся и для пущей убедительности даже поднял вверх палец. В полупустом троллейбусе на него уже оглядывались - но он обращал внимания.
- Это очень важно: ведь это же АКТ ПОКАЯНИЯ!

Я чуть не подавился "Фантой".

- Что-о? Да ты совсем осатанел, советолог чертов! Научили вас, подлецов, на нашу голову!
- Ты не прав, Ал́эксей, - скорбно качает головой Эрик.
Дальнейшую часть пути до места мы проделываем в молчании.
Subscribe

  • О Мировой Жабе

    Прошлый пост-цитата был от бывшего "яблочника"; а вот похожие мысли с другого берега - от бывшего, наоборот, видного единоросса (и просто умного…

  • Путин как Малый Сатана

    Вот хороший текст Вадима Гончарова, под которым вполне можно подписаться. "О российских выборах всерьёз. Аятолла Хомейни когда-то заявил, что СССР…

  • Нет ковидному террору

    Лично для меня эти выборы - первые за долгое время, имеющие прямой и отчетливый, насущный политический смысл. И речь тут не о Путине и не о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • О Мировой Жабе

    Прошлый пост-цитата был от бывшего "яблочника"; а вот похожие мысли с другого берега - от бывшего, наоборот, видного единоросса (и просто умного…

  • Путин как Малый Сатана

    Вот хороший текст Вадима Гончарова, под которым вполне можно подписаться. "О российских выборах всерьёз. Аятолла Хомейни когда-то заявил, что СССР…

  • Нет ковидному террору

    Лично для меня эти выборы - первые за долгое время, имеющие прямой и отчетливый, насущный политический смысл. И речь тут не о Путине и не о…