Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Пределы власти и передел мира

Блестящая, очень интересная статья некоего Ростислава Капелюшникова (первый раз слышу, но он крут!) на самую важную тему современности и будущего: о том, что такое либерализм. Автор там еще приводит поразительную, много объясняющую цитату из Шумпетера: "Враги либерализма в Америке сделали ему высочайший, хотя и непреднамеренный комплимент, решив присвоить себе его имя". ТакЪ! И еще цитата - на этот раз из Хайека: "Понятия демократии и либерализма отвечают на разные вопросы: первое – на вопрос об источнике власти, второе – на вопрос о ее пределах".

Сама статья:

"Не без колебаний и не без некоторого внутреннего сопротивления я все-таки принял любезное приглашение организаторов подключиться к Дискуссии, идущей на площадке Либеральной миссии. У моей неуверенности в правильности этого шага есть две причины.

Причина первая: мое представление об основных источниках риска в сегодняшнем мире явно расходится с представлениями большинства, а, возможно, даже всех участников Дискуссии. Я склонен усматривать эти риски не столько в «материальном» мире, сколько в мире идей. Мне кажется, дело не только и не столько в характеристиках тех или иных «объективных» процессов (информатизации, роботизации, миграции, росте неравенства и т.д.), сколько в состоянии умов. Герой одного рассказа Евгения Попова любил повторять: «Жизнь разнообразна и все может быть». Глядя на то, что представляют собой сегодня публичные интеллектуалы на Западе, начинает казаться, что может быть действительно все, – например, что через несколько десятилетий мы станем свидетелями полной и окончательной победы идей социализма и что тогда уже ничто не помешает их сторонникам установить жесточайшую интеллектуальную диктатуру.

Традиционно «либерализм» в американском (извращенном) значении этого слова был против свободной конкуренции на рынках товаров и факторов производства, но был за свободную конкуренцию на рынке идей – за свободу слова. Сегодня, кажется, даже этого про него сказать нельзя: достаточно вспомнить о политкорректности или политике идентичности. Опросы общественного мнения в США показывают, что 80% американцев выступают против практики политкорректности, но ведь это не помешало оставшимся 20% навязать ее всему обществу как обязательную норму. Да так, что малейший шаг в сторону ведет к мгновенной социальной смерти. Без всяких разъяснений, наверное, понятно, кто именно сидит в тех самых 20%, обладающих дискурсивной властью над умами людей. Не знаю, как там насчет современной демократии и куда она идет, но то, что нынешнему социально-политическому устройству развитых стран вполне подошло бы имя «эпистократии» (т.е. правления носителей знания), у меня сомнений нет.

Посмотрим на соотношение между сторонниками Демократической и Республиканской партий (условно: сторонниками левых и нелевых идей) в американских университетах: историки – 35:1, журналисты – 18:1, психологи – 17:1; юристы – 9:1, экономисты – 5:1 (еще десять лет назад было 2,5:1). Все социальные дисциплины уверенно движутся в сторону полной идеологической гомогенности, а некоторые уже успешно ее достигли. Отсюда реальная перспектива отмирания конкуренции идей внутри академии и даже введения в ней серьезных ограничений на свободу мысли. Идеологический диктат – хорошо просматриваемое будущее, которое выглядит не слишком радужно (если, конечно, вы не левый интеллектуал).

В этом контексте феномен Трампа может прочитываться как вызов эпистократии, брошенный ей тогда, когда, казалось бы, уже ничто не могло поколебать ее позиций. Чтобы убедиться, что это так, достаточно взглянуть на тех, кто больше всего потерял от прихода к власти Трампа. Это даже не Демократическая партия, а вашингтонская бюрократия, мейнстримные медиа и университетская профессура, одним словом – эпистократы[1].

Другая причина моей нерешительности связана с характером самого обсуждения. Вопрос (риторический): может ли дискуссия, участники которой заявляют, то «Барак Обама -лучшее, что смог сделать либерализм», что «основное направление либерализма – социал-демократия», что либерализм – «элитарная доктрина» и что его суть «в равном доступе к политической власти», быть рациональной? Какой смысл в диалоге с теми, кто испытывает влечение к терминологическим перверсиям? Какой прок от обсуждения, где белое называют черным, а черное белым или даже и черное и белое – черным?

Некоторые участники Дискуссии доходят до того, что даже позволяют себе всерьез рассуждать о «неолиберализме» – этом ковбое Джо, о котором все говорят, но которого никто не видел. Как всем хорошо известно, ежегодно о нем выходят сотни книг и статей, но людей, которые бы сами называли себя «неолибералами», в природе почему-то не отмечается: их нет физически. То, что разоблачения «неолиберализма» звучат теперь и на площадке Либеральной миссии, придает ситуации особую пикантность. Вообще говоря, находясь в гостях как-то не принято крыть матом хозяев, а ведь «неолиберализм» – это самая настоящая поносная кличка, пущенная в оборот латиноамериканскими левыми интеллектуалами в 1970-х гг. специально в пейоративных целях. Никакого устойчивого предметного значения у нее никогда не было. Она всегда использовалась и продолжает использоваться исключительно для поношений: читаем: «неолиберал», понимаем: «моральный урод». (Приставка «нео» прямо указывает на то, что это некий ублюдочный либерализм, либерализм-бастард).

В подобных условиях, полагаю, мне лучше воздержаться от каких-либо комментариев по центральному пункту Дискуссии о судьбах либеральной демократии. Ограничусь лишь парой отсылок к классикам. (Согласитесь, чем заниматься самодеятельностью и плодить сущности, иногда бывает лучше взять и обратиться к истокам.) Поклонникам идеи «социал-демократии как высшей стадии либерализма» я бы хотел напомнить замечательное высказывание Й. Шумпетера о том, что враги либерализма в Америке сделали ему высочайший, хотя и непреднамеренный комплимент, решив присвоить себе его имя (слово «враги» выделено мной, не Шумпетером). А в связи с попыткой сведения либерализма к «равному доступу к власти», я хотел бы напомнить слова Ф. Хайека (надеюсь, на площадке Либеральной миссии это уместно) о том, что понятия демократии и либерализма отвечают на разные вопросы: первое – на вопрос об источнике власти, второе – на вопрос о ее пределах. Иными словами, либерализм – это прежде всего рассказ о том, куда государству хода нет и не должно быть..." и т.д.
Subscribe

  • Вакцины: нет ответа на вопрос зачем

    В каких штатах США сохраняется масочный режим (ответ - ни в каких) Я, кстати, как раз интеллектуал и человек свободной профессии - правда, ни…

  • У Грудинина опять отбирают клубничку

    И вот еще: сегодня объявили, что ЦИК - со второй попытки - лишил все-таки Грудинина, знаменитого "клубничного короля" из Подмосковья, регистрации…

  • Яндекс.Цензор и Вадим Ольшевский

    Что-то давненько у меня тут не было рассказов моего любимого математика из Америки Вадима Ольшевского, - спохватился я. И решил это упущение тут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Вакцины: нет ответа на вопрос зачем

    В каких штатах США сохраняется масочный режим (ответ - ни в каких) Я, кстати, как раз интеллектуал и человек свободной профессии - правда, ни…

  • У Грудинина опять отбирают клубничку

    И вот еще: сегодня объявили, что ЦИК - со второй попытки - лишил все-таки Грудинина, знаменитого "клубничного короля" из Подмосковья, регистрации…

  • Яндекс.Цензор и Вадим Ольшевский

    Что-то давненько у меня тут не было рассказов моего любимого математика из Америки Вадима Ольшевского, - спохватился я. И решил это упущение тут…