Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Армия как социальный аутсайдер

(начинаю наконец выполнять свои обещания, данные еще две недели назад. Продолжаем размышлять о современной российской армии, см. АНОНС!)


Тезис, вынесенный в заголовок, выглядит довольно эпатажно. Когда я впервые затронул его в предыдущей статье, некоторые читатели вежливо крутили пальцем у виска – мол, как же так? А миллионы под ружьем? А танки, пушки? А самолеты, которые, помнится, не так уж давно тогдашний вице-президент России слезно молил «разбомбить Кремль» (они, правда, все ж не послушались). Но ведь, значит, теоретически могли и разбомбить, не так ли? Где ж «слабость»?


Личный опыт
Позвольте, однако, для начала, как обычно, поделиться своими личными армейскими впечатлениями. Двадцать с гаком лет назад служил я (рядовым) в ракетной части аж на Кольском полуострове. И раз в 2 года этой части полагалось выезжать на учебные стрельбы – аж в Казахстан. Ехали мы туда, естественно, по железной дороге. Прикинув расстояние, я ожидал, что ехать придется долго – суток трое, не меньше. Хотя и сомневался – может, и быстрее получится? Все ж – воинский эшелон. Вспоминались знакомые с детства обрывки всяких книг и фильмов о войне – «военный литерный», «пропустить воинский эшелон!» и т.п.
Каково ж было мое удивление, когда наш командир объявил – ехать будем 12 дней! И то, - с явным сомнением добавил он, - если получится…
Его опасения оказались не напрасны: и туда, и обратно наш эшелон шел 2 недели! Т.е., фактически мы, солдаты, провели месяц в пути! А как же «литерный»? А вот так – объяснили мне. Это в войну – «литерный», то есть все гражданские поезда обязаны уступить дорогу военному, и он мчится без остановок. В мирное же время военный эшелон – «литерный наоборот»: то есть он, наоборот, уступает буквально ВСЕМ и едет всегда последним.
Другими словами, мы гораздо больше стояли, чем ехали; и впрямь – куда солдату торопиться? «Солдат едет – служба идет…»
Мне кажется, что этот памятный мне образ УСТУПАЮЩЕГО ВСЕМ воинского эшелона, груженого страшным (хотя и по большей части полуисправным) оружием и изнывающими от безделья солдатами – больше, чем просто частное воспоминание. Трюх-трюх – едем в голую степь. Там высадимся в чистое поле, постоим, вымерзнем до костей, сделаем пару ПУСКОВ – и так же, «малой скоростью», двинемся назад. Будни армии…
Думается, что многие, рассуждая о МОЩИ Армии, неосознанно делают ошибку, путая собственно армию и ВПК. ВПК в милитаризованном государстве, каким, безусловно, был Советский Союз, действительно представлял собой мощную силу – прежде всего потому, что именно там крутились основные деньги, фонды, туда было направлено основное внимание «партии и правительства».
Собственно же армия оставалась на этом празднике жизни скорее пасынком. Причина, в общем-то проста и очевидна, это проблема любой армии в мирное время: она ведь, собственно, НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ. ВПК трудится, не покладая рук, осваивает бюджеты, двигает научно-технический прогресс, соревнуется с западными конкурентами – а армия не торопясь «ездит на стрельбища». Полмесяца туда – полмесяца обратно. НЕИНТЕРЕСНО. Невоюющая армия в привыкшем к миру обществе – по определению аутсайдер.
Но кроме этого, была и еще одна весьма неблагоприятная для Армии в ее нынешнем виде комбинация причин, сделавшая Армию именно в глазах масс, обывателей крайне непонятным и почти маргинальным институтом.

Армия как Шурик
На протяжении большей части советской и постсоветской (российской) истории новейшего времени армия существовала в атмосфере старательно культивируемого всеми пропагандистскими мощностями государства миролюбия. «Мы за мир», «Миру – мир», «Мы стоим на страже мира!» Конечно, можно указывать на вполне лицемерный и даже двусмысленный характер этих лозунгов. Скажем, «стоим на страже мира» - это что ж, ВСЕГО мира? Ничего себе заявка…
Однако очевидно, что тотальная пропаганда всегда вбивает в головы населения прежде всего ПЕРВЫЙ, самый явный смысл, и в атмосфере тотального информационного прессинга полутона, как правило, не различаются. Население как СССР, так и РФ убеждено и остается в убеждении, что Армия нам нужна исключительно как защита от внешней агрессии, но сама она – никогда и ни в коем случае не агрессор. (Даже там, где она выступала как явный агрессор – скажем, в Афганистане – это подавалось пропагандой как некая «защита»; от кого? От Америки, конечно же!)
В итоге армия для массового сознания превратилась в некий аналог ночного сторожа. А ведь сторож – это в принципе довольно малопочтенное занятие с точки зрения большинства – особенно в том случае, если прямой угрозы «складу» не ощущается. Пожалуй, архетипический с точки зрения массового сознания «сторож» выведен в Новелле Третьей «Приключений Шурика»: это или дородная бабка, замотанная в полушубки, или незадачливый студент-очкарик. В общем, оно, может, и весело – но не шибко серьезно, и уж на МАЧО (с чем всегда привычно ассоциировались военные) не тянет…

БОМБА-защитница
Однако, самое страшное для Армии – не это. Мне кажется, что военными идеологами, продвигавшими «позитивный образ Армии для населения», так и не был до конца понят и по достоинству оценен феномен Бомбы. Атомной, конечно же. Работа велась и ведется по старинке, еще сталинского образца: «Будь готов к труду и обороне!», «Есть такая профессия – Родину защищать» и т.п. Как будто Бомба – это чисто военный феномен, на интерес людей к Армии никак не влияющий.
Между тем сама по себе Бомба, с ее огромной разрушительной силой, способностью сметать с лица земли целые города, непонятной для большинства, но смертоносной РАДИАЦИЕЙ, страшным «грибом» и прочими видеоэффектами – это мощнейший фактор воздействия на сознание и ПОДсознание хоть подготовленного, хоть и не подготовленного обывателя. Военными (что понятно, но непростительно) идея Бомбы в современной войне осваивается (и подается населению, скажем, на уроках ГО) с их, военной точки зрения: куда ползти, какой «поражающий эффект» и т.п. Военные (от полковника и выше) любят иной раз порассуждать о «премуществах и недостатках ядерных ударов», «степени защиты бойца в танке» и т.д.
Между тем население, не связанное с военными, делает из сопоставления виденных не раз на улице «солдатиков» в замызганных гимнастерках и виденного по телевизору Страшного Гриба свои выводы: попросту решают, что «нас защищают не ЭТИ, а ОНА».
Из общения с военными лично я для себя сделал вывод, что они, как правило, склонны преуменьшать эффект от применения ядерного оружия, «в идеале» рассматривая его «ну, как еще один возможный фактор ведения боя». Возможно, это профессиональное, возможно, тут наблюдается такая форма психологической защиты: нельзя же, в самом деле, признать, что после применения ядерного оружия все прочие освоенные тяжким трудом виды оружия теряют всякий смысл!
Однако население этих военных предрассудков лишено – и оно уже давно поставило на Бомбу. Вопрос, обращенный к населению, вполне можно сформулировать так: кто, по-Вашему, НА САМОМ ДЕЛЕ защищает нашу страну от всевозможных агрессоров – Армия или Бомба? Я полагаю, что ответ будет практически однозначным: БОМБА!


Ядерный Апокалипсис
И, наконец, третья составляющая – бесчисленные пугалки типа «В ядерной войне не может быть победителей», на которые была горазда машина советского агитпропа. Кампания по разъяснению последствий «Ядерного Апокалипсиса» велась у нас в стране всегда очень широко. Я думаю, она вполне достигла своей цели – то есть даже «жители малых городов и поселков» в массе своей не сомневаются, что «в ядерной войне победителей не будет», то есть – уверены в губительности ядерного конфликта для всего человечества. «И встанет гриб лиловый, и кончится Земля», - как пел совсем неофициальный бард Городницкий в полном, однако, соответствии с концепцией советской пропаганды (и, оговоримся, В ДАННОМ СЛУЧАЕ – с реальным положением вещей).
Что же мы получаем «в сухом остатке»? Как выглядит место и роль Армии с точки зрения рядового советского (а впоследствии – и российского) обывателя (который, заметим, из своих «недр» и должен эту самую армию постоянно «подпитывать»)?
Получаем, что, во-первых, Армия у нас – это «армия-сторож», Она по определению ПАССИВНА, «стоит, ждет нападения». Нападать, правда, никто не нападает уже лет 30 (40, 50 – годы-то идут..). А БУДУТ ЛИ нападать?
Нет, не будут; но не потому, конечно, что у нас такая вот Армия – а потому, что у нас есть БОМБА. Точнее, МНОГО БОМБ. Зачем при БОМБАХ еще и Армия – не совсем понятно; но наверно, Армия их и охраняет – от несанкционированного нападения каких-нибудь «коммандос». То есть, если разобраться, картина такая: Армия охраняет Бомбы, а Бомбы охраняют всех нас.
Но эта «охрана», что парадоксально, не создает у людей чувства безопасности; жить под охраной Бомбы НЕКОМФОРТНО – ибо известно, что Бомба УБЬЕТ ВСЕХ. В этом, я думаю, главный парадокс армии нашего века: нет «сени дружеских штыков», есть ГАРАНТИЯ ВЗАИМНОГО УНИЧТОЖЕНИЯ. То есть «ощущение безопасности» здесь подразумевает угрозу жизни этого самого обывателя.
Психологически можно проиллюстрировать порождаемое ситуацией чувство так. Допустим, есть некий маленький мальчик, который боится, что его будут бить некие хулиганы. Конечно, он будет очень благодарен некоему Сильному Дяде, который твердо пообещает защищать его от хулиганов! Однако этот Дядя громко обещает, что он, если увидит, как хулиганы нападают на Мальчика, УБЬЕТ ВСЕХ.
Мальчик понимает, что хулиганы тоже, как и он, боятся Дядю. Но будет ли он испытывать к этому своему Защитнику теплые чувства? Будет ли он его ЛЮБИТЬ?
Сделаем еще одну, последнюю «выжимку» из вышесказанного: обыватель считает Армию во многом неоправданно большим придатком к Бомбе; Бомбу он в глубине души боится и старается по возможности вообще о ней не думать (как все мы стараемся в максимальной степени избегать мыслей о смерти).
Итого: на поверхности в обществе – сомнение в полезности Армии как таковой; если «копнуть» глубже – мы обнаружим неприязнь. И получается, что проблему нам никак не решить только ВНУТРЕННИМИ РЕФОРМАМИ. надо как-то очень глобально
а) переосмыслить место армии, ее роль в обществе
б) донести это понимание до населения
Иначе все усилия разобьются именно об эту, даже плохо осознаваемую НЕПРИЯЗНЬ общества. Каким должно быть главное направление работы? Я думаю, главное - это УЙТИ ОТ ВЛАСТИ БОМБЫ. Армия должна определить свое место относительно ОМП, стать ДОБРЫМ и НЕЗАВИСИМЫМ защитником! (2006)

Subscribe

  • Вакцины: нет ответа на вопрос зачем

    В каких штатах США сохраняется масочный режим (ответ - ни в каких) Я, кстати, как раз интеллектуал и человек свободной профессии - правда, ни…

  • У Грудинина опять отбирают клубничку

    И вот еще: сегодня объявили, что ЦИК - со второй попытки - лишил все-таки Грудинина, знаменитого "клубничного короля" из Подмосковья, регистрации…

  • Яндекс.Цензор и Вадим Ольшевский

    Что-то давненько у меня тут не было рассказов моего любимого математика из Америки Вадима Ольшевского, - спохватился я. И решил это упущение тут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Вакцины: нет ответа на вопрос зачем

    В каких штатах США сохраняется масочный режим (ответ - ни в каких) Я, кстати, как раз интеллектуал и человек свободной профессии - правда, ни…

  • У Грудинина опять отбирают клубничку

    И вот еще: сегодня объявили, что ЦИК - со второй попытки - лишил все-таки Грудинина, знаменитого "клубничного короля" из Подмосковья, регистрации…

  • Яндекс.Цензор и Вадим Ольшевский

    Что-то давненько у меня тут не было рассказов моего любимого математика из Америки Вадима Ольшевского, - спохватился я. И решил это упущение тут…