Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Колония Навального как образец Системы

Промышленное производство подлецов




Итак, в продолжение нашей темы самоуважения, перейдем, наконец, к теме совка. Совок, как я уже показывал в предыдущей своей книге, последовательно разрушал у своих граждан эмпатию – способность сопереживать, чувствовать эмоции других людей. Ему было это необходимо, поскольку именно эмпатия лежит в основе солидарности, а солидарность порождает совместные коллективные действия «низов» против «верхов» - чего в совке боятся пуще огня.

Эмпатия, таким образом, враг совка. Однако едва ли не еще больший его враг – самоуважение. Человек без самоуважения, согласно данному ранее определению, это подлец; и вот именно на серийное производство подлецов работали в совке целые государственные институты, прежде всего – армия и тюрьма. Почему подлецы так важны для функционирования советского государственного механизма?

Причина очень проста: советский строй – строй по определению очень бедный, скудный, он с трудом может воздействовать на подданных «пряниками» - пряников у него «всегда не хватает на всех». Поэтому он воздействует на нерадивых «трудящихся» в основном через принуждение (знаменитое определение «командная экономика»).

А мы уже изучили (см. предыдущие 7 постов по тэгу "Самоуважение"), что главная особенность подлеца как раз в том, что он легко «прогибается», то есть его можно заставить делать вообще что угодно. Там, где человек с самоуважением, человек чести может «взбрыкнуть», начать «умничать» или торговаться – подлецы станут послушной рабочей силой. Разумеется, работать подлец будет плохо, что называется, «из-под палки», не будет стараться, будет даже по мелочам изворачиваться, чтобы подгадить – но совок и не стремится к совершенству, он неприхотлив и рад, что «хоть так». Уважающий себя и свою работу мастер сделает пусть в сто раз лучше – но с ним надо договариваться, надо ему платить, надо терпеть его «капризы», надо уважать его взгляды – на все на это в совке просто нет ни ресурсов, ни желания. К тому ж – ограничивает та самая скудость, постоянно заставляющая совок выбирать самый дешевый и самый убогий вариант из возможных. Мастер что-то делать «из дерьма и палок» не захочет – потому что, опять-таки, он имеет уважение к своему труду; поэтому в совке изначально считалось целесообразным слишком упертых и «много о себе понимающих» ломать, превращать в обычных подлецов – и потом уже спокойно получать от них «то, что требуется», по принципу «третий сорт – не брак».

Тюрьма


Уже накоплено множество текстов с перечнями диких, поистине средневековых видов пыток, применяемых по сей день в российских колониях. Например, вот этот феерический перечень - https://nasedkin.livejournal.com/954557.html . Даже от простого чтения может прошибить холодный пот; но особенно печально сознавать, что от всего перечисленного практически никак не защищен ни один из нас. В своей книге «Страна утраченной эмпатии» у меня также была специальная глава, посвященная порядкам в современной российской системе исполнения наказаний и анализу причин того, почему это столь распространено.

Ответ там содержался, собственно, в самом названии главы: «Пытки как производственная необходимость». Суть в том, что любая российская исправительная колония «встроена в народное хозяйство», то есть имеет определенный производственный план, должна выдавать «на-гора» продукцию (швейную, фанерную или какую-то еще) и, в общем, содержать саму себя – при том, что заключенные колонии в принципе не имеют никакой мотивации работать, тем более – работать интенсивно и качественно.

Поэтому, объективно говоря, единственная мотивация к труду, имеющаяся в распоряжении администрации любой колонии в системе ФСИН – негативная. То есть боль, лишения и страх, короче говоря – пытки. Именно это обстоятельство труднее всего для понимания розовым эльфам, мечтающим «о прекрасной России будущего». Пытки в системе ФСИН - не «эксцесс исполнителя», когда пытают просто какие-то «нехорошие люди», непонятно как пробравшиеся в надзиратели; пытки - несущий элемент всей конструкции. Не будет их - вся «система исполнения наказаний» в России разрушится. И любой идеалист, пришедший руководить колонией «гуманно» - или вылетит с выговором, или покончит с собой, или сам начнет пытать ради того самого "производственного процесса", постепенно находя удовольствие уже в процессе собственно пыток.

Сейчас у нас появился очередной яркий информационный повод о состоянии дел в российских тюрьмах и колониях – внимание публики приковано к колонии во Владимирской области, в которой начал отбытие своего срока Алексей Навальный. Причем неоднократно отмечено, что данная колония является «образцовой» во всей системе ФСИН по меркам самой системы ФСИН. Уже появились подробные описания установленных в ней порядков; вот и давайте посмотрим, как строится система «воспитания подлеца» - то есть разрушения личности заключенных.

Итак, вот ролик с канала Навального на Ютубе, там выложен подробный рассказ о колонии и даже показана она сама с птичьего полета.



1. Какая бы «образцовая» и «красная» ни была колония – для новичков все в ней все равно начинается с группового избиения. Это не какая-то «немотивированная жестокость»; жестокость мотивирована как раз желанием администрации сразу же начать разрушать самоуважение прибывших – показать, что они теперь лишены телесной неприкосновенности и полностью беззащитны, в прямом смысле – что они сами никак не смогут себя защищать, и никто их тоже не защитит. То есть – они уже превращены из субъекта в объект. Характерно, что прибывших заставляют приседать – то есть выполнять бессмысленные физические упражнения по команде, а потом публично раздеваться догола. Это тоже часть унижения – демонстрация, что «джойстик», управляющий их волей, уже не находится у них – он у посторонних людей, отдающих приказы их телу.

2. «Здесь ничего нельзя». Первое правило колонии, которое объясняют вновь прибывшим. Главная цель такого рода рестрикций – психологическая: сделать заключенного «всегда виноватым»; ведь если ничего нельзя – значит, практически любое действие заключенного делает его в чем-то виновным… как, впрочем, и полное бездействие тоже. Знающие психологию тут озарятся понимающей улыбкой – что-то знакомое! Ну да, конечно: это то самое, практически лабораторное, состояние «выученной беспомощности».

Читаем в Вики: «Вы́ученная беспо́мощность (англ. learned helplessness), также приобретённая или зау́ченная беспомощность — состояние человека или животного, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния (не пытается избежать отрицательных стимулов или получить положительные), хотя имеет такую возможность. Появляется, как правило, после нескольких неудачных попыток воздействовать на отрицательные обстоятельства среды (или избежать их) и характеризуется пассивностью, отказом от действия, нежеланием менять враждебную среду или избегать её, даже когда появляется такая возможность. У людей, согласно ряду исследований, сопровождается потерей чувства свободы и контроля, неверием в возможность изменений и в собственные силы, подавленностью, депрессией и даже ускорением наступления смерти[1]. Феномен открыт американским психологом Мартином Селигманом в 1967 году».

На 4.26 – поистине страшные кадры с государственного (!) канала «Россия» из этой колонии. Обратите внимание на позы и глаза заключенных, которые как бы «слушают психолога». Если вы хотели посмотреть на то, как выглядит человек, введенный в состояние выученной беспомощности – то, собственно, вот оно. Это показывают не стесняясь.

3. «Заставляют все делать бегом, всегда торопят». Заключенному не дают возможность жить в собственном ритме – том, в котором ему комфортно (опять показывая, что он не принадлежит самому себе), а заодно – уничтожают его самооценку (я ничего не успеваю, я неумеха, я всегда виноват), принуждая, в конечном итоге, к отказу от собственного «я».

4. «Запрет на любые разговоры». Тоже очень важный, напрямую травмирующий психику момент: заключенному запрещают любые горизонтальные связи – со своими, как принято говорить, «товарищами по несчастью». Ему разрешаются только связи «вертикальные», снизу вверх, со своими «хозяевами» - но только с разрешения этих «верхних» и только в той форме, которую задали эти «верхние». Из той же серии – максимальное затруднение со стороны администрации любых «связей с волей»: общения с родными и друзьями по телефону, по интернету, через письма. Тоже – обрыв горизонтальных связей, создание обстановки «одиночества в толпе», когда вокруг много людей, но они тебя как бы «не видят», а ты тоже не можешь к ним подойти. Человек на самом деле очень сильно завязан на общение; принуждение к молчанию – тоже способ разрушения «я».

5. Интересный ритуал, вскользь описанный в ролике - когда любой вновь прибывший заключенный должен – на камеру! – взять в руки метлу, начать мести и при этом сказать «Я не поддерживаю арестантский уклад». Это – прямой способ «лишения самоуважения» всех зеков, которые прибыли на зону с намерением «соблюдать воровские порядки». По сути – это требование публичного ОТРЕЧЕНИЯ, нечто вроде того, что требовали инквизиторы от Галилея. Вместо «и все-таки она вертится» - «я не поддерживаю арестантский уклад». Сказать такое вору – западло. А если он не скажет? В ролике ответа нет, но он очевиден, просто исходя из репутации колонии: если он не скажет – его будут пытать до тех пор, пока он не скажет, что требуют. Подобного типа «отречения» сейчас можно встретить в описаниях порядков и на множестве других колоний, тут нет какого-то «эксклюзива».
От воров также требуют – под пытками (перечень смотри в посте Наседкина выше) – сказать «я не вор»; с точки зрения воровской этики говорить такое НЕЛЬЗЯ, поэтому зачастую этого требуют также под страхом «опущения», что для вора, понятно, тоже никак «нельзя». Цель тут в чистом виде та, о которой у нас идет речь – лишить человека последнего «святого», за что он сам себя уважает («я не отрекусь») – то есть сделать из него полноценного подлеца. Администрации колонии это надо, потому что подлецами, как она считает, легко управлять.
Это верно. Как верно и то, что преступник, преданный воровским «понятиям», из которого в колонии целенаправленно делают подлеца, выйдет из колонии преступником воистину СТРАШНЫМ – то есть не имеющим вообще никаких моральных (даже «воровских»), словом никаких человеческих ограничений. Стоит ли оно того – в смысле, того, чтобы у администрации колонии было меньше хлопот и она бы чуть легче выполняла производственный план?

6. Непрекращающиеся череда бессмысленных заданий (типа «заправить кровать» и «еще раз заправить кровать», или «выучить наизусть список сотрудников колонии» и пр.). Вот это уже просто классическая пытка, описанная во всех справочниках по пыткам – «пытка бессмысленным трудом», официально запрещенная во всех Конвенциях о военнопленных. Тоже основная цель – лишение самоуважения: я сам разрушаю то, что я сам и делаю, моя жизнь бессмысленна, в ней утрачены логические связи.

7. Система «дневальных» или «активистов». Человек, побывавший в армии и познакомившийся с «дедовщиной» - без труда узнает в «дневальных» своего рода «институализованных дедов». В «уставной» колонии мы, таким образом, наблюдаем те же «воровские» или «дедовские» порядки, но возведенные в Абсолют и поставленные на службу администрации… официально. Безусловно, и в армии «деды» также работают в конечном итоге на офицеров, ЗА НИХ «поддерживая порядок» в подразделениях и на территории части – но если в классической «дедовщине» этот момент стыдливо вуалируется, то в «образцовой колонии» он, наоборот, беззастенчиво выпячивается. «Активисты», с опорой на всю официальную машину «исправительного учреждения», получают право (и обязанность!) безнаказанно издеваться над остальными заключенными практически любым образом, ломая и доламывая им и самоуважение, и самооценку, и добиваясь таким образом выполнения плана и «поддержания порядка».
Финальный тут вопрос – а из кого вербуются «активисты»? Ответ очевиден: они набираются из уже законченных, полностью оформившихся подлецов. Как уже было показано в одной из предыдущих главок по теме «Самоуважение», настоящий, потерявший всякое самоуважение подлец испытывает насущную потребность, даже своего рода зуд – ломать, доламывать любых людей, у которых, как они чуют, какие-то остатки самоуважения еще остаются. Поэтому можно смело сказать, что работа «активиста» - это как раз именно та работа, которую подлец делает не по принуждению, но и с подлинным страстью и желанием. Работа, которая подлеца по-настоящему вдохновляет (примерно как чесать там, где чешется). И это, конечно, полностью соответствует целям администрации.
Tags: самоуважение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Маски и сигареты: опыт негативного пиара

    Кстати, вот еще интересный симметричный момент про курильщиков. Вспомним, под каким предлогом их удалось так удачно затравить именно в последние…

  • Когда пришли за курильщиками...

    No smoking Российское государство, похоже, взбесилось и продолжает наносить удары по Большим Социальным Группам. Вслед за тотальным наступлением…

  • Штыками и тюрьмами

    Не зря говорят (а у Димы Быкова на этот счет была даже целая теория), что российская история как бы все время "ходит по кругу", что в ней "всё…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Маски и сигареты: опыт негативного пиара

    Кстати, вот еще интересный симметричный момент про курильщиков. Вспомним, под каким предлогом их удалось так удачно затравить именно в последние…

  • Когда пришли за курильщиками...

    No smoking Российское государство, похоже, взбесилось и продолжает наносить удары по Большим Социальным Группам. Вслед за тотальным наступлением…

  • Штыками и тюрьмами

    Не зря говорят (а у Димы Быкова на этот счет была даже целая теория), что российская история как бы все время "ходит по кругу", что в ней "всё…