Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Итоги года. Ковид. Медицинский аспект

Заканчивается 2020-й «ковидный» год, безусловно, именно таким он прежде всего и останется в истории и в нашей памяти. Все-таки такого шухера, какой навел на планете еще год назад (!) никому не известный коронавирус, мы все еще никогда не видывали – да и не догадывались, что такое вообще возможно. Однако явление оказалось настолько глобальным, что, как мне кажется, подводя итоги года не получится говорить о ковиде «вообще», уж больно эта гадость оказалась многогранной.

Поэтому лучше поговорить о каждой «грани» в отдельности, все темы богатые. Начнем с чисто медицинского аспекта, тем более, что и тут с самого начала кипят яростные споры между «ковидобесами» и «ковидоскептиками». Одни говорят, что это «чудовищная эпидемия», которая угрожает едва ли не самому существованию человечества; другие, напротив, убеждены, что эта болезнь не опасней гриппа или даже вовсе представляет собой одну из разновидностей гриппа, а ее «убойная сила» бессовестно раздута средствами массовой информации – причем во всемирном масштабе, в ходе длящейся уже 11 месяцев массированной информационной бомбардировки, поддержанной ВОЗ и правительствами чуть ли не всех стран мира. Среди ковид-диссидентов есть даже такие, кто и вовсе отрицает само существование ковида как специфического заболевания.

Разброс мнений – от «смертельной угрозы» до полного отрицания – сам по себе потрясает. Как же обстоят дела на самом деле? Все-таки эпидемия «бушует» почти ровно год – фактического материала накоплено предостаточно.

Верно, как ни странно, в этот раз нечто среднее между двумя крайностями (так бывает далеко не всегда). Смертельная опасность Ковида для человечества, безусловно, сильно преувеличена – однако это и не совсем грипп. От гриппа ковид отличается тем, что он МОЖЕТ убить, а также МОЖЕТ сделать течение болезни гораздо более тяжелым, чем при гриппе. Совсем не обязан – но может. С точки зрения простого обывателя разница между гриппом и ковидом – примерно как между ментом и бандитом.

В принципе, обыватель боится обоих – но ментов все-таки в несколько меньшей степени. Обыватель считает (порой выдавая желаемое за действительное), что на мента-то он при желании всегда сможет найти управу (хотя, возможно, для этого придется иной раз повозиться и даже претерпеть некоторые неудобства). А вот в отношении бандита у простого человека с улицы такой уверенности нет, он, как говорится, «может и ножичком полоснуть» - и непонятно, чем от бандита можно уберечься при близком контакте. Хотя, конечно, в массе своей обычные люди полагают, что они ментам и бандитам неинтересны и что их они не коснутся.

Отношение к гриппу «в народе» лучше всего иллюстрирует старый, придуманный задолго до всякого ковида анекдот:
«- Отчего умер ваш сосед?
- От гриппа.
- А! Ну, это не страшно!»

В этом анекдоте внезапно накладываются один на другой два разных речевых шаблона – за счет этого и возникает комический эффект. Анекдот, как это часто бывает именно с хорошими анекдотами, вскрывает бессознательную речевую механику, которую мы обычно не замечаем: суть ее в том, что диалог двоих – это зачастую не разговор, а исполнение некоего речевого ритуала, или шаблона, в котором все реплики жестко закреплены, и «разговаривающие» просто бездумно обмениваются ими, почти как актеры на сцене: за определенным вопросом следуют определенные ответы, которые в свою очередь, подразумевают также строго определенный и «общественно одобряемый» ответ.

Но иногда в «сценарии» происходит сбой – если вдруг один из собеседников подает реплику, в сценарии не прописанную. Что тогда делать? Скажем, в нашем анекдоте мы легко можем восстановить предполагавшийся первым собеседником сценарий разговора:
«- Отчего умер ваш сосед?
- От рака (инфаркта, инсульта, попал в аварию).
- Боже, какой ужас!»

После такого, по Бёрну, «обмена трансакциями» разговор должен был бы быть завершен, и люди, засвидетельствовав друг другу свое почтение, пошли бы по своим делам. Однако второй собеседник вдруг отвечает – «от гриппа». Этой реплики нет в сценарии ответа на вопрос со словом «умер»! А откуда же эта реплика? Нетрудно догадаться: она из другого шаблона, с другим стартовым вопросом:
- Чем болел ваш сосед?
- Гриппом.
- А, ну это не страшно!»

И выбитый из колеи второй собеседник механически, услышав слово «грипп», подменяет один словесный шаблон другим – а мы, услышав анекдот первый раз, покатываемся от хохота.

Для нас, однако, ключевым является закрепленное прямо на уровне всем понятного словесного шаблона подсознательное убеждение, что «грипп – это не страшно». А вот про ковид так уже не скажут. Возьмем даже буквально вчерашний пример: по радио и телевидению передали, что «актрису Алису Фрейндлих госпитализировали с диагнозом ковид». Это сообщение – само по себе информационный повод, слушатели начинают всерьез переживать за любимую народную артистку. А если бы передали то же самое, но сказали, что «госпитализировали с диагнозом грипп»? Такая «новость», скорее всего, даже не стала бы инфоповодом – даже при том, что актрисе 86 лет; публика разве что восприняла бы известие с облегчением, ведь «грипп – это не страшно»…

А ковид – страшно.

Хотя и страх тут специфический. Даже настроенные вполне ковидобесно мнительные люди неохотно признают, что вероятность перенести ковид, даже заразившись, в легкой форме или даже вообще «бессимптомно» весьма высока – она значительно выше 50% ДАЖЕ ПРИ ЗАРАЖЕНИИ, при том, что и заразиться тоже не так-то просто, контагиозность вируса не такая уж высокая. Коронавирус – это не оспа, не чума и не холера, он совсем не так заразен и намного менее смертелен.

Но! В страхе перед ковидом есть что-то сродни аэрофобии. Согласно научным исследованиям, около 15% взрослого населения боится летать на самолетах и вертолетах – огромный процент! Хотя вероятность попасть в авиакатастрофу еще намного ниже, чем самая пессимистичная вероятность тяжело/смертельно заболеть ковидом. Тем не менее аэрофобии подвержен весьма высокий процент людей, и ни таблетки, ни психотерапевты не могут избавить несчастных от их страха.

В чем природа такого страха? Статистики уверяют, что в мире на 8 миллионов полетов приходится одна смерть, что вероятность погибнуть в авиакатастрофе равна 0.0000125%. А люди дрожат! В чем тут дело? В потере контроля. Люди не боятся ездить на автомобилях – а ведь вероятность погибнуть в автокатастрофе значительно выше! Ответ один – иллюзия контроля. В автомобиле человек льстит себе надеждой, что его судьба в его руках. А в кресле авиалайнера для многих невыносимо чувство полнейшей беспомощности: ЕСЛИ вдруг самолет начнет падать или разваливаться в воздухе – все понимают, что они НИЧЕГО не смогут сделать, чтобы спастись.

Тут опять то же различие, что и между гриппом и ковидом: при гриппе (как и при передвижении на авто) – обыватели всего мира считают, что они «знают как» лечиться и как себя вести, чтобы избегать худшего и контролировать ситуацию. Способов масса, от «народных» до «научных». От «растираний водкой» до глотания супертаблеток с окончанием на «-..вир» за многие тысячи рублей.

В случае с ковидом – как в самолете: можно спокойно «лететь» до конечной станции «полное выздоровление» - а можно, как считается, ВДРУГ оказаться один на один с температурой, которую «нельзя сбить». Или с «легкими в труху».

Современный человек ничего так не боится, как потери своей иллюзии контроля за ситуацией.

Ну и еще одна важная медицинская особенность ковида: он не только в ряде случаев протекает очень тяжело и долго; он еще и имеет длительный «постковидный синдром», который, как теперь выясняется, может продолжаться все 8-10 месяцев, в течение коих человек будет ощущать последствия в виде самых разных ухудшений здоровья и самочувствия; конечно, ни о чем подобном в отношении гриппа массовое сознание не знает.

И еще одна крайне неприятная особенность – уже проявившаяся «всеядность» ковида: вопреки установившейся ассоциации его с гриппом, ковид на самом деле может поражать далеко не только легкие, как обычные ОРВИ. Дикие скачки давления, тахикардия, инсульты, желудочные боли, поражение почек – ковид очень большой затейник. Такой широкий спектр возможного поражения у вируса – тоже определенно что-то новенькое, и это тоже сильно пугает наиболее впечатлительных сограждан, даже при том, что, как говорилось, в целом это всё проявляется редко, и подхватить что-то подобное для рядового человека сродни вероятности получить большой куш в казино, поставив все деньги на одну цифру (вероятность 1 из 37). До сих пор такое удавалось только героям некоторых художественных произведений…

Но самый, пожалуй, главный медицинский аспект ковида, в полной мере проявившийся за время почти годовых усилий всех правительств, особенно стран Запада – это его контагиозность, или «заразность». Никто не собирается это признавать на официальном уровне, но тем не менее более чем очевидно, и уже давно (последние три месяца точно) – что все усилия правительств остановить распространение ковида при помощи локдаунов и повсеместного ношения медицинских масок ни к чему не приводят. Ковид прекрасно распространяется и там, где маски носят не снимая с самой весны, и там, где их почти не носят вовсе.

Это тоже особенность ковида: он не слишком заразен – но и на маски он тоже плюет.

Вот такой интересный враг появился у человека в уходящем году. Его опасность для человечества ничтожна, но современному человеку достаточно просто угрозы, пусть и с совсем небольшой вероятностью. Все дело в том, что современный человек в принципе очень боится рисковать своей жизнью – даже на самых щадящих ставках. Ведь люди же понимают, что после смерти ничего не будет. Это задирает ценность жизни и безопасности на абсолютно недосягаемую высоту – в ущерб всем прочим правам и свободам. Что порождает совершенно феноменальные, непредставимые еще в феврале с.г. СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ КОВИДА.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 227 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →