Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

В защиту секса и стриптиза


Э.Беркли в к/ф "Шоу-герлз"

Сегодня, листая Ютубчик, наткнулся на очередной поганый ролик с примерным заголовком «Как актриса Элизабет Беркли загубила свою карьеру одним фильмом» - и не могу! Опять нахлынули эмоции, пальцы автоматически сжимаются в кулаки, слезы душат, на уме одни ругательства. Я-то ведь сразу понял, о каком фильме речь! Нет, надо все-таки написать – может, полегчает…

Речь-то об одном из моих любимых фильмов, название которого у нас как только не переводили: и «Стриптизерши», и «Шоу девушек», и «Шоу-герлз», и «Шоу-девушки». «Стриптизерши», пожалуй, самое неподходящее название – потому что героини фильма как раз никакие не стриптизерши (они просто танцуют голыми); но, как обычно бывает, именно самое неподходящее и закрепилось. Фильм, между прочим, выдающегося режиссера Пола Верхувена, который снял, например, первое (и лучшее, со Шварцем) «Вспомнить всё» и «Звездный десант», и еще кучу хороших фильмов, среди которых и вовсе такая классика, как «Основной инстинкт» - но «Стриптизерши», на мой взгляд, у него самый цельный и глубокий. Однако именно за «Стриптизерш» его закидали дерьмом американские критики, и он какой-то там рекордсмен по урожаю «Золотых малин»: приз «За худший фильм года», «Худшему режиссеру года», «Худшая главная женская роль», «Худшая главная мужская роль» и т.д.

Твари. У меня вообще мало претензий к Америке, но вот это невыносимо ханжеское издевательство над одним из лучших произведений американского же кинематографа – на вершине списка. Братцы-живодеры – ЗА ЧТО?? И как раз особенно обидно, что фильм-то действительно, судя по всему, загубил очень неплохую актрису – ту самую Элизабет Беркли! Она сыграла блестящую роль в отличном фильме – но вместо «Оскара» получила за нее «Золотую малину» и вместе с ней «волчий билет»! Такая вопиющая несправедливость, что даже сказать что-то цензурно не получается.

Главное – более чем понятно, за что эти чертовы ханжи загнобили европейца Верхувена и его эпатажный фильм. Буквально – за секс, насилие и голых баб! Хотя откровенного секса там, почитай, и нет – всё равно; все самым очевидным образом перевозбудились – и постановили если не запретить, то заклеймить позором. Невыносимое притворство: Лас-Вегас у нас, значит, есть – а секса нет. Вот такой «парадокс». Как в СССР окунулся!




"А кругом станки, станки..." Любовь Орлова в к/ф "Светлый путь" (1940)

Конечно, для 1995 года фильм с таким обилием «обнаженки», снятый для большого экрана – ошеломляюще смелый, такого явно не ожидали. Однако американские критики повели себя не просто как ханжи, а еще и как предельно невротизированные ханжи: как будто до этого они вообще никогда не видели голых девушек – и, увидев в фильме Верхувена, больше ни о чем другом уже думать оказались не в состоянии.

Оттого они и не поняли замысла: суть ведь в том, что «Стриптизерши» - обманка. Это фильм вообще не о сексе и не о разврате, он предельно асексуален! По сути, Верхувен снял образцовое произведение соцреализма, «производственную драму», как это называлось у советских. СССР в 1991 отбросил копыта, а уже в 1995-м голландский режиссер в Голливуде, можно сказать, подхватил едва не упавшее знамя – и снял прямой аналог какого-нибудь советского «Светлого пути». Только в «Светлом пути» была ткачиха, которая попадает из деревни на ткацкую фабрику и учится там выполнять план; а в «Стриптизершах» фермерская девчонка попадает в шоу-герлз и тоже там, в сплоченном женском коллективе, сначала постигает азы профессии, а потом и выходит в передовики.

На самом деле производственные драмы имеют ведь огромный зрительский потенциал – уже хотя бы потому, что для подавляющего большинства людей всё это, что называется, очень «жизненно». Всем нам так или иначе приходится «вливаться» в новые коллективы на новом рабочем месте, всем трудно бывает учиться «на ходу», всех так или иначе касаются интриги внутри этих самых коллективов (особенно – женских!), подсиживание, наушничество, «подкладывание под начальника», служебные романы. Есть люди, и их немало, у которых на работе проходит бОльшая часть жизни – и они бы с удовольствием смотрели «про работу» - если им это правильно подать. Но увы – подавляющая часть кинопродукции или приключения на неведомых просторах, или детективы, или триллеры… У Верхувена получилась блистательная попытка протащить-таки на экраны Голливуда производственную драму под видом «фильма про секс»… но его никто не понял.



Философски – фильм «Шоу-герлз» (все-таки лучше звать его так) – не то что не «про секс», он – про убийство секса как такового. Фильм – именно про тотальную асексуальность. Его второй смысл – «вот, мы в поисках секса пришли туда, где, казалось бы, им все пропитано и все ему посвящено – в эротические секс-шоу Лас-Вегаса, где самые сногсшибательные красотки и самые богатые/агрессивные/смазливые мужики; и вот, как видите – здесь секса нет совсем».

Это очень неожиданный поворот, который, тем не менее, доказывается последовательно и каждым кадром, доказывается не умозаключениями и чтением морали, а чисто художественными средствами. Нет влечения, нет страсти, нет даже похоти. Одна из самых блестящих сцен – где поклонница из кордебалета (подруга главной героини), безумно влюбленная в заезжую «звезду» и секс-идола, приходит к нему в номер по его приглашению – естественно, готовая отдаться по первому намеку и только об этом и мечтающая; а «звезда» ее зверски, чуть не до смерти избивает и насилует. Казалось бы – зачем?? Она ведь и так была готова…!

А сведущие люди шепчут – «он иначе не может возбудиться».

Блестящее, хотя и парадоксальное решение: как показать мир, из которого изгнан секс? Что-то, где все ходили бы в черных робах, лохмотьях и в грязи под черным свинцовым небом? Нет, НАОБОРОТ: пусть будет блистающий мир блесток, музыки и конфетти, где голые и атлетически сложенные постоянно ИЗОБРАЖАЮТ, как они занимаются сексом! А сами при этом озабочены совсем другим: карьерой, кознями сослуживцев, «как бы не выгнали», счетами в банке, выматывающей работой…

Фильм, кстати, похоже, потопил и еще одну прекрасную актерскую карьеру – Кайла Маклахлена. То есть он взлетел, сыграв агента Дейла Купера в «Твин Пиксе», на волне успеха получил главную роль в потенциальном блокбастере от знаменитого Верхувена «Шоу-герлз» - и вместе с ним пошел на дно. Опять же – вот ведь скоты! Ведь и у Маклахлена там потрясающая роль, и он блестяще справился. Еще одна знаменитая сцена, шедевр эротики – как в самом начале еще только пришедшая «из деревни» героиня Беркли буквально трахает Кайла (он играет продюсера) – один из редчайших в мировом кинематографе примеров «половой акт в одежде», без прямого контакта, этакий тантрический секс! Тоже очень важная сцена для смысла картины: Кристал пришла «с воли», от природы – именно поэтому она так поражает всех окружающих ее «секс-работников»: тем, что в ней этот самый секс еще ЕСТЬ, она полна им. Почему? Да потому что она ЖИВАЯ.



Пока. Экзистенциальный смысл «производственной драмы», по Верхувену – в том, что живой человек попадает на производство и постепенно превращается в механизм. В автомат. Только в советском фильме «Светлый путь» этому как бы полагается радоваться – «смотрите, какой совершенный автомат мы сумели сформировать всего за какой-то год из бессмысленного куска живой протоплазмы!» - а вот Верхувен от такого превращения восторга не испытывает. У него (опять расхождение со «Светлым путем») – работница, почувствовав, что до превращения в автомат ей осталось совсем чуть-чуть, с фабрики сбегает. Не взяв с собой ничего, буквально – в чем была. И это, если вдуматься, крайне оптимистический финал.

Все-таки Верхувен - сентиментальный романтик, который любит людей. ЖИВЫХ людей. Он и сам еще жив, слава богу. И снял фильм, как роботы попытались съесть живого человека, но от них в самый последний момент вырвался и убежал.

Хотя до этого даже немного научился у роботов танцевать. Какие там танцы! Иной эстет может, думаю, смотреть и пересматривать «Стриптизерш» только из-за их танцевальных постановок. Вот там – настоящий, отточенный, американский Голливуд, без дураков. Почему советские танцы, хоть на эстраде, хоть в кино, хоть где (кроме балета!) всегда отдают колхозной самодеятельностью? Потому что нет синхронности. Чем больше людей задействовано – тем хуже впечатление. Всегда кто-то делает движение на полсекунды позже, кто-то на четверть секунды раньше – а человеческий глаз, зараза, все эти интервальчики отмечает, так уж у обезьян зрение устроено – хорошее зрение! В итоге впечатление деревенского праздника – все машут руками и ногами кто во что горазд.

А американский танец – это отточенность, это синхронность, это АВТОМАТИЗМ. Достигается это, очевидно, тем, что они работают над танцами примерно в 10 раз больше, чем оно принято у нас.

Автоматизм. Запомните это слово.
Subscribe

  • О Мировой Жабе

    Прошлый пост-цитата был от бывшего "яблочника"; а вот похожие мысли с другого берега - от бывшего, наоборот, видного единоросса (и просто умного…

  • Путин как Малый Сатана

    Вот хороший текст Вадима Гончарова, под которым вполне можно подписаться. "О российских выборах всерьёз. Аятолла Хомейни когда-то заявил, что СССР…

  • Нет ковидному террору

    Лично для меня эти выборы - первые за долгое время, имеющие прямой и отчетливый, насущный политический смысл. И речь тут не о Путине и не о…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 196 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • О Мировой Жабе

    Прошлый пост-цитата был от бывшего "яблочника"; а вот похожие мысли с другого берега - от бывшего, наоборот, видного единоросса (и просто умного…

  • Путин как Малый Сатана

    Вот хороший текст Вадима Гончарова, под которым вполне можно подписаться. "О российских выборах всерьёз. Аятолла Хомейни когда-то заявил, что СССР…

  • Нет ковидному террору

    Лично для меня эти выборы - первые за долгое время, имеющие прямой и отчетливый, насущный политический смысл. И речь тут не о Путине и не о…