Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Защиты подлеца

(Продолжение. Смотрим по тэгу "Самоуважение)


кадр из к/ф "1984"

Интересен момент, как человек становится подлецом. В какой момент происходит потеря самоуважения? Очевидно, должно что-то произойти, какое-то «инициирующее событие». Практический пример такого «инициирующего события» рассмотрен в «Главе, исключенной цензурой». В общем случае – это ситуация, в которой под влиянием какого-то внешнего давления/принуждения у человека ломается «образ себя», и он делает (или наоборот, не делает) то, что он, на свой взгляд, делать был ни в коем случае не должен (или не делает то, что, наоборот, в своем представлении должен был сделать).

Тут очень важен момент именно субъективного представления о том, что «должен/не должен», а не просто какое-то «нарушение правил». Если ребенок утаскивает конфеты, которые мама запретила ему трогать – у него, скорее всего, не случится острого «падения самоуважения»; если бухгалтер подделает финансовую отчетность – у него тоже в большинстве случаев (если только мы не имеем дела с каким-то фанатично педантичным и честным представителем профессии) не произойдет какого-то острого внутреннего конфликта. «Образ я» у большинства людей весьма пластичен, и «для себя» люди разрешают себе гораздо больше, чем предписано формальными установлениями, предписаниями и даже моральными устоями. «Можно» чуть-чуть изменять, понемногу подворовывать, слегка наушничать, иной раз обмануть – но всё, естественно, только «по уважительным причинам», когда или – первый вариант – «иначе никак», или – второй вариант – «никому не будет от этого большого вреда». Два рода оправданий, которые прекрасно работают. Даже больше того: для большинства из нас такая «моральная гибкость» это как раз один из признаков того, что мы – живые, что мы живем САМИ, а не по каким-то внешним мертвым правилам «для всех», что у нас есть СВОЙ, внутренний моральный кодекс – который, как ни крути, является частью нашей индивидуальности.

Строгие моралисты, безусловно, будут в ужасе от такого утверждения – но что поделать: как теперь принято говорить, «некорректности» («неполиткорректности») в поведении – это тоже проявления личностного начала в человеке, «каждый из нас некорректен по-своему». Но важно, что людям, сохраняющим самоуважение, свойственно представление о границах – что «я делать не буду ни при каких обстоятельствах» и что я делать буду, «потому что я такой». Это могут быть абсолютно разные и совершенно нетиповые деяния или недеяния; важно, что это ограничения, которые над собой признает сам человек, он ЗА ЭТО себя уважает. Не обязательно это что-то безусловно «хорошее» или «плохое» с общепринятой точки зрения. Давайте тут сразу отметим, что «человек с самоуважением» - совершенно необязательно синоним «хорошего человека» в общепринятом смысле.

Например, кто-то считает, что он ни за что не предаст друга; другой совершенно спокойно принимает себя как убийцу, но считает, что он не будет убивать детей. А кто-то, наоборот – спокойно готов убить хоть десяток детей «если понадобится», но убежден, что он ни за что, скажем, не будет сосать член постороннего мужчины. У каждого разная основа самоуважения, просто у человека с самоуважением она ЕСТЬ. Хотя с точки зрения обычной морали и гуманизма «шкала самоуважения» нашего третьего героя представляется совершенно дикой и ни с чем не сообразной: конечно, так-то кажется, что лучше бы он сосал член мужчины, чем убивал детей – в конце концов, от гомосексуального акта никому никакого вреда, а убийство детей – преступление против человечности. Но мы здесь не обсуждаем обоснованность и разумность тех или иных основ для самоуважения – наше дело лишь указать, что важно, когда они есть…

Потому что их может и не быть.

Как происходит разрушение самоуважения? Очевидно, должно произойти инициирующее событие: человек, находясь под давлением, «переступает черту» - делает то, что делать не должен или не делает то, что делать должен ПО СВОЕМУ СОБСТВЕННОМУ МНЕНИЮ. Один из наиболее ярких романов в мировой литературе, подробно, тщательно документирующий процесс превращения человека в подлеца – это «1984» Оруэлла. Собственно, это его основная тема. Это своего рода «Превращение» Кафки, только с несколько иного ракурса.

В терминах романа – его главного героя изощренно и долго ломает охранка, принуждая «полюбить Большого Брата»; в наших терминах – главного героя (да и вообще почти всех героев) превращают в подлецов, изобретательно, чередуя психологическое насилие с физическим, полностью ломая им их собственный «образ себя». Показательный момент – герой встречается со своей возлюбленной и признается ей, на какой день постоянных пыток он ее выдал, рассказал о ней охранке всё, что знал; в ответ она ему признается, что «сдала» его полностью намного раньше. Поскольку охранка взяла обоих – ей, собственно, были не нужны их показания друг на друга; тем не менее было зачем-то нужно, чтобы они предали друг друга. Зачем подлецам это так необходимо – об этом поговорим в свой черед…

Вернемся к инициирующему событию – тому, которое ломает «образ себя». Можно ли сказать, что перенесенное издевательство и последующая слабость, когда человек поддается и начинает «играть» (в терминах гамлетовой «флейты») то, что играть не должен - само по себе превращают всякого в подлеца? Здесь тонкий момент.

С одной стороны, перенесенное насилие – безусловно, серьезное потрясение для всякого; воспоминание о собственной слабости, о том, что оказался «не на высоте» собственных представлений о себе – мучительно. Мучительно потому, что затрагивается самое глубинное представление о себе как о ЖИВОМ, автономном создании, с собственной волей – делать или не делать. Для подлеца ведь не просто прошлый «образ Я» оказывается неверным – пропадает в каком-то смысле само «Я». Кто такой «я», если, оказывается, внешние силы могут взять «меня» под свой полный контроль?

Это реальная психологическая травма. Но это еще не разрушение самоуважения полностью.

Я бы сказал, что «инициирующее событие» человека не ломает, а надламывает. А вот уже окончательно ДОЛАМЫВАЕТ себя человек сам. Традиционным, неоднократно описанным в психологии способом – включая механизм психологических защит. Защиты от пережитого позора, защиты своей травмированной самооценки. Как обычно – спасая самооценку, люди незаметно для себя уже окончательно теряют самоуважение (это еще один парадокс).

Каковы механизмы психологической защиты, превращающей человека в подлеца? Их два:

Первый, назовем его «нивелировка». Защищая свою упавшую самооценку (то есть чувствуя себя подлецом), человек начинает искать подтверждения тому, что никакие «самостояния» в нашем мире невозможны, что «сила солому ломит» и что большинство, а точнее ВСЕ, вообще все люди – в сущности, такие же подлецы, и каждого, буквально каждого можно заставить делать буквально все что угодно. «Если кого-то не сломали – значит, на него просто мало давили». Чем сильнее была горечь унижения и позора – тем с большим остервенением такой человек ищет подтверждения вышеизложенному тезису. В окружающем мире, в литературе, в сообщениях СМИ – везде, где только можно.
И, конечно же, находит подтверждения во множестве. Люди ломаются, люди подличают, люди предают, люди не выдерживают пыток, боли или даже просто искушений. А далее – уже совсем просто: если мы, значит, пришли к тому, не только я, но и все люди – подлецы, и «тому в истории мы тьму примеров сыщем» - то не следует ли из этого, что сам термин «подлец»… не имеет смысла? Какой смысл выделять из общего человеческого стада каких-то «подлецов», если мы убедились, что подлецы – это все? То есть подлец – это попросту синоним слова «человек»? Все ломки, все продажны, все боятся боли и лишений, все дорожат своей жалкой жизнью более всего на свете… И тогда, собственно, в чем обвинение? Нельзя же винить себя в том, что ты – просто человек?
Человек успокаивается, его самооценка спасена. Он просто «понял», что быть «не подлецом» - нельзя. Фактически же он не смыл с себя ярлык «подлеца» (который сам себе и дал), но смирился с ним, приняв, что он «такой же подлец, как и все, а чистеньких не бывает».

2. И второй способ защиты – несколько более экзотичный. Назовем его «Перевертыш». Человек как бы говорит себе (и заодно всему миру): «Ах, так?! Значит, я подлец? Ну хорошо! Если я подлец – я тогда стану таким подлым, как никто! Я буду всем подлецам подлец, весь мир закачается и обалдеет, я ему покажу, какими НА САМОМ ДЕЛЕ бывают подлецы!» То есть такой человек реагирует на психологическую травму, пускаясь «во все тяжкие». Его девиз «Я вам покажу!» Хотя на самом деле «показывает» он больше самому себе. Его метод «лечения» своей уязвленной самооценки - «смена полярности» с минуса на плюс, перевернутая моральная шкала, «чем хуже – тем лучше». «Я действительно способен на всё, и нет такой подлости и мерзости, какой я не могу совершить».
Опять же: человек сохраняет самооценку, соглашаясь быть подлецом – только теперь в его «новой шкале ценностей» это уже не плохо, а хорошо (а быть большим, грандиозным подлецом – еще лучше).

Как видим, и Нивелировка, и Перевертыш лишь замазывают проблему. Человек примиряется с потерей самоуважения, решая, что это «нормально» или даже «отлично». Однако в этом и состоит вред психологических защит – они создают иллюзию «все в порядке», но на самом деле все не в порядке: подлецы постоянно разрушают и себя, и общество – в частности, постоянно порождая новых подлецов. Они не могут иначе – им надо постоянно доказывать самим себе, что вокруг них тоже одни подлецы. А как это можно доказать? Только ЛОМАЯ других.

Мы постепенно приближаемся к нашей теме – «Самоуважение и Совок».
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: самоуважение
Subscribe

  • Я никого не убивал (с)

    Вторая серия мистического мини-сериала "Пассажиры" - жанр расцвел как раз в период ковидобесия и связанных с ним карантинов. Формат удобный - одна…

  • Путин: вакцины не работают

    Я тут давеча удивлялся - почему ж наш през Путин все еще сидит в бункере, будучи вроде как полностью привитым "лучшей российской вакциной" и даже…

  • Щекинский эксперимент. "Это считалось бы рвачеством"

    Интересная статья на Толкователе у Паши Пряникова. "Хороший пример, по которому становится понятно, почему в СССР зарубили «косыгинскую реформу»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Я никого не убивал (с)

    Вторая серия мистического мини-сериала "Пассажиры" - жанр расцвел как раз в период ковидобесия и связанных с ним карантинов. Формат удобный - одна…

  • Путин: вакцины не работают

    Я тут давеча удивлялся - почему ж наш през Путин все еще сидит в бункере, будучи вроде как полностью привитым "лучшей российской вакциной" и даже…

  • Щекинский эксперимент. "Это считалось бы рвачеством"

    Интересная статья на Толкователе у Паши Пряникова. "Хороший пример, по которому становится понятно, почему в СССР зарубили «косыгинскую реформу»…