Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Американская любовь в наручниках

Вадим Ольшевский, профессор-математик из США (я один его рассказ уже как-то цитировал), нереально отжжог новым рассказом у себя в ФБ. Всё, как мы любим - секс, Трамп и суровая жизнь русских эмигрантов в Америке. Там у него даже BLM есть. Супервещь!



"- Вадюша, - услышал я в трубке голос Лианы. – Как ты там? Как твое плечико, бедный мальчик?
- Откуда ты знаешь? – улыбнулся я. – Ах, да. Ты, наверное, про плечо в фейсбуке моем прочитала? Да болит проклятое.

С Лианой мы не общались около 8-и лет. Да и знакомы-то были всего месяц – она тогда сразу переехала из Бостона куда-то в Калифорнию. Или в Техас, не знаю.
- Эх! – видимо тоже с улыбкой сказала Лиана. – Была бы я рядом – сделала бы тебе массажик. Сразу бы плечико прошло бы у нашего Вадички!

- Как ты? - спросил я. – Вообще, как жизнь молодая?
Лиана была моложе меня лет на 20.

- Да глупо все как-то, - вздохнула она. – Меня сегодня дампанул Джон. Представляешь? Я же со своими мужиками всегда сама брейкапаюсь, всегда! А тут –меня дампанули. Первый раз в жизни! Обидно ужасно. Как ты говоришь – нарциссическая травма!

- Какой Джордж? – спросил я. – И почему дампанул? Зачем это ему вдруг понадобилось? Как можно?
- И главное, - не слушала меня Лиана. – После трех сексов всего! Представляешь? В то время как у меня всегда минимум 20 сексов мужики от меня без ума просто. Всегда минимум 20! Пока у них глаза не открываются. На то, что я – блондинка.
- А кто он такой? – спросил я.
- Уязвленное самолюбие у меня сейчас, понимаешь? - ответила Лиана. – Всего ведь после 3-х сексов всего! Обидно…
- Да, конечно, - сказал я. – Я тебя очень хорошо понимаю. Но знаешь, это все же лучше, чем когда после одного секса. А тут – целых три всё же. Хотя бы что-то. Так что я не думаю, что это прямо уж конец света прямо… Бывает и хуже!
- Ладно, -видимо, улыбнулась Лиана. – Тебя хлебом не корми – дай поиронизировать на девушкой.

- Я тебе звоню, чтобы все подробно рассказать, - перешла к делу Лиана. – А ты потом напиши про этого Джона в своем фейсбуке. Пусть все знают, какой он козел!
- Я тоже так считаю, - сказал я. – Пусть все знают. А где вы познакомились?
- Да на парти! – воскликнула Лиана. – Наши суплайеры позвали всех своих клиентов на парти в Хилтон. В боллрум «Весенная прохлада». У них там всегда названия такие интересные. И Джон этот мой там тоже был. В этой Весенней прохладе. Ну, выпили шампанского, обменялись парой слов всего. Ничего не сказали практически. И он сразу куда-то ушел. А через 10 минут ко мне наш суплаер подходит.
- Джон просил тебе передать его визитку, - говорит. И карточку дает.
А там на визитке, от руки написано: «Я такого никогда раньше не делал. Но ты – самая удивительная девушка в моей жизни. Жду тебя в номере 1803. Здесь и сейчас!»

- Я прямо офигела! – воскликнула Лиана. – Он, получается, меня увидел и сразу пошел и номер снял. Ага, сейчас. Девушки только видят тебя и сразу к тебе в номер бегут! Я просто офигела от такой наглости! Как же, мальчик! Лиана же у нас как – ей только свистнут и она побежит! Ну, подожди, подожди. Попей шампанское в своем номере 1803 в гордом одиночестве.

- Потом визитку его посмотрела, - рассказывала Лиана. – Адвокат. Проверила в интернете – у него своя компания. Пошла в реестр штата. 23 миллиона в год прибыли. Пошла в его инсту. Яхты, острова, свой самолет.

- И я сразу Джереми своему написала, - рассказывала Лиана. – Своему теперь уже бывшему. Джереми же мне все равно уже надоел. – Ты замечательный, - написала, - но наверное нам надо перевернуть страницу. – Спасибо тебе за good times we shared together, - написала. – Не вини себя, - написала, - просто у меня сейчас такое время, что я не могу быть в отношениях ни с кем вообще.


Писатель Сергей Довлатов

- Написала – и в лифт, - рассказывала Лиана. – На 18-й этаж.
- Ты меня осуждаешь? – спросила Лиана.
- Нет что ты, - ответил я. – Что ты! Я не осуждаю ни капельки, но немного удивляюсь. Только увидела и сразу на 18-й этаж?
- Вадюша, - объясняла Лиана. – Ты это напишешь, и там у тебя сразу волна комментариев против меня пойдет. От дамочек. Какая я плохая. Ты их не слушай. Просто знай, у каждой женщины бывает один такой день в месяц. Или не день, час. Это гормоны. И если тебя в этот час позовут – ты идешь! А там – хоть трын-трава!
- Ты не думай, это не из-за денег, - объясняла Лиана. – Довлатова читал? «Не деньги привлекают женщин. Не автомобили и драгоценности. Не рестораны и дорогая одежда. Не могущество, богатство и элегантность. А то, что сделало человека могущественным, богатым и элегантным. Сила, которой наделены одни и полностью лишены другие.» Понимаешь? Довлатов понимал!
- Короче, ты пошла в лифт, - повторил я. – Продолжай.

- Ну, что, дальше все замечательно было, - рассказывала Лиана. – Правильно я с этим Джереми брейкапнулась. Его там и рядом не лежало. Небо и земля!
- Теперь – о главном, - продолжала Лиана. – Уже утром когда уже - спустились вниз в ресторан. Завтрак инклудед!
- Зачем ты яичницу и сосиски с картошкой взяла? – он у меня спрашивает. А сам свой салат вилкой ковыряет. – Это же нездоровая еда.



- А твои бейгал с крим чизом здоровая? – спрашиваю. – У тебя же у самого сплошные карбс!
- В этом весь Джон! – вводила Лиана меня в курс дела. – Он же из Арканзаса! Из глубинки. У него комплекс провинциала! Ты можешь вытащить парня из Арканзаса, но ты не можешь вытащить Арканзас из парня.
- Закомплексованный как я не знаю кто! – рассказывала Лиана. – У человека зарплата 23 миллиона в год, но ему обязательно надо еще и меня дополнительно макать в апельсиновый сок! Каждые 5 минут макать! У него через это самоутверждение идет.

- Короче, сидим в ресторане, - рассказывала Лиана. – Едим. И он все про Трампа. Трамп такой, Трамп сякой. И то ему не так, и это не этак.
– Мальчик,- говорю, - поаккуратнее на поворотах. Я за Трампа голосовала.

У него челюсть отвисла. – Не может быть, - говорит. – Ты первый человек в моей жизни, кто поддерживает Трампа.
- Ну видишь, - смеюсь. – ты же мне вчера сам написал, что я – самая уникальная девушка в твоей жизни. Дил виз ит!

Он смеется. Но как-то натужено.
- Ты лицемер! – говорю. - Как будто твой Арканзас за Хилари голосовал в 2016. Мальчик! Твой штат голосовал за моего Трампа! 60% Так что не надо.
Чувствую – напрягся еще больше.

- Ну ничего, - думаю. – Мы же с тобой еще после завтра назад в номер поднимемся. За сумочкой. И чекаутиться же только в 12. А сейчас – 9. Будет время тебе показать как это делает республиканская партия! GOP rules! Я тебе наверху такую Би Джей сделаю, что ты за Трампа голосовать побежишь!

- Поднялись в номер, вижу – держится на расстоянии, - рассказывала Лиана. – Обиделся мальчик. Я иду мимо него тогда, и как бы невзначай спотыкаюсь. Он меня подхватывает. Подхватывает мое молодое гибкое податливое тело. Понимаешь?
- А я его трогаю за там и говорю, - О-о, мои акции, кажется растут.

Он смеется. А я сразу - раз! - и на колени. И смотрю на него снизу озорным взглядом. А сама молнию вниз – зип! Вижу – работает у него его первая сигнальная система! Он смеется.

- Потом на кровать пошли, - рассказывала Лиана. – Он в меня уже вошел, все уже нормально. И вдруг он говорит, - но как ты можешь быть за Трампа? Он же урод! Урод!
Говорит, а я вижу – он сразу сам двигаться уже поживее начинает.
- Ага, - сама себе говорю. – У каждого свой фетиш, надо просто его найти. У нас, значит, Трамп получается афродизиаком.
- Трамп зато стену строит, - подзуживаю его. – Чтобы нас от нелегальных иммигрантов защитить.
Он прямо аж задышал аж весь. И там у него сразу такая сила пульсирует!
- Символ Америки – статуя свободы! – стонет. – А не стены! Статуя! Свободы! Свободы! Свободы!
- Ну и пусть символ твой для демократов в Нью Йорке стоит, - говорю. – Для галочки, чем подальше. А у нас в Техасе пусть лучше стена.
- Тут он прямо не выдержал, - рассказывает Лиана. - Кульминация.



- Мы потом лежим вместе, - рассказывает Лиана. – Я ему голову на плечо положила. Он волосы мои гладит.
- Уф! – говорит. – Это было что-то! Такого фана у меня никогда в жизни не было.
- У каждого свой фетиш, - говорю. – Просто надо его найти.
- Мы с тобой, получается, - он говорит. – Открыли новое сексуальное извращение. Нам надо нобелевскую премию дать.
- Ага, - говорю. – И если ты за Трампа будешь голосовать, то я за Байдена пойду. Чего не сделаешь ради любви!

- На следующий день позвонил, - продолжала Лиана. – Первый раз у меня с республиканкой, - говорит. – И я теперь весь день о тебе думаю. Короче, сегодня вечером в нашем Хилтоне. Придешь?
- Я подумаю, - отвечаю.
- Я шампанское возьму, а ты – суши принеси, - говорит. – У меня после работы не будет времени.

- Вадик, - говорит Лиана. – Почему мне с американцами так не везет? Вот всегда так, якобы у них нет времени. Лиана, суши принеси! Почему они не понимают? Что девушка не должна ни копейки тратить? А иначе это не романтика!
- А что по этому поводу пишет Довлатов? – спрашиваю.
- Будешь надо мной иронизировать, - говорит Лиана. – Я тебе дальше не расскажу!
- Нет, что ты, - испугался я. – Не буду ни в коем случае. Никаких Довлатовых! Рассказывай дальше!

- Рассказываю, - рассказывает Лиана. – Поели суши, выпили шампанское. Потом он меня на кровать тянет. И наручники достает из кармана.
- Что это? – это я ему. – Так, мальчик! А ну-ка быстро убрал наручники! Это не мое.



А он не слушает.
- Я с республиканцами иначе не могу, - говорит. – Преступник должен сидеть в тюрьме!
- Ну, что, мне понравилось, - рассказывала Лиана. – Я думала я уже все перепробовала, а тут – новое для себя открыла. Это такой фан, оказывается, в наручниках. Особенно на 18 этаже на балконе. Он пыхтит сзади, а я ему, -
- Почему, - говорю, - у нас вся юридическая система против одних республиканцев? Почему Ди О Джей всегда только Трампа преследует? А? Роджера Стоуна? А? Майла Флинна? Почему только наших! Только наших! Только наших?
- А он, - Место! Трампа! За решеткой! За решеткой! За решеткой!
И у него от этого сразу кульминация.

Потом лежим на кровати, обнявшись. Смеемся. Молчим – даже говорить ничего не надо.

- Это же надо, - думаю. – У меня к мужикам обычно за год-два все проходит. Вначале – такая эйфория! Вот! Наконец! Вся жизнь искала и нашла! А через год ты уже в спальню уже идешь как на Голфогу. Или Гоглофу, как правильно? В этом смысле лучше всего one minute man. Раз! И уноси готовенького!
- А с Джоном, - думаю. – Это на всю жизнь, наверное. Это серьезно. Политика же никогда не кончится! Перед спальней посмотрим – он CNN, я – Fox News - и с новыми силами за работу! Это никогда не кончится!

Смотрю – он меня опять наручниками к кровати приковывает. Пятнадцать минут же всего прошло! И что, уже сразу опять хочется? Нашел свою девочку? Да, мальчик?

- О чем будем говорить? – спрашиваю. – Какая тема?
- Глобальное потепление, - отвечает.
- Какое такое глобальное потепление? – спрашиваю. – Первый раз слышу. Придумали это, чтобы деньги из людей тащить. Это обман.

А он так от этого завелся, что сразу без подготовки в меня входит.
- Глобальное! Потепление! Доказано! Наукой! Наукой! Наукой!
- Купленная вся наука твоя, - я ему говорю. – Проплаченная.
- Какой! Мир! Мы! Оставим! Детям! – это он.
- Да наплевать, - это я ему. – я хочу жить здесь и сейчас. А на детей мне фиолетово.
- Дети! Это! Наше! Будущее! – это он мне.
- А дети эти твои, - говорю. – Снежинки же они сейчас хрупкие. Все им всё должны. А они о нас, что, думают разве? Мы же у них враги. Как вы к нам, так и мы к вам. Распишитесь в получении.
- Я, - говорю, - вообще не вижу никакого потепления. Зимой вон как холодно было. И снегопад был в мае. Какое глобальное потепление?
- Такое! – это он. – Такое! Такое!
И у него сразу кульминация.



- Ты лучше всех, - он мне на следующий день пишет. – Я о тебе все время думаю. В субботу! Принеси тайской еды какой-нибудь. Я после работы буду, не успею.
- Скажи, Вадик, - говорит Лиана. – почему мужики эти американские такие идиоты? Тебе что, жалко на свою девушку лишних тридцать долларов потратить? Чтобы ей кончать с тобой легче было?

- А в субботу, - рассказывает Лиана. – Он меня опять на балконе к поручням приковывает.
- Почему ты меня к себе домой не зовешь? – спрашиваю.
- У меня ремонт, - говорит. – На следующие выходные.
А сам трусики с меня стягивает.
- Ты только на протесты не ходи, - это я ему. – А то коронавирус там подхватишь. На нашу голову.
А ему больше ничего и не надо. Сразу завелся.
- Протесты! Важнее! Коронавируса! – сразу задышал прямо весь. - Остановить! Системный! Расизм!
- Ага, важнее, конечно, - говорю. - Только Трампу нашему нельзя перед народом выступать, потому что коронавирус. А демократам можно на протесты ходить. Нечестно! Двойные стандарты!
- Ты расистка! – он пыхтит. – Расистка! Расистка! Расистка!
- Почему сразу расистка? – спокойно ему так возражаю. – Ничего не расистка. Сейчас же как – если ты говоришь, что расовых проблем нет, так ты сразу расистка. Почему?
- Ты! Не знаешь! Истории! Этой! Страны! – это он.
- А кому нужна история? – спрашиваю. – При чем тут история? Жить надо здесь и сейчас!
- Мы! Во всем! Виноваты! – он кричит. – Мы! Создали! Для них! Такую! Систему! Ты! Белая! Женщина! У тебя! Высшее! Образование! Тебе! Все! Легко! Давалось!
- Чего это мне все легко давалось? – возражаю. – Приехала в эту страну без языка. С высшим образованием в области журналистики. Кому я тут нужна?
- Пошла работать в русский магазин на кэш, - рассказываю ему. – По выходным квартиры убирала за 13 долларов в час. А по вечерам в коммьюнити колледже училась. Джаву и Пайтон изучала. И вот – работаю программисткой. Я сама себя создала! Мне никто не помогал! Потому что пахала как мама Карло! А черные эти твои только жалуются и ничего не делают. У них во всем белые виноваты.
- Черные! Жизни! Важны! – это он.
- Почему только черные? - возражаю. – Все жизни важны.



- Он прямо сразу остановился, - рассказывает Лиана. – Прямо сразу все опустилось у него. Вышел из меня.
- Как ты можешь такое говорить? – спрашивает. – Как такое вообще можно произнести? Что все жизни важны? Как у тебя язык повернулся?
А сам меня от балкона отстегивает. Руки прямо трясутся. Главное, от поручня отстегнул и ключ вниз уронил. Наручники на руках болтаются. А он ушел в комнату штаны одевать.
- Джон, - я ему говорю. – Не бросай меня. Что я такого сказала, объясни? Я больше не буду.
- Это же как в BDSM, - он говорит. – Там же все понарошку. И плетки там слабенькие, игра просто. Больно не сделаешь. А теперь подумай – ты играешь со своим мужчиной в BDSM. А твой мужчина возьмет и нож в тебя на самом деле воткнет. Настоящии нож! В самое сердце! Тебе понравится?
Говорит, а сам рубашку надевает. И туфли.
- Джон, - плачу вся голая, в наручниках. – Не уходи. Я же уже люблю тебя. Хочешь – я за Байдена пойду голосовать? Хочешь – донэйшн дам в черные жизни важны?
- Не хочу, - сказал. – Береги себя.
И закрыл дверь.

- Лежу голая на кровати, - рассказывает Лиана. – Плачу. И сразу тебе звонить. Как там твое плечо? Как там у нашего бедного Вадички его бедное плечико?
- Пусть, - думаю, - Вадик мою историю в фейсбуке расскажет. И пусть девочки посоветуют – как этого идиота назад вернуть? Что ему написать?

- А вообще, прикинь, - смеется Лиана после паузы. – Прикинь, я сейчас надену джинсы, обтягивающие. Длинные ноги, изящное тело. Попка на месте. Каблуки. И пойду вниз. А на обеих руках наручники болтаются. Что они обо мне все там в фойе подумают? А? Прикинь?"
Subscribe

  • Подкаст «Скажи пенис» - на Эхе Москвы

    «Есть у нас такая установка – что все, о чем я говорю – это про анальный секс» (с) Фоном у меня на кухне бормочет нынче «Эхо Москвы» (от Бовта…

  • Яндекс почти протух

    Некоторые вещи просто "непостижные уму". Кто знает - зачем деградирует Яндекс? Причем - какими-то даже вызывающими темпами?! Ведь хорошая же была…

  • Поклонская или Собчак?

    Хтонь у поверхности А вообще так, рассуждая чисто с эстетических позиций, надо бы в комплект к Собчак еще и нашу новоявленную боярыню Морозову…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Подкаст «Скажи пенис» - на Эхе Москвы

    «Есть у нас такая установка – что все, о чем я говорю – это про анальный секс» (с) Фоном у меня на кухне бормочет нынче «Эхо Москвы» (от Бовта…

  • Яндекс почти протух

    Некоторые вещи просто "непостижные уму". Кто знает - зачем деградирует Яндекс? Причем - какими-то даже вызывающими темпами?! Ведь хорошая же была…

  • Поклонская или Собчак?

    Хтонь у поверхности А вообще так, рассуждая чисто с эстетических позиций, надо бы в комплект к Собчак еще и нашу новоявленную боярыню Морозову…