Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Прокуроры — это судьи. А судьи кто?

(к отставке Чайки)

Январь выдался богатым на политические сенсации. Вот вчера еще одна — отправлен в отставку доселе непотопляемый Генпрокурор РФ Чайка, блоги и телеграм-каналы дымятся от комментариев и предположений — ой, а что теперь будет, а куда ж пойдут дети Чайки, а кто вместо него, а как же теперь «мусорный бизнес» (которым вроде как занимался Чайка-сын) — и прочие досужие разговоры «про кадры», которые у нас и принято считать «политической аналитикой».

Однако отставка явно засидевшегося генпрокурора дает удачный повод поговорить на тему куда более важную и захватывающую, чем обсуждение карьерных перспектив всяких мутных личностей из «силового блока». Понятно, что там все в конечном итоге сведется к замене в руководстве прокуратурой одних прохиндеев на других — и никому не придет в голову вместо точечных отставок просто упразднить всё это ведомство целиком. И вот это, собственно, и есть самое странное в происходящем.

Пятое колесо
Почему? Да потому что в нынешней системе Генпрокуратура — чрезвычайно странное образование. Собственно, оно стало таковым 9 лет назад — в 2011 году, когда из тучного тела Прокуратуры прежней вылупился вдруг Чужой, названный Следственный Комитет РФ, после чего вся система отечественной правоохраны приобрела какой-то совсем инфернальный вид.

Сейчас в России как? Следственный Комитет типа возбуждает дела и проводит расследования всяческих преступлений — которые потом передает Прокуратуре, и она идет с ними в суд, добиваться обвинительных приговоров. При этом СК и прокуроры друг от друга «независимы».

А как практически во всем остальном мире? Во всем мире — например, в США — следствие не отделено от прокурора. Следователи работают в «офисе прокурора», прокурор их соответственно гоняет в хвост и в гриву — но и понятно, почему: потому что вся его карьера зависит от того, насколько качественна была работа следствия. Если следователи «копали» плохо — прокурор рискует получить сразу два страшных облома: во-первых, он проиграет суд, не добившись приговора, а во-вторых, если прокурор будет часто проигрывать суды — избиратели его прокатят на очередных выборах. То есть фактически прокурор несет за работу следователей полную ответственность.

Да оно и естественно: ведь прокурор и следователи делают общее дело. Может ли быть успешной охота, если охотник там сам по себе, а ищейки сами по себе — ищут кого хотят и где хотят? Охотник вышел охотиться на косулю, а ищейки решили половить зайцев — что хорошего из этого выйдет?

Или, к примеру, шеф-повар в ресторане не имел бы права командовать службой закупки продуктов. Он хочет готовить одно — а служба поставляет ему другое; шеф задумал фрикасе из оленины — а закупочная служба покупает ему курятину, а то и вовсе треску, а на все претензии возразит, что это их дело и они не позволят шефу соваться в их работу. Долго ли проработает кухня с такими противоречиями?

Как может прокурор в суде отстаивать выводы следствия, которое велось без него? Разве не логично, если бы — как во всем мире — о результатах следствия докладывал суду тот, под чьим руководством оно и проводилось?

В России же времен «позднего Путина» - все не как у людей. Прокурор в ней — на первый взгляд — выступает в весьма непочтенной роли этакого попугая или даже «испорченного телефона», который просто должен пересказать в суде «своими словами» результаты работы совершенно постороннего ему ведомства (СледКома). Почти как в анекдоте: «Скажи Чайке, он передаст!» Говоря проще — в Системе Прокуратура выступает в качестве откровенно Лишнего Звена.

Чисто теоретически можно было бы предположить, что прокуратура в такой системе играет роль этаких записных краснобаев-цицеронов: типа следователи из Следкома — это такие «серые лошадки», въедливые, но немногословные — чье дело — рыть землю, искать, сличать улики и допросы проводить. А потом уже прокуроры в белых перчатках листают страницы добытых и потом и кровью уголовных дел, поскольку их работа — превзойти в красноречии сторону защиты… Выглядит схема красиво — но любому понятно, что к реальности она никакого отношения не имеет: наши прокуроры — кто угодно, только не красноречивые плеваки и демосфены, выступать перед публикой и разить ее безупречной аргументацией они умеют примерно так же, как и любые другие чиновники в России — то есть никак. И в этом смысле прокуроры от следователей ничем не отличаются.

Прокуроры - из клана хозяев страны
И тут возникает еще одна загвоздка: если нынешняя Прокуратура вот такое реально «пятое колесо в телеге», откровенно бессмысленное попугайское ведомство — то как объяснить несомненный факт огромного ВЛИЯНИЯ г-на Чайки и его многочисленного семейства?! А ведь Прокуратура при Чайке, как и он сам — ведомство, говоря прямо, авторитетное. Но за счет чего?? Что влиятельным является СледКом — понятно: он возбуждает уголовные дела и имеет власть сажать людей под арест, то есть напрямую силовым, даже военизированным ведомством. Ясно, почему Следкома боятся и уважают. Но Прокуратура?! За что уважают прокуроров — за то, что они в суде выступают? Но РФ — не царская Россия, здесь ораторов и вообще не любят, да и прокуроров как ораторов не знают, речи их в газетах не печатают и даже в Ютубе не выкладывают.

Или дело в том, что после речей прокуроров людей тоже сажают? Ну так ведь сажает-то суд. То есть, по идее, судья, а не прокурор, должен быть в большем авторитете. А на деле в России — наоборот: фамилию Чайки знают почти все, фамилий судей не знает практически никто, да и работа прокурора все ж считается более почетной и престижной, чем работа судьи…

Понять реальную причину всех этих странностей можно, если напомнить себе, что отечественная официальная система так называемой правоохраны издавна, еще в силу советских традиций, является «обманкой»: все должности здесь — совсем не то, чем они кажутся и как они обозначены в законах. Россией ведь всегда правит отнюдь не закон — как, скажем, в СССР власть называлась «советской», а в реальности всем заправляла некая «партия», которая до 1977 года даже не была никак обозначена в советских документах и в советской Конституции (да и после 1977 года ситуация не особо прояснилась).

Так и с таинственным разделением СК и Прокуратуры — вроде бы апофеозом бессмысленности и даже как бы вредительства. На деле же система этим делением была приведена в состояние даже некоторого совершенства — надо просто правильно обозначить термины.

Смена вывесок
Все обозначенные выше «непонятки» разрешатся, если принять, что Прокуратура в позднепутинской России — это никакая не прокуратура. Реально Прокуратура в РФ сейчас играет роль суда, а прокуроры таким образом — не по названию, а по своим реальным функциям — это судьи. Прокурор в РФ работает именно как судья: он разбирает дело, изучает доказательства, читает (чаще именно читает, а не слушает) показания участников процесса, оценивает доводы «за» и «против» обвиняемых — и выносит вердикт, виновен или невиновен. Если виновен — прокурор же назначает и наказание. Вот и всё.

Отсюда понятно, как надо правильно называть «Следственный Комитет». Очевидно, что СледКом — в более привычных, европейских терминах — это как раз прокуратура. Следком и делает то, что делают обычные прокуроры в обычных странах — выдвигает обвинение, возбуждает и расследует дела, готовит их к передаче в «суд» и защищает свои выводы… в «суде». То есть в том месте, которое в РФ называется «Прокуратура» (вы не запутались?)

Да! Настоящий, реальный судебный процесс в РФ проходит вовсе не в суде, а раньше: в тиши прокурорского кабинета, когда следователи из СК представляют прокурору плоды своих изысканий. Вы спросите — что же это за «процесс» такой, в кабинете у прокурора?? А где же защита, где право обвиняемого на адвоката?!

Я отвечу — обычный процесс. Только не состязательный (как это уже много веков принято в Европе и в Америке) — а инквизиционный. Кстати — ведь все знают, что некто Бастрыкин, нынешний глава СК РФ, является яростным критиком самой концепции состязательности в судебном процессе (вроде бы он даже диссертацию на эту тему написал), и одновременно — сторонником так называемого «поиска Истины в ходе судебного разбирательства», то есть — того самого инквизиционного процесса!

Инквизиционный процесс (название пошло понятно откуда, с католических процессов над ведьмами) тем и отличается от привычного нам состязательного, что в нем нет сторон защиты и обвинения, а все стороны, как предполагается (примерно как на научном симпозиуме) просто вместе разбирают доказательства вины и сообща приходят к выводу, виновен или невиновен человек.

Над Бастрыкиным, помнится, много смеялись в отечественной демократической прессе за его «замшелые воззрения» и «дикие средневековые взгляды». Как видим — взгляды-то у него, может, и средневековые, но пока другие пишут, он воплотил (и воплощает каждый день) свои мечтания в жизнь. «Прокуроры» из СК приходили в «суд» к криптоВерховному Судье РФ Чайке и его подручным «судьям» - и там они в приватной обстановке, в тишине, без прессы, публики и адвокатов, писали и пишут «обвинительные заключения», которые потом в практически неизменном виде (часто просто перенесенные клавишами «копи-пейст») перекочевывают в документ уже под названием «приговор».

Причем мы даже не знаем точно, сколько в этом «суде» (который настоящий Суд в РФ) оправданий. Скорее всего — все же больше, чем известные из статистики обычных российских судов 0,00001%. Прокурор, работающий судьей, ведь не всегда обязательно берет «дела», состряпанные в СК. Иногда он может и не взять — отправить на «доследование», просто «развернуть», а то и потребовать прекращения дела. Система работает!

А кто же судьи?
Остается последний вопрос: если прокуроры — это реальные судьи, то кто же тогда судьи настоящие… тьфу, точнее — номинальные? Ну, те, которые в РФ и называются судьями?! У них-то какая функция?!

Ответ тут простой, хоть он может кого-то и шокировать. Функция у них — ширма. А кто они сами? — Никто.

Если принять это объяснение, становится понятен еще один иначе трудно объяснимый факт российской жизни: по разным исследованиям судебной системы, которые я видел, в России чуть ли не 90% судей происходят… из секретарей суда. Стандартная карьера судьи в РФ: устроилась в суд секретарем, поработала лет 5, параллельно получила на заочном (без отрыва) юридическое образование, с ним — необходимые «корочки», потом назначение районным судьей, потом, еще через много лет — городским, и т. д.

Выглядит, опять-таки в сравнении с европейским и даже мировым опытом, дико. Ну в самом деле — что это за карьера из секретарей?! Вспомним романы из западной жизни — американские, французские, любые: в них всегда судья — едва ли не самая почетная, престижная и уважаемая должность. «Из всех городских особняков самым шикарным и богатым был дом городского судьи», - сколько раз мы читали такую фразу!

Судья — это всегда Фигура; обычно это человек с большим авторитетом. Даже в теневом, криминальном мире, в его жесткой иерархии — что такое позиция «вора в законе», являющаяся наивысшей? По сути, это тоже позиция Судьи — человека, который умеет и признан достойным совершать важнейшую функцию - «разводить» «по понятиям», разрешать споры и конфликты в соответствии с законами криминального мира.

А в России сплошь и рядом судьи — это почему-то какие-то поднявшиеся секретари и секретарши с заочным образованием! Как так?!

Но все становится на свои места, если мы знаем, что реальный Суд в РФ находится вовсе не в помещениях суда. И если так — тогда понятно, почему — в российских «понятиях» - идеальная позиция официального судьи — именно из секретарей: человек научился писать и подписывать бумажки, которые велят — прекрасно, после «повышения» он будет точно так же подписывать и оформлять те бумажки, которые надо, не задавая лишних вопросов.

Без адвокатов и присяжных
И отсюда же понятно, почему в российских реалиях являются настолько чужеродными, абсолютно ненужными для Системы ни адвокаты, ни, тем более, суды присяжных. Адвокатов Система всячески гнобит (именно адвокатура является в РФ НАСТОЯЩИМ «пятым колесом в телеге» - она Системе была некогда нужна разве что как посредник в получении взяток с обвиняемых и их родственников, но в последнее время и эта ее роль сходит на нет), а уж сферу применения судов присяжных Система урезает и ограничивает везде где только можно. Да и в самом деле: прокурор в тяжелых дебатах со следователями уже родил приговор, продумал наказание, осталось только пройти некую бумажную процедуру «суда» и получить штемпель — и тут нате: какие-то десять-двенадцать вахлаков буквально с улицы, которых надо еще в чем-то убеждать! Да ЗАЧЕМ они, если приговор УЖЕ готов?!

Самое страшное в российско-советской «системе правосудия» - как раз вот этот, скрытый, реально никак не обозначенный, но тем не менее абсолютно преобладающий инквизиционный процесс — полностью непрозрачный, осуществляемый за закрытыми дверями и закрытый для адвокатов. Плюс откровенный, даже как раз практически нескрываемый симулякр суда — такой практически откровенный фейк, сделанный в духе «нате вам, быдло — подавитесь. Хотели как на Западе? Будет вам суд «как на Западе», уроды».

И самое поразительное — что многие ведь уверены почти искренне, не на шутку, что российская система — это на самом деле благо для народа. Без «фальши и лжи» западных состязательных процессов. Тот же Бастрыкин — он ведь правда уверен, что инквизиционный процесс «лучше». И что «профессионалы» из СК и Прокуратуры в своем кругу всегда рассудят правильнее, чем какие-то «присяжные» с улицы и «вороватые прохиндеи-адвокаты».

И вот теперь, зная, как оно все сделано (CДЕЛАНО У НАС!) — давайте уже обсуждать Чайку и его преемника.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 153 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →