Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

"Текст", который лучше "Джокера"

(дисклеймер: те, кто ни книгу, ни фильм Текст не читали/не смотрели, но смотреть/читать собираются - идите лесом, не для вас писано)

Скажу по-простому, как настоящий психолог: по мне, наш фильм «Текст» со всех сторон лучше, мощнее и трогательнее этого вашего хваленого «Джокера». В «Тексте» все, что нужно для настоящего искусства — любовь, месть, долг, смерть; а в «Джокере» из всего перечисленного только последнее. В «Джокере» какой-то ублюдок весь фильм выкобенивается, так и не понятно, чего ему надо; жил бы себе да не тужил. А в «Тексте» живой человек мучается, жалко его, потому что реально В БЕДУ попал. Тут — разница; поэтому «Джокер» - для некрофилов, они любят смотреть на механических уродцев, а «Текст» - для людей.

Вернулся недавно с ночного сеанса в нашем ТРЦ; блин, хотел пойти, как нормальный человек, на 17.30 — пришел за 5 минут до начала, и… нет билетов! Всё продано! Удивительная вещь для российского кино. Хочется верить, что народ почувствовал шедевр (а «Текст» - отличный фильм, хотя и хуже книги), но есть тому, увы, и более прозаические объяснения: фильм идет почему-то только на двух сеансах в день, да и зал на 17.30, сказал мне кассир, «дали маленький». На ночной заранее купил без проблем. НО! Все-таки зал опять был битком. И, насколько я смог заметить — никто не уходил. А ведь фильм тяжелый.

Не ржали, не возились, даже попкорном не хрустели. Когда фильм кончился — как-то молча встали и вышли. Почти не разговаривая друг с другом. Без привычного оживления, когда люди после долгого сидения встают размять ноги. Хочется верить, что охреневшие.

Я-то примерно был готов — я ведь до этого сам роман прочитал. Начал вечером, закончил в 4 утра — хотя мог бы, конечно, отложить, не самиздат на ночь дали, мог бы и назавтра дочитать. Но — увлекся. Нарушил режим. Потом еще час не мог заснуть — не ожидал, что всё ТАК закончится, то есть совсем жестко. Привык, что авторы все-таки обычно щадят читателей (а прежде всего — себя), до конца ничего не договаривают. А тут — всё как есть, без соплей Глуховский выложил. Страшно.

Удивляюсь, как я этот «Текст» раньше не прочел. Да, собственно, и сейчас читать бы не стал — я почему-то этого Глуховского за какого-то фрика держал; ну, дурацкое «Метро» сочинил (которое почему-то стало бешено популярно в России) — я, помню, пытался там продраться — дальше двух глав не прошел, да и не понимал, чего ради стараться (теперь перечитать, что ли??) Я не люблю такую фантастику.

Я и про «Текст» был уверен, что это тоже какая-то фантастика! Все критика — пишут ерунду какую-то вместо рецензий… Думал, опять какая-то ерунда про переселение душ — зек нашел волшебный телефон, с его помощью переселился в тело мента, стал в этом теле прожигать жизнь, а этот мент его когда-то засадил… Собачий бред же!

И читать бы не стал — но френд очень попросил про фильм «Текст» написать, а я, из добросовестности, решил тогда уж сначала и книгу прочесть, чтоб с фильмом сравнить, раз уж люди просят… Купил (все еще сомневаясь), начал читать… и вот, до 4 утра. Вашу мать — это же литература! Давно у меня не было такого сильного (и тяжелого) впечатления.

Фильм слабее — это безусловно. Вообще, из плохой книги, не спорю, можно сделать хороший, отличный и даже гениальный фильм, примеров куча. Но если книга хорошая — она всегда будет лучше фильма, просто потому, что кино это по определению более низкий жанр.

Читал уже мельком несколько рецензий. Один из каких-то статусных критиков сказал, что ему не понравился подбор актеров на главные роли, он бы, дескать, предпочел переставить местами Петрова и Янковского. Чушь. Я согласен только в том смысле, что да — наверно, хотелось бы, чтобы «Петю» сыграл тоже Петров… но это только потому, что Петров как актер по-животному невероятен, да и роль «Пети» объективно сложнее, она, если говорить прямо, она — для актера гениального. Потому что даже и по книге остается вопрос — как? Как получается, что он одновременно первостепенная гнида и скот, настоящая мразь — и в то же время его за что-то исхитряется любить достаточно умная и тонкая девушка? И более того, как так получается, что МЫ, читатели — к концу книги начинаем видеть в этом куске г...на человека? Чем эта Сука (Сука — это его обозначение по книге) нас берет?? Может «большой» Янковский, общий «дядя» всех этих нынешних бесчисленных янковских с разными именами-отчествами смог бы справиться с этим… и то, я сомневаюсь.

Грустно, конечно, смотреть, как в фильме буквально с первых кадров начинают спрямлять все линии, убирать нюансы; но тут и жаловаться не на кого, тем более, что сценарист — тоже Глуховский. В принципе всё верно — на полтора часа экранного времени не разжуешь то, что читаешь минимум четыре. Приходится упрощать, это неизбежно.

Но некоторые значимые вещи показательны. Например, по-первости удивило, что авторы фильма почему-то взялись… облегчать Илье (Петров) возможную статью! В книге же ясно сказано — он пришел на встречу с «Петей» с ножом, и когда тот попытался показать удостоверение, сразу ударил его в горло. «Для суда» наличие ножа (прямо представил себе «процесс») - однозначная улика, «шел имея намерение убить», то есть «заранее обдуманное намерение», приговор — вышка. А в фильме — никакого ножа нет, поэтому есть некоторая нелепость: получается, что Илья забивает «Петю» голыми руками. Что, конечно, странно, особенно зимой.

Илье в сцене убийства, значит, статью «облегчили», а вот «Пете», наоборот, усугубили: по книге он, заманив «клиента» в темный угол, предъявил ему удостоверение и попытался арестовать (то есть получилось, что он «разыгрывал оперативную комбинацию и хотел взять наркошу на горячем» - действовал как опер), а вот в фильме подонок интересовался только, когда ж ему дадут деньги — то есть действовал как «оборотень в погонах», наркодилер).

Но тоже, согласен — требование кино: не должно быть слишком уж большой игры полутонов, зритель должен четко понимать, кто хороший, а кто сволочь.

Удивило, что в «Тексте» решились дать полностью (!) эротическую — да что там, практически порнографическую — сцену из книги. И удивила реакция зала: почему-то не было жеребячьего гоготания и взвизгов, хотя идет она совершенно «по-взрослому», по полной программе. В фильме ее сдвинули ближе к концу (в книге она ближе к началу) — и это правильное решение. Во всяком случае, на моем сеансе, в битком набитом зале, народ, стало быть, успел «разогреться» и как-то понять, что сцена-то, в общем, при всей откровенности, на самом деле — НЕ порнуха. Как ни странно. А что?

Мое понимание — Илья ведь как бы уже умер. И не тогда, когда приехал и уже не застал маму, а давно — 7 лет назад. И эта сцена — это картинка, которую ему показывают, как оно ТАМ бывает. То есть ему разное показывают — но и это, как существенную и привлекательную часть. Другими словами, вся сцена сношения невыразимо — в контексте фильма (и книги) — печальна… но непонятно, как это мог уловить «глубинный народ», находящийся в зале?? Там же была картинка чисто на безусловный рефлекс - «голая баба трахается и делает минет!» Они должны были ржать! Но не ржали…

По-настоящему сильные места в фильме — на уровне книги — разговор героя с матерью (через дверь), и весь финал. Звуковой ряд, особенно музыка. Петрова как актера принято принято ругать «дубовым», у него, мол, на все случаи жизни одно и то же выражение лица — а я с этим и раньше не был согласен, и после этого фильма — особенно. Петров играет глазами, роль-то почти без слов — но в глазах у него есть всё. Всё, что надо. Только идиот может не увидеть.

Что еще? Блестящие эпизоды. Меня совершенно покорил тот, кто сыграл наркомана (как его? Забыл имя) — 100% попадание! Надо было показать этакого бесконечно обаятельного мотылька — и он сделал. Правда, почему-то не показали, как он сгорел… Тоже, видно, побоялись перегрузить зрителя «деталями». Черт знает, может, и правы.

И второй эпизод — девушка в рекламном агентстве. Вроде совсем проходная роль — а запоминается.

В целом, что? Книга (и фильм) — о Роке. Илью рок решил уничтожить — и он его уничтожает, равнодушно и безжалостно. На тебя едет каток — и спастись от него нельзя. Собственно, поэтому такое страшное впечатление и осадок после всего у читателя/зрителя. Каток раздавит. Ничто не спасет. Единственное, что можно — набирать ТЕКСТ. И отправлять из преисподней — туда, наверх. Кому-то. Тем, кто даже не знает, что ты есть.

Точнее, был.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →