Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Роман Романовой и любовь к Козлову



Почему-то все журналисты, пишущие о любви, семье и браке, концентрируются на деятелях шоу-бизнеса. Какая актриса к какому режиссеру ушла, зачем певец женился на фотомодели, сколько детей бросил композитор-ловелас… А ведь шоу-бизнес — слишком грязное место для такого светлого чувства, как любовь. Да и слишком там все однообразно, слишком завязано на деньги, успех… ну и наркотики, конечно же. Какой шоу-бизнес без них? Надоело. Никакой романтики!

Куда интереснее поискать сногсшибательные истории где-то еще. Например, в политике. Тут для любовного жанра в России — большое непаханное поле; все ведь привыкли, что в политике у нас — одно только сплошное винтилово да мочилово. А это не так! Вот перед вами Большая История Настоящей Любви, в которой есть всё: и романтика, и гламур, и невероятная верность, и подвиг, и даже — неожиданная развязка! Причем про героев этой истории вы наверняка что-то слышали, только не догадывались, насколько лихо сама жизнь завязала их сюжет.

Совершенно потрясная, в духе классики поэта Некрасова про декабристок, история любви Ольги Романовой и Алексея Козлова. Известной журналистки и преуспевающего юриста.

Начиналось всё невыносимо гламурно, в духе самых пошлых российских фильмов «нулевых» про красивую жисть. Она — популярная ведущая собственной информационной программы на федеральном телеканале, Он — личный юрист олигарха и «государственного деятеля», проще говоря, что-то вроде консильери при видном мафиози по фамилии Слуцкер. Оба влюбленных уже не совсем первой молодости (обоим под 40) — но, как говорится, тем крепче чувства! Красивые встречи в красивых (и дорогих) ресторанах, хорошие машины, престижные курорты…


Молодая (всего 39) Ольга Романова в своей программе

Как вдруг — гром среди ясного неба! Наш преуспевающий юрист внезапно оказывается обвинен своим работодателем в некоем хищении в особо крупных размерах и мошенничестве (на их языке - «кидалове»), его арестовывают и отдают под суд. Красивый роман, еще даже не разгоревшись толком, грозит потухнуть.

Ольга Романова, конечно, делает все возможное: хлопочет, пишет ходатайства, пытается подключить «связи» - но всё тщетно. Сенатор Слуцкер (а он тогда, на закате «нулевых», в зените своего могущества, является членом Совета Федерации РФ) тоже пускает в ход все свои связи — и они у него повыше, чем у журналистки с РенТВ. Кроме того, он вообще славится своей мстительностью и злопамятностью; Ольгу предупреждают, что ей лучше отступиться, у Алексея Козлова, раз уж он «попал под замес», нет шансов.

И — точно! Возлюбленному Ольги дают пять лет, и еще недавно лощеный правовед, привыкший к лучшим деликатесам и сиденью «мерседеса», уезжает в колонию.


Экс-сенатор Владимир Иосифович Слуцкер

Вот с этого момента, собственно, и начинается настоящий роман. Как поступило бы 99% женщин на месте Романовой? Кто-то бы — поплакали и махнули рукой, меньшая часть — поплакали и приготовились ждать зека долгие 5 лет («добрые люди» предупреждали также, что «злая память» у сенатора долгая, и на освобождение по УДО рассчитывать тоже не надо, бесполезно). 5 лет по нынешним временам — огромный срок; здравый смысл подсказывал, что ждать осужденного мошенника столько лет — глупо, у самой Ольги «возраст поджимает» и надо бы, наверно, бросить все силы на поиск другой, более удачной (удачливой) пары…

Но нет! Ольга решила бороться за свою любовь — и поклялась самой себе своего Козлова вытащить. Вопрос только — как?! Система, как известно, просто так из своей пасти никого не выпускает. А тут еще за делом внимательно следят подручные того самого Слуцкера, который клялся, что Козлов «отсидит свое от звонка до звонка!»

Что же — писать письма и жалобы в разные инстанции, от Путина до ООН? Ольга была опытным карьерным журналистом, а не юной девочкой; ей самой писали всякие письма в ее передачу — и она лучше кого бы то ни было понимала, что жалобами и мольбами горю не поможешь. «Приговор вступил в законную силу, оснований для пересмотра не имеется» - вот и все, что будут отвечать «инстанции». Если вообще удосужатся ответить.

Да, вроде бы можно было бы воспользоваться какой-никакой трибуной федерального телеканала — это шанс, но… Еще в разгар процесса Ольгу с канала РенТВ, в рамках его «переформатирования» (из общественно-политического в нынешний «для мужчин про НЛО») банально выперли. Она стала «просто» журналисткой, без приставки «теле». Фактически — перешла в разряд простых смертных.

Хотя, откровенно говоря, она и до этого не была особенно известна, у нее никогда не было славы Митковой или, к примеру, Сорокиной. А уж после изгнания с канала ее и вовсе быстро стали забывать.

Словом, полная безнадега. Любовник в тюрьме, у самой — сломана карьера. Может, надо бы забыть о неудачнике-заключенном и заняться собой, пока еще есть какие-то шансы вернуться в профессию? Женщин сейчас часто упрекают в излишней прагматичности, в том, что в мужчинах их интересуют только деньги… Алексей Козлов после приговора автоматически превратился в «сбитого летчика», ясно было, что после выхода из тюрьмы он своих прежних высот никогда не достигнет. Если вообще живым из тюрьмы выйдет. Прагматизм подсказывал — надо забыть его как можно скорей.



Что же сделала Ольга Романова? Она — вопреки всему — начала широкую общественную правозащитную кампанию за освобождение «жертвы сенатора Слуцкера». Все свои журналистские навыки и связи со СМИ, наработанные за 20 лет карьеры, она бросила на это. Подключила к делу «Эхо Москвы», «Новую газету», стала ходить на все тусовки тогдашней «несистемной оппозиции», познакомилась с Навальным… Одновременно она — как верная боевая подруга — не забывала и своего зека: навещала его в следственном изоляторе и потом в колонии, возила передачи, стояла в очередях — и там знакомилась с такими же, как она, несчастными родственниками, женами и подругами других осужденных.

Там у нее родилась идея, что надо бы создать целую общественную организацию, которая бы боролась за освобождение Козлова; однако не надо посвящать ее одному Козлову — это выглядело бы слишком узко и эгоистично. Лучше, если это будет организация, которая борется за ВСЕХ несправедливо осужденных в нашей стране! Так возникла «Русь сидящая», а Ольга стала ее председателем.

Как это ни странно, но оказалось, что она зашла на почти пустую поляну: в России (при том, что она в те годы занимала второе место в мире (!) по числу сидящих в тюрьмах на 100 тыс. жителей), почти не было значимых общественных организаций, которые бы помогали зекам и боролись с неправосудными приговорами! Или, может, были — но их не возглавляли столь опытные, целеустремленные и знающие журналистки, которые к тому ж хорошо знали все «ходы и выходы» малочисленной российской оппозиционной прессы.

Была, правда, одна небольшая загвоздка: сам Козлов с его «мошенническим» делом под имидж «жертвы режима» или «политических репрессий» как-то не совсем подходил. А точнее — совсем не подходил. Оппозиции любого толка было как-то странно поднимать именно его имя и его дело на щит.


Козлов и Романова после освобождения

Действительно: Козлов не боролся за лучшую жизнь для простого народа. Он не защищал сирот, не обличал власть предержащих, не разоблачал преступления коррупционеров, был равнодушен и к экологии, и к недофинансированию здравоохранения с образованием. Если провести аналогии с новейшими кейсами — он не разоблачал «кладбищенскую мафию», как Иван Голунов, и про него даже нельзя было сказать, что он «просто стоял и ничего не делал», как Павел Устинов: нет, Козлов как раз делал — правда, в сути дела и предъявленных ему обвинений «без поллитры» никто не мог разобраться: достаточно сказать, что там фигурировали некие акции, облигации, номинальные владельцы, компании «Искож» (?) и «Карнавон», акции куда-то там переходили с одних оффшорных счетов на другие, и как бы в ходе их перемещений образовывалось хищение (а защита Козлова утверждала, что никакого хищения не было). Как ко всему этому привязать кровавый режим?!

Задача казалась неразрешимой… но напор и яростная решимость Романовой — спасти Козлова любой ценой — преодолели любой скепсис. Она, действуя практически в одиночку, совершила просто невозможное: лозунг «Свободу Алексею Козлову!» постепенно стал… одним из главных у несистемной оппозиции! Фантастика — но это так.

Пожалуй, минутами ее личного величайшего триумфа — триумфа женской руской любви — стали известные митинги оппозиции в 2011-12 гг., на Болотной и Сахарова. То были стотысячные митинги, они до основания потрясли российский общественный строй (например, именно в результате тех выступлений в РФ снова разрешили выборы губернаторов и существенно упростили регистрацию партий). Сейчас уже мало кто помнит, что в числе организаторов всех тех митингов была наша Ольга Романова, она там выступала где-то между Алексеем Навальным и Ксенией Собчак, а лозунг «Свободу Алексею Козлову!» гремел там наряду с «Долой партию жуликов и воров!» и «Требуем пересмотреть итоги выборов».


На фото активистка Романовского Движения "Русь сидящая" Тина Канкия, 2012

Видимо, где-то в это полугодие Система дрогнула. Если уж за этого мутного Козлова стотысячные митинги в самой столице собираются — наверно, надо и вправду отпустить его от греха. Хотя, возможно, сыграло свою роль и то, что к тому моменту и сам «великий и ужасный» Слуцкер перестал быть «сенатором», а его влияние в России резко пошло на убыль — видимо, ему стало уже не до своего, как он считал, «проворовавшегося» консильери.

Дело пошло на пересмотр — и в 2013 году ее муж (они уже поженились к тому моменту) вышел на свободу. Правда, не «досидел» он в итоге меньше года. Да и оправдан он оказался не полностью, а лишь частично — то есть срок ему не отменили, а лишь скостили. Но все равно — свобода! Вся наша прогрессивная общественность, все читатели «Бутырка-блога» и колонки Ольги Романовой в «Новой газете», следившие за этой захватывающей историей любви, борьбы и победы, были счастливы, как будто отпустили их собственного несправедливо осужденного родственника и близкого человека.

Хотелось бы, конечно, на этом и закончить в духе русских сказок, что-то вроде «и стали они жить-поживать и добра наживать». Не очень известная и не слишком популярная безработная журналистка вступила в одиночную схватку с Системой — и выдрала из ее лап своего любимого, который в результате стал ее мужем, под всеобщие — как в американских фильмах — крики «браво!», «ура!» и «будьте счастливы!»

Увы. В жизни чаще всего не как в сказках. Семейное счастье Ольги оказалось не очень долговечным: где-то год назад Козлов… ее бросил и ушел от нее к ее подруге по той же самой «Руси сидящей». Это не сплетни — об этом сама Ольга написала в своем Фейсбуке.

Хочется кинуть камень в Козлова — но я удержусь. Как говорили великие, груз благодарности — самый тяжелый груз, и нести его могут только самые достойные и великодушные мужи. А уж выстроить отношения на благодарности и вовсе почти никогда не удается.

Алексей Козлов в итоге ушел-таки на свободу; разве не этого, в конечном счете, добивалась Ольга, а с ней - вся прогрессивная общественность?

И все ж ему нельзя не позавидовать. Как писал один из лучших поэтов 20 века Н.Коржавин:

Мы не будем увенчаны...
И в кибитках,
снегами,
Настоящие женщины
Не поедут за нами.


Увы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →