Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Власти готовы к отмене выборов

Алексей Чадаев, давно перешедший на Сторону Тьмы, делится своими воспоминаниями о работе на Кремль:

"Когда я в первый раз пришёл в сурковскую АП в 2004-м, мне там провели очень простой ликбез. Цитирую. «У нас есть только два инструмента - доброе слово и пистолет. А против нас - деньги. Деньги сильнее, чем доброе слово, пистолет сильнее, чем деньги. Но в нем мало патронов. Поэтому, пока возможно, обходимся добрым словом, когда совсем уже не получается - достаём пистолет».
Впрочем, по мере того, как патронов в пистолете прибавлялось, постепенно падала значимость не только денег, но и доброго слова. Бритва Оккама - тот гаджет, которым в Кремле умеют пользоваться едва ли не лучше всех на планете. ..
Дальше возникла закономерная химическая реакция. Как только набравший силу Кремль стал оценивать региональных начальников исходя в том числе и из результатов выборов на их территориях, даже самые либеральные из губернаторов захотели быть немножко Рамзанами Кадыровыми. И здесь свободное волеизъявление, даже при наличии форы в виде админресурса, превратилось в недопустимый уровень риска. Поэтому следующая волна «технологий» - это уже технологии коррекции результата - от вбросов до переписывания протоколов... Именно в эту болевую точку и ударила Болотная. Одно дело, когда власть пользуется преференциями в коммуникативных кампаниях, и совсем другое - когда сам итоговый результат перестаёт хоть как-то коррелировать с существующими общественными настроениями. Этот кризис привёл к сносу предыдущей модели управления внутренней политикой - наступила володинская эпоха.
Володин - очень во многом анти-Сурков.
Главная особенность его подхода - весьма специфическое отношение к политтехнологиям как таковым. Формула, которую я слышал от него много раз: нельзя, чтобы руководитель позволял управлять собой своему аппарату. Применительно к выборам она звучит так: главный политтехнолог в кампании - это сам кандидат. Для него приемлемо, когда технолог выполняет роль консультанта - замеряет социологию, придумывает лозунги и АПМ, готовит кандидата к публичным выступлениям... отношение к идеологическим электоральным кампаниям у него всегда было скептическое. Плоть от плоти регионального чиновничества, он всегда исходил из того, что лучше построить детскую площадку, чем парить людям мозги пропагандой про стратегию развития страны и борьбу с ее врагами. «Двор - единица политического пространства»: володинская модель выборов - это, по сути, модель расторговки правильно брендированной бюджетной социалки за электоральный результат. Мы вам льготы - вы нам голоса. Мы вам дороги - вы нам голоса. Мы вам благоустройство - вы нам голоса.
Жизнь, разумеется, внесла свои коррективы. Пришлось минимизировать участие в этом процессе всех тех групп, которых эта расторговка не касается или которым она неинтересна. Именно поэтому важной составляющей успеха этой модели является сушка явки - то есть чтобы на участки пришли только те, с кем власть поговорила и кому сделала или хотя бы пообещала что-то хорошее. Разумеется, оппозиции в этом сценарии вообще было особо нечего ловить - ее активность всегда убивалась железобетонным аргументом: «вы только критикуете - а мы, вот, делаем».
Какова роль технолога в таких кампаниях? Она, по сути, сводится к электоральному маркетингу: как можно кучерявее рассказать про новопостроенную больницу или парк с велодорожками. Это называется «создавать позитивную повестку». Работа неблагодарная, поскольку, как известно, good news is no news.
Основная слабость этого подхода - триумфально победившего тогда, когда «сверху» его накрыло ещё и всеобщим патриотическим ажиотажем крымских событий - заключалась в том, что он был опять-таки ресурсоемким. Причём уже не в плоскости предвыборной кассы, а в плоскости непосредственно бюджетных расходов. Стало напряжно на каждой кампании резать ленточки у новых объектов - их ведь надо ещё и строить. Тем более - санкции, нулевой рост экономики, растущая потребность концентрации ресурсов и «затягивания поясов», которое в обществе сильного социального неравенства всегда страшнейшая угроза стабильности власти.
Сегодняшняя стадия, с 2016 по наст.вр. - это стадия тотальной оптимизации, ultima ratio эффективного менеджмента. На пропаганду нет свежих идей, на ресурсную расторговку нет ресурсов. Что остаётся? То, что мы видим в сегодняшнем Питере: есть два кандидата - Беглов и лопата, и всеобщая нервозность, что лопата, пожалуй, имеет шансы как минимум выйти во второй тур. И это ещё роскошь, привилегия для относительно вольного Питера. В Москве так есть просто Касамара и Касамара, она же и либерал, она же и единоросс, она же и за интересы простых аполитичных москвичей. Идеальный сбалансированный кандидат.
«Умное голосование» в этом раскладе это понятно что: «голосуем за лопату, все голосуем за лопату, так мы можем максимально навредить режиму». При этом административный организм пришёл к логичному умозаключению, что вообще-то выборы как таковые - это какая-то глупая и бестолковая технология отбора людей во власть. Бессмысленное ритуальное паясничанье в условиях, когда всем и так все должно быть ясно. Нужны более современные, продвинутые и желательно digital технологии отбора, обучения и карьерного роста эффективных управленцев".



Как всегда, блестяще. Однако "серый кардинал" "Единой России" сделал слишком большой, на мой взгляд, акцент на технологиях, тогда как главный вопрос лишь обозначил. Главная причина застоя - то, что деньги перестали конвертироваться во власть через выборы, остановлен этот естественный процесс - фактически - остановлен кровоток в теле государства. К чему это ведет - мы уже видим. Я ответил Алексею так:

"Отличное, но чисто технологическое описание. Теряется, однако, ответ на ключевой вопрос: а как, собственно, так получилось, что условный "пистолет" победил "деньги" с настолько разгромным счетом? Ведь основная проблема выборов, похоже, не в том, что "нет хороших технологов", а в том, что "нет денежных кандидатов". Как так получилось? Что, уже не надо конвертировать деньги во власть? Бизнес "понял", что надо "просто работать" и заниматься экономикой?

Но нет же. Очевидно, проблема в том, что в электоральном процессе попросту уничтожено пассивное избирательное право - "право быть избранным". Причем даже в этих условиях - отсутствия реального выбора - люди в последнее время умудряются "нагадить", голосуя за "лопату". То есть превращают чисто формальный выбор ("ну не будете же вы голосовать за лопату?") - в реальный. И в таких условиях правящей ОПГ логично приходит в голову мысль, что в слове "выборы" какой-то неприятный корень, поэтому никакого ВЫБОРА вообще не должно быть. Таким образом, сделав круг (проклятый российский круг), наши нео-большевики приходят ровно к тому же, что и предыдущие большевики: убрать выбор. То есть - или убрать выборы как таковые (маловероятный вариант), или снова ввести "выбор одного из одного". Последнее можно даже обставить в духе модной нынче советской ностальгии, "отцы и деды наши так выбирали", "советские скрепы".

И немного времени понадобилось для захода на новый круг - меньше 30 лет...

UPD. И - классный комментарий уже самого Алексея Чадаева: "у пистолета был мощнейший союзник - глубинное убеждение нашего человека, что деньги не должны решать. И что если выбор стоит так - кто решает: власть или деньги? - то пусть лучше тогда власть".

ВОТЪ!!! Алексей сразу ухватывает самое главное, "точку надлома" - то, на чем (из-за чего) Россия будет всегда падать лицом вниз, даже не успев толком приподняться. "Деньги не должны решать!" Это - текст приговора. И это не изменишь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 241 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →