Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Критика «Домашнего ареста»

Заканчиваю сейчас смотреть сериал «Домашний арест» - весьма нашумевший где-то полгода назад. Сериал действительно отличный, что говорить. Совсем вкратце сюжет можно пересказать в виде фразы - «Как простой рабочий Самсонов в наше время в своем городке принял участие в выборах мэра и неожиданно победил в них». В этом смысле кино это – позитивное и жизнеутверждающее, про победу Добра (то есть простых людей) над Злом (то есть современной бюрократией и спецслужбами).

Заодно фильм Слепакова хвалят за его реализм: действие происходит в коммуналке, герои – простые работяги и многодетные матери, минимум гламура и максимум «жизненной правды», при этом заодно происходит «срывание всех и всяческих масок», настоящая щедринская сатира, причем без всяких иллюзий показана гниль, царящая и на уровне местного самоуправления, и региональной власти, и даже ФСБ, священная корова – и та выведена безо всякого, мягко говоря, пиетета. Правда как она есть?

Увы! Несмотря на все эти достоинства – фильм от реализма далек. Нет, «Домашний арест» - это в чистом виде сказка. Сказка для взрослых, конечно, с большим количеством секса и фекальной тематики – но все-таки сказка. А поскольку весь сюжет фильма крутится вокруг темы выборов – берусь показать это как политтехнолог с каким-никаким стажем в этой, в общем, почти умершей профессии.

Итак, приступим к сеансу разоблачения. Это будет, наверно, первый опыт не художественной, а чисто политтехнологической критики кинопроизведения.

1. Сама по себе корневая сюжетная основа почти всех событий сериала – выборы мэра в городе Синеозерске – по нынешним временам почти сказочная. Дело в том, что так называемые «прямые», то есть всенародные выборы глав (мэров) городов в современной РФ – практически экзотика. Города, в которых они еще остались (по недосмотру Кремля), можно буквально по пальцам пересчитать. Почти везде за последнее десятилетие под разными предлогами (чаще всего называют «экономию бюджетных средств») прямые выборы мэров отменены. Это, конечно, не случайность – это сознательная линия руководства страны. Там практически не скрывают, что считают жителей российских городов… ну, мягко говоря, недостаточно компетентными для того, чтобы выбирать себе мэра. Поэтому уже по всей стране практически перешли на систему, когда так называемого «сити-менеджера» выбирают депутаты городского совета (городской думы), в своем, так сказать, узком и тесном кругу, без участия «улицы».
Если бы такая же система (наличная в 99% российских городов) была бы и в том городе, где разворачиваются события сериала – никакой Иван Самсонов, экскаваторщик, естественно, даже теоретически не смог бы претендовать на то, чтобы попасть хотя бы в соискатели поста «сити-менеджера», и фильма, таким образом, просто бы не было.


2. Герои фильма, семья Самсоновых, что настойчиво подчеркивается с самого начала авторами сериала – люди бедные. Уже в первых сериях главный герой в очередной раз потерял работу, сбережения мизерны – спрашивается, за чей счет они собрались вести свою выборную кампанию? Аникеева, бывшего мэра? Но, как нам опять же неоднократно сообщают по ходу всей «отсидки» Аникеева в общей коммунальной квартире – у него тоже наличных денег при себе практически нет, а к своему «кладу» в 2 млн. долл. у Аникеева также почти до конца фильма доступа нет. Откуда ж «дровишки»? Вопрос так и остается подвешенным в воздухе.

3. В одной из начальных серий главный «злодей» и конкурент Самсонова на выборах, заммэра Осипенко (в исполнении Бурунова) проводит тайное совещание высшей городской бюрократии и местных воротил (глава ГУВД, прокурор, председатель горсуда и пр.), среди которых и пышная дама – глава Горизбиркома. Бурунов задает ей резонный вопрос – все ли готово для того, чтобы не допустить Самсонова к выборам мэра и, таким образом, снять «проблему Самсонова» раз и навсегда?
Безусловно, «в реале» именно в этом месте и должен был закончиться славный путь «народного кандитата» к креслу мэра. Осипенко (Бурунов) там еще намекает – мол, мы конечно же найдем в подписях за этого кандидата очень много грубых ошибок, не правда ли?
Комментарий политтехнолога: конечно, правда! Сбор подписей в путинской РФ для того и существует, чтобы не допускать к выборам «ненужных» и «нежелательных» кандидатов, типа всяких «народных». Еще в 2015 году такие видные оппозиционеры, как Навальный и Кац, были преисполнены радужных мечтаний, что «подписи собрать можно», надо, дескать, только «делать это качественно». Одни попытались, собрав многочисленные «команды сборщиков» и набрав под это дело деньги спонсоров, просто зарегистрировать своих кандидатов на выборы в 6 разных областях страны (всего – около 100 человек, области – от Калужской до Магаданской). Навальный тогда писал большие посты о том, как «классно» и «правильно» собираются подписи, как создана и работает буквально МАШИНА по сбору этих подписей, включая специальную команду ЮРИСТОВ, которые тщательно проверяли и отсеивали все казавшиеся «подозрительными» подписи… Кац, орудовавший с кучей помощников и политтехнологов в двух областях, писал на тему «правильного сбора» не менее зажигательные посты.
Что ж в итоге? В итоге избирательные комиссии… зарубили практически ВСЕХ. Буквально во всех подписных листах находились – в точности по Бурунову из сериала – «грубые ошибки». Буквально – не пропустили НИ ОДНОГО кандидата в шести областях. Это была показательная демонстрация возможностей Системы. И никакие «юристы Навального» ничего не могли сделать.
В сериале это «узкое место» расшили так – глава горизбиркома будто бы сообщила Осипенко, что ей позвонила лично Памфилова, глава ЦИК, из Москвы, и прямо потребовала «не чинить препятствий народному кандидату». Отдадим должное авторам – они хотя бы отдавали себе отчет в наличии проблемы. Но предложенный ими способ решения – «звонок из Москвы» - типичный «бог из машины». Правы авторы в том, что решение коллизии может быть только сказочное; в реале для таких вот «самсоновых» решения проблемы сбора подписей не существует – система постаралась.


4. Впрочем, большой вопрос – а смог бы в реальности такой вот Иван Самсонов, экскаваторщик, даже хотя бы СОБРАТЬ необходимое количество подписей в свою поддержку? Вопрос не праздный; по сути, в законодательстве нынче все сделано так, чтобы «простой человек» даже при диком энтузиазме не мог бы своими силами собрать необходимое количество подписей.
Например – на предыдущих выборах депутатов Мосгордумы в 2014 году известный политический деятель Владимир Милов попробовал выдвинуть свою кандидатуру, начал собирать необходимые 5 тысяч подписей по своему округу… и даже не стал сдавать их на проверку в избирком, объявив, что он банально НЕ УСПЕВАЕТ собрать нужное количество за отведенный на сбор месяц. Милов – не экскаваторщик, он бывший замминистра топлива и энергетики РФ. На него работали волонтеры, у него были деньги, чтобы платить сборщикам. Величина округа для депутата МГД – примерно 200 тыс. избирателей, едва ли в Синеозерске живет больше. Но Милов не смог!
Как же смог собрать подписи Самсонов, у которого и денег-то не было?

5. В сериале довольно большая сюжетная нагрузка падает на «пиарщицу из Москвы» Илону в блистательном исполнении Ходченковой. Персонаж в целом положительный, работает на совесть – но встает та же самая проблема (которая мучает любого зрителя-политтехнолога): на какие шиши Илона совершает там все свои подвиги? Кто ей платит? Еще раз: у Самсонова денег нет, Аникеев тоже без гроша – на что вообще она там живет? Как мы видим в некоторых сериях – живет Илона в центре города, в «люксе» - откуда деньги? Она что, из своего АВАНСА свое проживание оплачивает?! Блин, ну это же дико непрофессионально… Вопрос с деньгами также повисает в воздухе.

6. Где-то в начале своей работы на Самсонова Илона радостно вбегает в их коммуналку, сообщая, что она «нашла типографию» и теперь будет там, видимо, печатать какие-то агитационные материалы. Вот тут авторы сериала, что называется, «слышали звон…» Увы! Это раньше так было, в незабвенные 90е – кандидаты сами искали типографии, где удобнее и где подешевле, и там печатали свои агитматериалы.
В наше же время ничего «искать» Илоне бы не пришлось – из-за требований выборного законодательства. Сегодня закон требует, чтобы кандидаты печатали свои материалы только в ТЕХ типографиях, которые до начала агитационного периода… зарегистрировали себя и свои расценки в избирательной комиссии. Только там и больше нигде! Если же кандидат, не дай бог, напечатает что-то в «неправильной», то есть не зарегистрированной в избиркоме типографии – то в лучшем случае он рискует тем, что весь отпечатанный (и оплаченный!) тираж у него конфискуют и уничтожат, как «контрафакт». А в худшем – тем, что его самого лишат регистрации в качестве кандидата, то есть – снимут с предвыборной гонки.
Для чего был введен такой странный пункт? Да все с той же целью – для борьбы со всяческими «самсоновыми», то есть – «нежелательными» для действующей власти кандидатами. Ведь «народные кандидаты», как правило, ограничены в средствах – поэтому они ищут, где сэкономить, проявляют смекалку, договариваются с маленькими типографиями, допустим, в других городах, чтобы выгадать лишние десяток тысяч рублей… Тут-то правящая бюрократия и ставит заслон. Самый простой – денежный. Как часто бывает – при избиркоме зарегистрировалась только одна типография, максимально «приближенная к мэру». Расценки на печать там – конские; мэр из «Единой России» спокойно печатает – денег-то у него немеряно. Ну а Самсоновы идут лесом – в других типографиях нельзя, а на «мэрскую» денег нет. Есть и еще масса преимуществ, неденежных, для власти, когда печатать что-либо имеет право только СВОЯ типография. Например – еще ДО выхода в свет в штаб ЕР или мэра оттуда передадут все макеты «вражеских» листовок; или – тоже удобно – если у «самсонова» материал слишком уж забойный, для выигрыша времени «своя» типография может пустить тираж в брак… случайно. В кампаниях, бывает, каждый день на счету.


7. Довольно странно, конечно, что Самсонов – по фильму – никакой особой кампании и не ведет. Он, как мы можем видеть, даже своей газеты на время выборов не издает. Понятно, почему – денег нет. Но ведь своя газета нужна!
Вот один из ключевых эпизодов фильма – мерзкие фсбшники обвинили героя Самсонова, что его дед был во время войны полицаем и предателем, и даже подкинули на эту тему какие-то документы военных времен. Все жители по такому поводу от «внука предателя» отворачиваются – но положение спасает случай на пресс-конференции кандидатов, куда приходит заслуженный ветеран и громогласно объявляет, что дед был вовсе не фашистом, а наоборот – героем-подпольщиком.
Яркий эпизод, но он, как и весь сериал, не до конца учитывает реалии российских провинций. На самом деле даже появление живого свидетеля-ветерана, говорящего правду о дедушке главного героя, скорее всего, не спасло бы «народного кандидата» на реальных выборах в настоящем российском городе. Почему?
По простой причине: в подавляющем большинстве российских городов нет независимой прессы. Есть местная телерадиокомпания (принадлежащая городу, то есть находящаяся под прямым управлением условного «бурунова»), есть местная городская газета, также принадлежащая мэру или полностью «лежащая» на дотациях из городского бюджета, и, наконец, есть в лучшем случае какая-нибудь сугубо частная «газета частных объявлений», отдающая свои страницы, помимо объявлений, только всяким анекдотам и рецептам солений-варений, и пуще огня бегущая всякой «политики».
То есть – как бы было в типовом российском городе? Обвинили «самсонова» в том, что у него дед был полицай – это допустимо, об этом бы даже «официальные» городские СМИ бы написали; а потом появился бы дед-ветеран, который сообщение «опроверг» - а вот про него бы не сказали ни слова. Или сказали бы, но так, чтобы никто не понял, о чем вообще шла речь. Это называется «господство в информационном пространстве».
Опровергнуть и расписать все выступление ветерана могла бы только газета-листовка самого Самсонова, издаваемая за счет средств его избирательного фонда – если б ее удалось как-то напечатать и потом еще раздать 250 тысячам жителей. Но, как мы знаем, у Самсонова газеты нет – так что о том, кем на самом деле был его дед, узнал бы очень мало кто…

8. Ну и, конечно, вопиющий случай – эпизод в предпоследней серии, когда «в город приезжает Путин, чтобы встретиться с народным кандидатом». Причем еще отдельно перед этим оговорив, что он хочет встретиться ТОЛЬКО с Самсоновым, а с его соперником встречаться не собирается. И это – за 2 дня до выборов!
Когда в этой серии Осипенко-Бурунов, горько рыдая, смотрит на портрет Путина и вопрошает его - «Зачем же вы так, Владимир Владимирович?!» - ему поневоле сочувствуешь. Потому что такого рода встречи за 2 дня до голосования – в чистом виде использование административного ресурса, то есть – нарушение закона. Закон вообще прямо запрещает государственным чиновникам высказываться в поддержку тех или иных кандидатов на выборах – понятно, почему: чтобы не возникало ощущения у избирателей, будто бы государство как-то вмешивается в НАРОДНОЕ волеизъявление.
Тут, впрочем, придирка скорее юридическая, чем практическая. На деле, конечно же, власти давным-давно похерили этот пункт закона и плюют на него с высокой колокольни – правда, обычно они нарушают его против всяких «народных кандидатов». Как, например, в том же Приморье Путин настойчиво встречался с Тарасенко, всячески демонстрируя ему свою поддержку для того, чтобы жители избрали его на второй срок… Не помогло.

А так-то «Домашний арест» - сериал хороший. Только надо иметь в виду, что действительность он все же серьезно приукрашивает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →