Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Белое балканское солнце

В последнее время редко хожу в кино, но вчера не выдержал – очень уж сильно оказался заинтригован свирепой фейсбучной битвой двух известных (в узких кругах) кинокритиков – гламурного Антона Долина и брутального Дмитрия Бавырина – по поводу нового фильма «Балканский рубеж». Долин у нас, понятно, западник и эстет, ходит к Урганту в «Вечерний Ургант» и ездит в Канны; Бавырин – почти русский нацик, но поумней, Ургант про него знать не знает, поэтому он уже лет десять пишет кинообзоры лишь в патриотический «Взгляд».

И вот эти реальные пацаны сцепились не на шутку еще до премьеры. Начал Антон Долин – он написал у себя в ФБ брезгливый отзыв про «Балканский рубеж»: «По итогам премьеры Долин в своем Facebook назвал картину «веским претендентом на худший отечественный фильм года». «С каждым кадром чувствовал, что мне в мозг пытаются впрыснуть какой-то яд. Для тех, кто не собирается смотреть, краткий дайджест: худшее зло на планете – НАТО; на втором месте – мусульмане <...> Но мир не скатится в тартарары, поскольку НАТО противостоят славяне; самые крутые славяне – русские, без них остальным славянам, пожалуй, кранты».

В ответ Бавырин написал свой пост, который потом продублировал во «Взгляде». Он заявил, что Долин все наврал и сам фильм, наверно, вообще не смотрел. Цитирую:

«…в фильме отсутствует тема противостояния России и НАТО или Сербии и НАТО, там показаны ужасы войны как таковой. То, что касается исторических обстоятельств происходящего, дано 2-4 строчками сухого текста и небольшим количеством телевизионной хроники. «Балканский рубеж» – художественный вымысел о другом противостоянии: с одной стороны – банда албанского боевика, с другой стороны – уездный полицейский участок в Косово и российские десантники, пятеро из которых были со скандалом уволены и вынуждены жить в Югославии на нелегальном положении. Всего восемь положительных героев, обороняющих аэропорт Слатина, пока к нему по пыльным югославским дорогам едут российские миротворцы из Боснии.
Когда Антон Долин заявил в комментариях, что его возмутила вся эта борьба с «фашистским НАТО», я подумал, что он бредит. Про НАТО в этом фильме не говорят и слово «фашистский» не звучит ни разу. Лично я не услышал и слова «славяне» и могу поклясться, что подходящего для него контекста там просто нет.
Единственное исключение – одна из финальных сцен, где офицер НАТО произносит историческую фразу «господин генерал, я не начну для вас третью мировую войну». Это одна из немногих сцен во всем фильме, полностью построенная на исторической правде.
Тема русско-сербского братства также звучит единожды и подана в сатирическом ключе. Речь идет о прекрасной сцене в аэропорту, где о русско-сербском единстве (точнее, о поговорках на этот счет) разговаривают албанец – положительный полицейский и татарин – российский десантник. Юмор в том, что татарин считает албанца сербом, а албанец татарина – русским, между ними возникает недопонимание и они обижаются на шовинизм друг друга.
Переходим к исламофобии. Из восьми героев трое или четверо – мусульмане. Про троих это проговорено внятно, четко и сразу. Руководителя героической группы играет Куценко, персонаж которого условно списан с Евкурова. Он ингуш, его зовут Бек, он говорит «салам». Еще двое – уже знакомые нам полицейский-албанец и десантник-татарин. На закате дня их знакомства и ссоры они совершают на крыше аэропорта намаз. Также имеется снайпер-узбечка в исполнении Равшаны Курковой (и это, по моему мнению, лучший персонаж и лучшая роль в фильме). Что она исповедует именно ислам, прямо не сказано. Сказано, что она узбечка.
Герои часто упоминают свое происхождение. Где-то во второй половине фильма случается перекличка с дружелюбными остротами про то, что русских тут почти нет – ингуш, татарин, белорус, узбечка, серб, албанец, один русский и еще один – советский. Все это имеет характер подчеркнутого следования своей идентичности и отказов (резких или шутливых) принять другую – сербскую, русскую, российскую)»
(конец цитаты)

Бавырин, как с ним часто бывает, прозвучал убедительнее – прежде всего потому, что он просто лучше Долина пишет, да и к тому ж взял количеством текста. Но вопрос для меня остался – а что ж НА САМОМ ДЕЛЕ?? У Бавырина (как и, например, у Просвирнина) бойкое перо, однако, по опыту, это еще не повод им доверять. Так что вариант «сходить самому» выглядел безальтернативным.

И тут я по чистой случайности оказался вечером возле кинотеатра «Октябрь»... «Балканский рубеж» вышел только 21 марта и, как пишут, «возглавил российский прокат», однако в «Октябре» на Новом Арбате царило привычное для наших кинотеатров безлюдье: на вечернем киносеансе я в зале был где-то еще с десятком зрителей. Впрочем, дело было в будни, а сам «обновленный» «Октябрь», надо отдать ему должное, место крайне негостеприимное; непонятно, кто в это кино может ходить по доброй воле. Спишем на это.

По выходе поразила длительность фильма – почти три часа! Начало сеанса в 18.45, вышел на улицу почти в пол-десятого. С одной стороны – дико долго, с другой – само мое удивление показательно: действие очень динамичное, времени не замечаешь.

Вообще, с технической стороны фильм сделан прекрасно, по всем канонам Голливуда; настоящий боевик, без привычных для нашего кино «провисаний», с очень четким сюжетом (почти все наши фильмы страдают тем, что авторы не владеют навыком «рассказать историю»; так вот в «Рубеже» с этим все в порядке).

Впрочем, один родовой порок «нашего кино» авторам все-таки преодолеть не удалось – нет яркого главного героя. Как в «Разбитых фонарях» или в сериалах про десантников - в героях там группы «хороших парней и девчат» со стандартными характеристиками типа «веселый балагур» или «вдумчивый Атос», без настоящих индивидуальностей. Без Брюса Уиллиса, грубо говоря (Гоша Куценко постарел и на Уиллиса не тянет). Но это не такой уж большой грех…

Но за счет чего «Рубеж» так хорошо и свежо смотрится? Я прочитал еще несколько рецензий на новоявленный блокбастер – как ни странно, пока ни один критик не увидел лежащую на поверхности аналогию. Секрет в том, что авторы БР в буквальном смысле «стояли на плечах гигантов»: они фактически сняли римейк «Белого солнца пустыни».

Совпадения разительные.
1. Там и там в центре сюжета – русский солдат на чужбине (в БС – Азия, в БР – Югославия).
2. На чужбине, где живут преимущественно мусульмане (но не только)
3. Главный бандит и его банда – мусульмане.
4. Мусульмане бывают и хорошие
5. Бандит убивает женщин (Зульфию), детей (Петруха) и стариков (хранитель музея)
6. Бандит не понимает «исторического момента» и оправдывает свои злодейства тем, что борется «за свою землю» (какая она твоя, дурачок? Тут же Русский Солдат!)
7. Основная битва разгорается вокруг некоего замкнутого пространства, которое атакует банда, а герой его защищает, стреляя из пулемета (причем сцена осады / и обороны занимает львиную долю фильма/обоих фильмов)

И т.д. вплоть до мелочей. Помните, как в середине фильма бандиты захватили Сухова в дороге врасплох, связали и думали уже кончить – а Сухов внезапно развязывается и всех бандитов кончает? И в БР есть РОВНО такая же сцена, только несколько более кровавая (в соответствии с духом времени).

Я, впрочем, не исключаю, что в случае с «Балканским рубежом» мы имеем дело с бессознательным римейком – то есть авторы, вполне возможно, искренне полагали, что пишут нечто оригинальное. Тогда это тем более показательно; потому что, видимо, единственный способ сделать удачный римейк – это не догадываться, что ты делаешь римейк.

И вот теперь уже имеет смысл вернуться к спору Долина и Бавырина. Кто же прав – Долин, называющий БР пропагандистской поделкой, антинатовской и антимусульманской одновременно, или Бавырин – считающий БР удачным антивоенным фильмом, пропагандирующим «веротерпимость, интернационализм и немного – только не удивляйтесь – феминизм»?

Поскольку я уже могу судить как зритель – скажу неожиданную вещь: несмотря на все лукавые забалтывания Бавырина (который тут выступает как хороший адвокат на процессе, цель которого – запудрить суть от присяжных), Долин, безусловно, четко обозначил основной посыл авторов, который «считывается» автоматом, для этого не надо быть искушенным критиком: конечно, фильм и антинатовский, и антимусульманский. Одних кадров с чрезвычайно мерзкими силуэтами «стелсов», летящих бомбить Белград, достаточно, чтобы этот посыл почувствовать. Бавырин лукаво ссылается на слова – мол, «такие слова, как НАТО-сволочи» не звучали. Но фильм – это ж прежде всего картинка: а долгие и подробные кадры, как у жутких, уродливых стелсов открываются бомболюки и из них начинают сыпаться бомбы на «мирно спящие сербские кварталы» - это что, неужто пропаганда «Северо-Атлантического Альянса»? Нет, это отсылка, и понятно к чему: к засмотренным с детства кадрам кинохроники «Немецкие самолеты бомбят советские города». Да оно и не скрывается…

Или счастливый вздох российского командира, получившего приказ двигаться на Приштину – «Мы теперь не под НАТО!» Всё это считывается зрителем однозначно – «Вырвались, наконец, из-под власти Кощея Бессмертного!»

Или уж совершенно дивный эпизод, где швейцарский врач (!) мимоходом так отдает приказ бандиту «Расстреляйте заложников», а когда бандит начинает пререкаться, прямо заявляет, что «это мы тут для вас всё сделали» и «вы обязаны нас слушаться»? Всё однозначно, картинка выстроена: мусульмане по приказу НАТО вырезают несчастных сербов, единственные, кто их может защитить, это Россия (именно Россия, а не русские – тут Бавырин прав).

Поскольку сквозь БР явственно просвечивает «Белое солнце» как прототип, основной вопрос, получается, глубже: а что «Белое солнце пустыни» - оно тоже антинатовское и антимусульманское, по Долину?

Саид в «Белом солнце» тоже явный мусульманин, да и НАТО там по понятным причинам нет; однако Антон Долин, пожалуй, мог бы согласиться с обвинениями в адрес БС тоже, лишь чуть их расширив. Надо просто заменить «антинатовский» на «антизападный», а «антимусульманский» на «антивосточный». «Запад» в БС ведь тоже представлен – это Верещагин, осколок Российской Империи. И Верещагин тоже НЕ НУЖЕН. В этом смысле БС – тоже, без сомнения, фильм и антизападный, а антивосточный одновременно. Фильм «третьего пути», того самого – российского. Который восторженно примет Бавырин, а Долин, пожалуй, сочтет чем-то сродни поисков «пятого угла».

Третий путь. Является ли «Белое солнце пустыни», по Бавырину, фильмом антивоенным, пропагандирующим «веротерпимость, интернационализм и немного – только не удивляйтесь – феминизм»? Если смотреть глазами вечного героя русского народа, товарища Сухова – безусловно, ДА. И феминизм – тоже!

Фильм БР заканчивается забавно – мы даже не узнаем, получили ли выжившие герои свои заслуженные награды от той самой «России третьего пути». Впрочем, молчание красноречиво – скорее всего, нет. Кинули, как всегда. Как кинули в итоге и сербов с этим самым аэропортом.

Таков он, третий путь – бессмысленный и беспощадный.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 254 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →