Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Совки и здравоохранение

Аня Старобинец опять рассказывает о нравах в лучших (!) московских больницах. Как мы недавно в очередной раз убедились, из всей страны только в Москве еще сохранились дееспособные больницы (иначе как объяснить, что после всех катастроф типа взрыва в Магнитогорске пострадавших непременно переправляют самолетами в Москву?) Ну вот они такие:

"Леве лучше, хотя пока и не дико хорошо. Мы дома. В платную клинику не поехали; по мнению Левиного педиатра, раз это не по хирургической части, нужно просто его выпаивать и наблюдать. Если станет хуже - поедем.

Краткое содержание предыдущих серий: ночью его увезли на скорой (отличные, кстати, внимательные и доброжелательные врачи) в Центр детской хирургии и травматологии на Полянке с подозрением - по симптоматике - на непроходимость кишечника. Я хотела было метнуться за деньги в стационар GMS - но оказалось, что ни УЗИ, ни хирурга у них в 2 часа ночи нет. Этот диагноз в центре на Полянке не подтвердили, другого не предложили ("Оперировать не нужно, все остальное не к нам").

Полянка эта, как говорила Алиса из Зазеркалья, "очень странное место". Бесконечное сидение в ожидании непонятно кого и чего (нет, не в очереди, кроме нас там не было ни души) в заблеванной одежде с полуобморочным, выворачивающимся наизнанку больным пингвинчиком на руках и с прихваченными из дома пакетами из "Избенки", хождение с ним же (16-килограммовым, но сейчас уже, наверное, 15- или 14-) на руках по этажу (кровать-каталка? не слышали). Постоянная необходимость совершать абсурдные действия и выполнять абсурдные правила, смысл которых, как говорил один известный писатель, прозревается с трудом.

Потому что мы ведь не думаем, что весь смысл этих правил - в унижении пациентов и умножении и так немаленького пиздеца? Положите ребенка (угу, плачущего, блюющего) на банкетку (без простыни, с какой-то мятой салфеткой посередине), встаньте и повесьте куртку на вешалку (неприметный крючок в соседнем помещении), у нас тут класть одежду нельзя, а только вешать (это, конечно, самое главное, что нужно в данной ситуации предпринять; вообще, в любой непонятной ситуации вешай на крючок куртку). Встаньте (все с тем же заблеванным пингвинчиком, который внезапно, о счастье, заснул на руках) и подойдите сюда к окошку, мы вас оформим. Не хотите вставать, хотите оттуда? Не вопрос, мы начнем говорить так тихо, что вам придется-таки встать и подойти - ну вот, бинго, он проснулся и снова плачет, зато вы сделали, как мы сказали, а не как вам удобно, пробная дрессировка прошла удачно.
Клизма (а давайте у нее будет гигантская насадка king-size) должна обязательно делаться с максимально мрачным и недовольным лицом, предварительно вступать с испуганным ребенком в контакт и говорить с ним не надо.

Ну и вишенкой - после 3 часов ада, когда вы узнаете, что "оперировать не надо, а остальное не к нам" (диагноза у вас нет, вам сделали УЗИ и клизму, но проблема, с которой вы приехали, никуда не делась), вы должны подписать бумагу, в которой галочкой помечено место для подписи в графе "я доволен качеством оказанной помощи". А еще там написано, что ребенок бодр и активен, и что в случае возобновления рвоты нужно немедленно ехать обратно в центр. ("Так ведь рвота же не прекратилась" - "Ну, хотите, идите, а потом возвращайтесь"). Ну и главное - вам непременно нужно поставить штамп на какую-то абсолютно ненужную вам бумажку "для районной поликлиники". И вот вы ставите гребаный штамп, убираете бумажку в набитый рюкзак, вешаете на плечо сумку, надеваете на печально скулящую тряпочку, отдаленно напоминающую вашего сына, заблеванную курточку, надеваете такую же на себя, берете сына-тряпочку на руки (он вдруг отрубается - вам несказанно повезло) и бредете по коридору на выход.

Пять утра. У выхода вас останавливает охранник. Он говорит:
- Предъявите бумажку со штампом, которую вам выдали в отделении.
Вы объясняете ему, что бумажка у вас в рюкзаке, где-то там, на дне, рюкзак на спине, а в руках у вас спящий больной ребенок, а на улице ждет такси, так что вы хотите просто уйти. И вы слышите:
- Без штампа не пропущу. Такие законы.
Вы охуеваете. Вы спрашиваете:
- Какие законы? Покажите мне законы РФ, запрещающие мне выйти из больницы на улицу без предъявления справки со штампом для районной поликлиники!
- Это законы нашей больницы, - не без гордости отвечает охранник. - Их придумал не я, и вопросы все не ко мне. Доставайте справку. Без справки выйти нельзя.

Вы оцениваете силы. Они, мягко говоря, не равны. Он здоровый мужик, а вы баба на покашивающихся ногах с рюкзаком и спящим ребенком (сорян, не смогла удержаться от аллюзии на сцену из "Посмотри на него", там героиня тоже оценивает силы и оказывается сильнее). Так что вы сажаете ребенка прямо на стол, за которым сидит охранник (потому что второй вариант - это сгрузить спящего ребенка на пол), и он, конечно же, просыпается и скулит. Но зато вы роетесь в рюкзаке и протягиваете бумажку со штампом.

И все становится по закону". (АНЯ СТАРОБИНЕЦ, ФБ)

Особенно примечательны, как всегда, комменты. В них большинство так или иначе отчитывает Анну... за неблагодарность. Типа - врачи же старались, а ты, сс-ссука... и т.п., ну, вы понимаете. Этот неизбывный стокгольмский синдром в нашей публике не перестает удивлять. Я, впрочем, тут всегда вспоминаю старый отличный фильм Киры Муратовой "Короткие встречи" из самого глухого совка, где этот же синдром был показан вживую. Там по сюжету героиня - начальница из горисполкома Одессы - отказывается принимать у строителей дома-новостройки на том смешном основании, что строители "забыли" провести в квартиры воду. Строители настаивают, потому что у них "срыв плановых сроков", героиня стоит на своем. И тут на нее начинают давить... очередники, которым эти квартиры положены. Они ходят и просят - "подпиши!" Та объясняет, что если подписать, то воды у них в квартирах, может быть, еще полгода не будет. Но те настаивают - "а нам все равно, главное, чтобы квартира уже была".
Годы прошли, вроде и строй сменился, а настроения всё те же - "главное, чтобы больница была".
Как там было в фильме, с певучим украинским говорком: "Да шо нам та вода, я ж в квартире своей никогда не жила!"

И всё - почему? Потому что такова психология совка: он берет не свое - он берет чужое. В благотворительной ночлежке не бузят - выгонят, чего доброго, всех на мороз.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 255 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →