Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Лечение язвы по Третьей Логике

Где-то лет, наверно, с 10 и вплоть до совершеннолетия мы постоянно спорили с мамой. Не на хозяйственные темы, упаси бог! Не о том, надо ли мыть посуду или покупать ли мне велосипед. Мы спорили на глобальные темы – что-нибудь о морали, о политике или о законах мироздания. Я уж даже не помню, о чем конкретно – но помню, что я обычно очень увлекался и очень хотел маму переубедить. Это не то что были какие-то специальные «дни споров» - нет, поводы обычно возникали спонтанно: в книжке я что-нибудь прочитал, на уроке что-то рассказывали, в мире что-то произошло…

И мама подходила к таким спорам со всей серьезностью, не отмахивалась. Сама она никогда не горячилась, отвечала обстоятельно, без сюсюканий и не делая скидок на мой возраст. Я же, будучи даже совсем еще «зеленым», каким-нибудь шестиклассником, наоборот, все более увлекался (так как по жизни азартен) и постепенно все более жаждал доказать свое, заставить маму «сдаться» - ведь я прав! Почему она не соглашается?!

Затягивались наши такие споры часа на два порой. Мама не «сдавалась» никогда. Наоборот – чем дальше, тем больше я начинал сам колебаться, видя, что не могу поколебать ее позиции. Она оставалась спокойна и доброжелательна – а мои аргументы начинали иссякать; что-то вроде отчаяния постепенно овладевало мною. Как же так? Я ведь так был уверен в своей правоте! Почему же я ничего не могу доказать?!

Но что интересно: мама, как я теперь вижу, доводила наши «мировоззренческие» споры до этой грани – но никогда (!) ее не переступала. То есть – она никогда не «фиксировала» свою победу. Выражений типа «ну что, нечего сказать?», «что раскис? Теперь понял, что был неправ?!» в ее лексиконе вообще не было.

Заканчивались споры всегда так: после основательного «обмена мнениями», когда я уже был почти (!) готов позорно разреветься и бежать с поля боя – мама прерывала спор под каким-то предлогом, отвлекала меня на что-нибудь другое (например, интересный фильм по телевизору; или оказывалось, что к ней пришла подруга, и им надо поговорить, и т.п.) Я-то, конечно, был рад такому «брейку» - хотя бы для того, чтобы взять передышку, «отползти», «зализать раны» и так далее.

Можно было бы, конечно, ожидать, что злопамятный взрослый придет позже и «добьет» оппонента. В каких-нибудь других семьях, возможно, так бы и было – но не у нас. Когда – после передышки – мы возвращались к разговору, мама вместо «резолютивного» присвоения себе заслуженного первого места в нашем соревновании, вдруг начинала меня… хвалить. Причем делала она это так же, как и спорила – спокойно, очень тепло и доброжелательно, а вдобавок – еще и с искренним восхищением!

Говорила, что я все аргументировал очень умно; что ей очень понравились мои логические переходы; что ее поразила моя эрудиция – вот, мол, я тут и тут сказал про то, что она сама не знала, а вот про это знала, но я об этом ей сказал и так повернул, как она себе до этого и представить не могла!

Я слушал и ушам своим не верил. В душе маленького школьника, каким был тогда я, бушевал внутренний конфликт. С одной стороны, я же сам ведь прекрасно помнил, что спор я безнадежно проиграл, и все мои аргументы были биты! Но, с другой стороны, мама была для меня безусловным авторитетом, и говорила она, как и всегда, убедительно, с примерами. Может быть, в своей оценке собственного полемического искусства я ошибся точно так же, как и в давешнем споре с выбором своего тезиса? Может быть, я действительно спорил намного лучше и вел себя намного умнее, чем мне показалось? Ведь со стороны-то виднее…

Так шли годы. Я незаметно приучался к тому, что спорить и отстаивать свою точку зрения «не больно», и что в споре я, возможно, хорош даже тогда, когда мне самому так не кажется… После этих домашних баталий я спокойно отстаивал свое мнение и перед учителями в школе, и перед преподавателями в МГУ, и даже перед отцами-командирами в армии, куда я попал рядовым солдатом.

Каково было маме выдерживать эту линию? Она ведь сама-то была по жизни отчаянным «скептиком»! Например, в самом начале СПИД-истерии, задолго до появления в нашей печати публикаций «СПИД-скептиков» заявила, что «никакого СПИДа не существует!» и готова была отстаивать эту позицию в споре с кем угодно. У мамы, словом, тоже была Третья Логика. Наверняка нуждалась в признании, как и все мы – но ей хватало деликатности не делать этого за счет собственного сына. Вторая воля...

Слова мамы «ты был прекрасен в споре, ты находил удивительные аргументы, я с трудом находила, что возразить» оказались прекрасной «прививкой» от любых, самых уверенных и нахрапистых воплей в духе «слив защитан!», которые мне приходилось слышать в жизни. Этого голоса ИЗ ДЕТСТВА, от самого дорогого и в то же время авторитетного человека, никаким воплям не заглушить и не поколебать.

Очень это помогает жить. Спасибо, мама.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →