Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Скучно быть юристом

Знакомый парень, давно подвизающийся в качестве юриста на избирательных кампаниях, рассказывал на днях:
- Да вообще, дурацкая работа, если честно. Я уже давно говорю начальству – «вы в суд меня не посылайте, я в суд ходить не буду!» Прикинь, а? Юрист – а в суд ходить отказывается. А потому что без мазы. Нет смысла. Вот, скажем, сняли моего по этим самым подписям. Я ж 11 лет на кампаниях – только однажды, как раз лет 10 назад, сумел «отбить» подписи в суде. Но тогда они еще неопытные были… Тоже – избирком не зарегистрировал нашего кандидата, мол, подписи за него дали поддельные. Я в суд, судья подтверждает – да, мол, вот акт «экспертизы», что подписи фальшивые. Любой эксперт из ментовки может такое заключение дать, главное, что никакой ответственности он за свое заключение не несет. А у меня 56 человек, которые эти подписи давали! В коридоре стоят! Прошу судью их заслушать. Он разрешает, они заходят и все признают, что подписи давали лично и что на листах именно их собственные подписи.
Судья, понятно, после заслушивания все равно выносит решение, что подписи фальшивые и оставляет нас без регистрации. Ну а я – на апелляцию в облсуд, и через неделю председатель облсуда выносит: решение суда первой инстанции отменить, признать регистрацию! Говорят, потом он к себе вызвал того судью, что меня послал, и мордой его тыкал, как щенка: что ж ты, мол, дурашка? На хера ты свидетелей опрашивал?? Они ж тебе сказали в твоем присутствии – да, наши подписи; как же ты мог их проигнорировать? Совсем мышей не ловишь?! Вот была моя первая и единственная победа.

- Ну, - сказал я. – Все правильно. И в чем проблема? И дальше бы так выигрывал…

- Да брось, - машет рукой приятель. – Это они тогда еще не сориентировались. А теперь-то уже все знают, как правильно поступать.

- И как?

- Да проще простого. Начало такое же: берешь любого «эксперта» - это может быть хоть мент, хоть филолог – тот пишет «заключение», что подписи, типа, поддельные. Избирком, суд, лишение регистрации. Я, допустим, опять нахожу и привожу в суд 56 или даже 156 человек, готовых заявить, что подписи их, подлинные. Я заявляю в ходе процесса ходатайство – мол, у меня есть свидетели, прошу суд их заслушать. А суд ходатайство отклоняет.

- Как отклоняет?

- Да так. Его право. Не хочет он лишних свидетелей слушать, суду уже и так все ясно.

- И что?

- И всё. Выносит решение, и вот на это уже апелляцию подавать бесполезно. Формальных поводов нет. Поэтому я и говорю – в суд я больше не хожу! Если у судьи есть спущенное сверху «мнение», как надо «рассудить» - ничего не сделаешь. Скучно быть выборным юристом – дурацкая специальность! Может, подыщешь мне что-нибудь? В копирайтеры, что ли, податься…

Дивный у нас суд! Сколько я знаю таких историй – чистых, как слеза. Типа вышеописанной: в поддержку какого-нибудь неугодного властям кандидата дали свои подписи и паспортные данные несколько сотен человек, избирком называет эти подписи фальшивыми; в суд приходят эти самые люди, с паспортами, готовые хоть под присягой заявить, что это они лично давали эти подписи, они поддерживают этого человека – судья со спокойной душой просто отказывается их слушать.

Я подумал, что дело-то ведь не только в выборах. Я знаю еще кучу подобных историй. Скажем, наша подруга семьи – юной девушкой, еще школьницей насмотрелась фильмов про адвокатов, воспылала страстной мечтой – тоже участвовать в процессах, отстаивать законность и защищать невиновных. Блестяще училась, экстерном сдала экзамены за 11 класс, с первого захода поступила на юридический, упоенно училась. Считали, что растет новый Плевако в юбке, не менее.

Потом получила красный диплом, поехала трудиться на ниве правосудия в родном городе – то ли Рязань, то ли Тамбов, неважно. Хватило девицы – пылкой, умной, решительной – на пару лет. Причем к концу «карьеры» она уже почти ненавидела свою профессию. Рассказывала с содроганием – оказывается, все ее познания в кодексах никому не нужны, от адвокатов в реальной жизни требуются совсем другие, специфические услуги: служить передаточным звеном от подсудимых к судьям – деньги передавать. Ей это претило. Шла середина сытых «нулевых».

Она поплакала-поплакала, а потом уволилась. Сейчас работает менеджером по продажам, соками торгует. Ребенка родила, о своих юридических мечтаниях по молодости вспоминает со смехом, как о непонятной уже блажи.

А куда еще податься юристу – в прокуроры? Но эта работа тоже специфическая – примерно как день ото дня пинать ногами людей связанных по рукам и ногам, с завязанным ртом. Кому-то нравится, но это все-таки занятие для садиста.

Что у нас остается – корпоративный юрист? Тоже мечта иных провинциальных юнцов с горящими взорами: всегда в белой рубашке и с черным дипломатом, в шикарном офисе составлять мудреные документы… На деле о судьбе реального корпоративного юриста лучше всего говорить на примере Светланы Бахминой, юриста одного из подразделений ЮКОСа. Дело было нашумевшее – Бахмину взяли и посадили беременную, специально для нее «утяжелив» статью обвинения, чтоб не могла выйти «по смягчающим».

А в чем была вина Бахминой? Об этом писали во многих СМИ с подачи судейских, с горечью и гневом: она, дескать, делала страшное – придумывала схемы, каким образом ЮКОСу платить поменьше налогов. Доказательства вины были соответствующие: суды «выявили», что, применив схемы, разработанные Бахминой, компании, принадлежащие ЮКОСу, заплатили меньше налогов, чем они заплатили бы, если бы схем не применяли.

Вот за это и вкатили 5,5 лет женской колонии. «Доказательства налицо». Причем многие обсуждавшие приговор даже не могли понять – почему некоторые отщепенцы крутят пальцами у виска и говорят о каком-то абсурде. «А че такого? Вина ведь доказана!»

Дело Бахминой прекрасно показало, что работа корпоративного юриста – или выписывать бессмысленные юридические загогулины, что-то вроде непременного «ку» для обозначения верноподданности, или ходить под уголовной статьей, а потом хлебать баланду.

Проблема нашей страны не в хороших или плохих законах – законов у нас много, среди них есть и неплохие; проблема в отсутствии суда. Когда нет суда, все законы бессмысленны, какими бы они ни были. А когда нет суда – глупо заниматься юриспруденцией.

Мой приятель прав – сейчас очень скучно быть юристом. Абсолютно бессмысленная профессия. Выхолощенная до «нуля». Я, честно говоря, с трудом понимаю, кто и зачем нынче идет на юрфаки учиться. По всей видимости, верными профессии остаются или отпетые подлецы, или люди клинически, анатомически глупые.

Что, конечно, делает данную профессию еще более маргинальной и странной.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →