Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Посмотрел "Черновик"



Посмотрел на выходных новый фильм «Черновик». Знаю, что фильм вызвал волну неприятия, причем особо раздражены поклонники и фанаты творчества Лукьяненко. Посмотрев, я понял, почему – в фильме действительно роман не просто существенно «опростили», убрав кучу деталей и сюжетных линий, но и, что называется, «исказили».

Хотя я бы как раз тут не был так уж строг. Надо ведь иметь в виду, что «Черновик» - это уже «поздний», то есть исписавшийся Лукьяненко. Лично для меня очевидно, что где-то после «Дневного дозора», то есть практически с самого начала «нулевых», наш прославленный фантаст погрузился в творческий кризис, из которого, собственно, так до сих пор и не вышел (и, наверно, никогда уже не выйдет). В чем причина – мне трудно судить, возможно, все объясняет фраза одного моего блестящего однокурсника по психфаку МГУ, как-то, году так в 1985, обронившего «Жизнь удалась. Жаль, что так быстро» . Возможно, что-то подобное случилось и с Лукьяненко: «Хорошая жена, хороший дом – что еще нужно человеку, чтобы встретить старость?»

Но от всех романов Лукьяненко после 2000-го веет тоской человека, которому писать «надо»… но надоело. Собственно, он никогда каким-то великим и не был – но в 90е у него был драйв, был азарт, ему писать НРАВИЛОСЬ… и вдруг всё кончилось (кстати, по-моему, примерно то же самое можно сказать и об Акунине).

Сказать стало нечего – и тут начинается вымучивание, работа «на технике», автор начинает «гнать листаж». Скажем, в том же «Черновике», на самом деле, никакой сюжет. Лукьяненко, собственно, никогда и не был большим спецом по этому делу – он был мастером выдумывать миры, а не сюжеты. И у него получалось. Та же идея «дозоров», кто бы что ни говорил – интересная, хотя ежу было понятно, что она исчерпалась уже на стадии «Дневного дозора».

А в «Черновике»?! Кто б мог без поллитры четко обрисовать, что там вообще в романе происходит? Как обычно у позднего Лукьяненко, он опять придумал интересный мир – такой, в котором много миров, есть переходные пункты с «таможнями» и есть такие суперлюди- «функционалы» - ну и на этом, собственно, иссяк. Начало у романа есть – конец приделан тоже довольно мощный – что происходит в середине, уже непонятно.

То есть Лукьяненко, вообще-то, визионер. Он описывает свои видения, они порой бывают очень занятными и интересными, но связывать их каким-то сквозным действием у него с каждым годом получалось все хуже – причем, очевидно, ему еще и с каждым все непонятнее, зачем вообще над этим стараться. Пипл как-то хавает? Ну и хрен тогда с ним со всем!

Что же сделали в фильме? А там произошло страшное: за фильм взялся режиссер, который решил… исправить огрехи романа. То есть режиссер честно почитал роман, понял, что ТАКОЕ хрен изложишь за полтора часа экранного времени – и задумал придать происходящему какую-то логику.

В итоге, естественно, тоже получилась туфта, более того – какая-то пародия.

Есть, мол, тоталитарное общество нелюдей-функционалов, у них там все жестко, шаг влево – шаг вправо побег, у них свои концлагеря, взаимодействие с «человеческими» спецслужбами, над всем этим еще какой-то непонятный (по фильму) Аркан… Дело осложняется еще и тем, что все нелюди женского пола почему-то так и льнут к главному герою – а он не поддается, поскольку влюблен в одну человеческую девушку Аню – и нелюди начинают ревновать!

В таком разрезе (причем в книге все эти мотивы, в общем, как-то пунктиром обозначены, хотя и не являются главными) история действительно становится более связной – но и более механической. То есть уходит собственно фантастика – то, что и делало все эти годы даже слабые вещи Лукьяненко популярными.

Режиссер, получилось, чуть улучшил слабые стороны Лукьяненко как писателя – но в итоге потерял его главное очарование, те самые «миры». Грубо говоря – ВОЛШЕБСТВА не осталось вовсе. Вышла в итоге традиционная «чернуха» в стиле ранних 90-х, с претензией на социальную сатиру.

Не обошлось и без традиционной беды российского популярного кинематографа – проклятой гламуризации всего и вся. Лукьяненко всегда был хорош хотя бы тем, что всегда понимал – писать надо про рядовых, простых жителей. В его романе главный герой – ничем не примечательный продавец компьютерной техники из какого-то компьютерного салона средней руки, типичный «офисный планктон»; его главная особенность – он простой «винтик» в большом городе, которого именно потому так просто «стереть из жизни», что он, собственно, ничем не выделяется и легко заменим любым другим. Герой КНИГИ, если уж искать в ней какие-то серьезные смыслы, это ЧЕЛОВЕК-НИКТО – без специальности, без семьи, без какого-то четкого СВОЕГО дела – еще ДО всякого «стирания» - и именно этот факт и позволяет так безболезненно «вынуть» его из его жизни.
В фильме же, вопреки всякой логике, главного героя почему-то делают автором какого-то успешного Проекта, при этом дают ему престижную и редкую (!) специальность «архитектор», потом еще показывают (в книге этого нет), как на вечеринке по поводу грандиозного успеха нашего героя к нему подваливают какие-то американцы и робко (!) – кто ОН и кто они – зовут гения обратить свое внимание на возможность поработать в Калифорнии!

Начало «Черновика» вообще по всему – огромные проспекты, крутые развязки, небоскребы московского «Сити» с кучей офисов, где кипит работа – как будто взято из аналогичных «российских блокбастеров» по романам Сергея Минаева, всякое совсем уж убожество типа «Духлесс», в которых Москву непременно тщатся показать в виде этакой «столицы мира», «современного мегаполиса» и т.п. Лукьяненко все-таки куда менее безвкусный автор, у него-то все правильно – грязный занюханный город, в нем никакой занюханный герой, который благодаря случаю обретает сначала невероятную волшебную СИЛУ, а потом, уже благодаря этой силе, и какую-никакую индивидуальность.

Посыл-то во всех книгах Лукьяненко вполне гуманистический и очень такой русский, хотя и безнадежный. Можно сказать, в нем отражена главная иллюзия нашего Русского Мира (тм): человеку (зачмозданному нашему обывателю) надо, мол, просто дать откуда-нибудь силу, он ее обретет – потом, уже став сильным, наконец-то станет личностью – а когда он станет личностью, ему уже и Сила никакая не будет нужна, он уже вполне сможет от нее отказаться (см. финалы «Чистовика» и «Последнего дозора»).

А никак, мол, иначе в этом планктоне, который представляет собой наш богоспасаемый народ, личности не зародятся. Только путем фантастического «обретения силы».

Хотя уже ясно, что и таким образом личности в нашем народе ТОЖЕ не образуются. Тупик.

Может, потому Лукьяненко и исписался?

Черновик: чем фильм хуже книги


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Инсургент Собянин

    Одна из мерзких, но занятных особенностей российского информационного пространства – почти официально существующая система так называемых «блоков в…

  • Украина ставит рекорды смертей

    Зеленский в Раде следит за графиком смертности по Украине Но, кстати, да - Украина внезапно уверенно обходит Россию на повороте - по всем…

  • Мельчает Европа

    Карлес Пучдемон "До какой ничтожности, мелочности, гадости мог дойти человек!" (с) я в данном случае - о гражданине Испании Пучдемоне, которого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Инсургент Собянин

    Одна из мерзких, но занятных особенностей российского информационного пространства – почти официально существующая система так называемых «блоков в…

  • Украина ставит рекорды смертей

    Зеленский в Раде следит за графиком смертности по Украине Но, кстати, да - Украина внезапно уверенно обходит Россию на повороте - по всем…

  • Мельчает Европа

    Карлес Пучдемон "До какой ничтожности, мелочности, гадости мог дойти человек!" (с) я в данном случае - о гражданине Испании Пучдемоне, которого…