Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

За что не любят либералов

Есть две очевидные вещи: первая – что либералы при нынешней политической конфигурации обречены пользоваться наибольшей популярностью среди всех «протестных движений»; и вторая – что либералы («либерасты») вызывают у народа массовую, непреходящую ненависть.

С первым понятнее: как я уже писал, главная задача либерализма – борьба с чиновниками. А поскольку Россия за последние 10 лет в очередной раз превратилась в полностью забюрократизированное государство, в котором регламентация всего и вся растет по экспоненте – ясно, что такое положение вещей просто само по себе выталкивает либералов на авансцену. Люди, сверху, снизу и сбоку уже полузадушенные и придавленные чиновниками, волей-неволей обращаются к тем, кто обещает эту удавку на шее, этот груз на плечах хоть немного ослабить.

Со вторым сложнее. Неприязнь к либералам вполне осязаема, она прямо сочится отовсюду; но не сразу поймешь, почему люди так относятся к тем, в ком они сегодня объективно должны быть более всего заинтересованы? Я поразмышлял над этой интересной проблемой.


«Принцип заботы»
Похоже, одна из главных причин – постоянное и, видимо, принципиальное игнорирование нашими либеральными политиками того, что я бы назвал «принципом заботы». Что это такое? Это главное и, по-видимому, подсознательное убеждение постсоветских людей в том, что якобы власть, и, соответственно, ее представители, должны ЗАБОТИТЬСЯ О НАРОДЕ. В этом, как бы, и заключается главная функция этой самой власти.

В этом подсознательном убеждении содержатся на самом деле два: во-первых, что существует некая «власть», как самостоятельная сущность, отдельная от «народа», то есть простых, обычных людей; и, во-вторых, эта самая «забота». «Власть» не просто существует отдельно, но и при этом почему-то считает необходимым следить за жизнедеятельностью простых людей и решать их проблемы.

Нетрудно видеть в этой схеме инфантильное разделение «родитель-ребенок». Простой обыватель в отношении к государству представляет себя ребенком, а «власть» - этаким родителем: могущественным, грозным, может быть, излишне порой строгим – но все-таки где-то там, в глубине души, заботливым и любящим, готовым в случае реальной опасности прийти на помощь.

Как и всегда бывает, когда имеешь дело с массовыми народными представлениями – указанная схема недалека от истины. Она верна в главном: поскольку все советское, а затем и постсоветское государство выстроено по «оккупационному принципу» - безусловно, власть в нем действительно представляет собой отдельную сущность, своего рода «оккупационную надстройку», пополняемую исключительно «сверху вниз» через кооптацию.

То есть «народное» деление на «мы» и «они», четко видное во всех концах страны на любых фокус-группах – это не фокус инфантильного массового сознания, а отражение реальности, сформированной еще Советской властью. Другое дело, что вторая составляющая, тот самый «принцип заботы», на самом деле ниоткуда не следует. По своей сути именно он – как раз и есть тот самый компенсаторный психологический механизм, призванный смягчить для обывателей слишком пугающую реальность.

Да, власть отдельна, существует сама по себе, совершенно независимо от обывателя, и наш обыватель никак не в силах на нее повлиять. Так жили еще деды нашего обывателя, в пору всевластия КПСС – «ордена меченосцев», по выражению тов. Сталина. Привычная картина - неподконтрольные никому «снизу» представители номенклатуры, которые при этом управляют всем и вся. А тот, кто смел усомниться в целесообразности такой конструкции, быстро исчезал.

Спрашивается – как обывателю примириться с такой картиной мира? Тогда и был сформирован в массовом сознании «принцип заботы»: да, власть отдельна, но она заботится и любит каждого из нас. Пусть по-своему, но любит. И вот теперь отказаться от такого представления обывателю было бы очень тяжело психологически: что ж тогда получается – наверху люди, которые не испытывают ко мне никаких теплых чувств, и при этом могут сделать со мной ЧТО УГОДНО?? Как обычно в таких случаях – те, кто посягает на защитные убеждения, наталкиваются на самое яростное сопротивление пациента.


Наша «псевдомонархия»
Либералы как раз и посягают на «принцип заботы». Это ведь основа либерального мировоззрения: чиновники – люди, которых наняли для выполнения узких задач; они делают свое дело по возможности хорошо и не лезут куда не просят; «пасти народы» и быть каждой бочке затычкой – не дело для нанятого государством специалиста.
Любой либерал, попавший во власть, первым делом подчеркивает, что ему главное - четкое исполнение своих функций, а «заботиться» и «радеть за народ» он не собирается и не будет. Так или иначе, но это «кредо» в той или иной форме выражали и Гайдар, и Чубайс, и такой новоявленный «либерал», как Кудрин.

И именно такая позиция для рядового гражданина РФ – как ножом по стеклу. Как это – не будет заботиться? Какие-такие «функции»?!

Наши люди совершенно не готовы подойти к проблеме власти рационально – и это понятно: трудно использовать разум в отношении того, чем не управляешь. Проще понадеяться на эмоции. У ребенка ведь тоже может вызвать сильный стресс настойчивое стремление выяснить, с чего он взял, что папа хочет о нем именно заботиться, а не взять за ногу и выбросить с 9-го этажа.

С рациональной-то точки зрения обывателя, казалось бы, гораздо больше должен занимать не вопрос, почему Чубайс и Кудрин его не любят и не хотят о нем заботиться – а другой вопрос: с чего, собственно, он решил, что у Путина-Медведева-Сечина-Володина и пр. это самое желание проявить заботу и «любовь к простым людям» имеют место? Однако этот вопрос слишком груб и страшен. Как и последующий – можно ли взрослому человеку отдавать управление важнейшими сторонами своей жизни посторонним, основываясь лишь на том, что у них якобы есть какие-то «чувства» к тебе?

Собственно, это два ключевых взгляда на природу взаимоотношений власти и общества. Первый – патриархально-монархический: принимается, что король – это действительно что-то вроде Отца своим подданным, и забота о них, об их благосостоянии для него – что-то вроде «родового чувства», «врожденного стремления». И второй: власть – это всего лишь нанятые народом на работу через механизм выборов функционеры, а их предвыборные программы – что-то вроде оферты, которые после победы превращаются в договор, КОНТРАКТ. Выполнил контракт – молодец, народ тебя оставит на следующий срок; не выполнил – гуляй, Вася.

Условному Путину, конечно, очень хотелось бы править в соответствии с первым, патриархально-монархическим взглядом. Однако тут масса естественных препятствий, и первое, важнейшее – он же не монарх. Откуда у него «врожденное стремление»? Чем больше сидит Путин «на троне», тем больше у «подданных» сомнений – «а царь-то ненастоящий!» «Оккупационный принцип», по которому выстроена еще с советских времен власть в России, идеально соответствует именно монархии – но беда постсовка в том, что он все ж – не монархия.

Но и у либерала, попадающего во власть в нашей псевдомонархии, не меньше проблем. Будучи убежденным «контрактником», либерал ведет себя так, как будто выполняет некий собственный «контракт с народом»; но беда в том, что этот контракт с ним НИКТО НЕ ЗАКЛЮЧАЛ! Либерала кооптировала вверх «псевдомонархия». И народ это понимает, а либерал – нет. И отсюда – обоюдное раздражение и даже ненависть в отношении друг к другу.

Отсюда и разница в отношении к Путину и к либералам: Путин душит Россию, является объективным тормозом ее развития – но он ведет себя «по правилам», где надо изображает (хотя и с очевидно нарастающей неохотой – надоедает ведь кривляться на старости лет) «заботу»; а либералы демонстративно изображают «профессионалов-чиновников», честно делающих дело – и скоро их едва ли не убивать начнут. ЗА ЧЕРСТВОСТЬ.

А теперь поговорим о пиве

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 315 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →