Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:
  • Mood:

Дедовщина-часть 2: договоримся о терминах

(Продолжение. Начало см. здесь).

Прежде всего следует договориться о терминах. Именно непроясненность ситуации в научном плане дает почву для бесплодных дискуссий в духе «а вот еще был случай…» - «ерунда, это нетипично!» и т.д до бесконечности. В жонглировании примерами и цифрами понаторели за последние десятилетия обе стороны – и «солдатские матери», и Министерство обороны, при этом ни на йоту не приблизившись к существу проблемы.

Одна из наиболее распространенных ошибок – стремление рассматривать армейское подразделение как обычную группу, нечто вроде трудового коллектива, учебного класса или даже компании друзей на отдыхе. Мол, «армия – это срез общества», «какое общество – такая и армия» и так далее в том же духе. Обычные люди – солдаты; они так же, как и все прочие, хулиганят, иногда дерутся, а в общем – стараются заслужить похвалу начальства. В этой благостной «общечеловеческой» картинке проблема «дедовщины» просто растворяется без остатка, и говорить становится не о чем...

Но картинка неверна. Армия – не НИИ и не завод, и различие очевидно: в социальной психологии оно называется «характер членства в группе». Все дело в том, что солдат не вправе под угрозой уголовного преследования по собственной воле покинуть «родной армейский коллектив». Забавно, что в стандартных советских учебниках социальной психологии (по крайней мере, до начала 90-х) характер членства вообще не рассматривался как классифицирующий признак, и сам термин groups compulsory in membership я впервые обнаружил в американских пособиях.

«Группу принудительного членства» (далее ГПЧ) следует отличать от так называемой «закрытой группы» - то есть просто «группы, из которой нельзя выйти». Отличие тонко, но существенно: сам термин «закрытая группа» возник при изучении специфики самоощущения и групповых взаимодействий внутри экипажей затертых льдами полярников, космонавтов и прочих отрезанных на долгое время от мира сообществ. И наши, и западные исследователи обнаружили у членов таких групп нарастающую фрустрацию и депрессию, а также разработали множество методик, как с этими вредными явлениями бороться.

Таким образом, «закрытая группа» - группа, в которой люди вынуждены долгое время держаться вместе ввиду явной враждебности внешней, чаще всего физической среды (космоса или полярных льдов).

Группа же принудительного членства – это группа, участники которой вынуждены оставаться вместе под давлением «более широкой социальной организации», причем эта самая «более широкая организация» одновременно диктует участникам и группе в целом определенные цели и способы достижения этих целей. Проще говоря, «закрытая группа» - продукт воздействия внешней физической, а ГПЧ – внешней социальной среды.

Рассматривая армейское подразделение (АП) под социально-психологическим углом зрения дальше, отмечаем, что мы имеем дело не только с группой, но и с организацией. Т.е. она создана не самими участниками, а задана извне, с целями и правилами функционирования, которые совершенно не обязательно должны разделяться участниками. Этим АП отличается от, к примеру, группы друзей, выехавшей на шашлыки или выступившей в многодневный поход.
И этим, конечно же, оно напоминает любую другую организацию – банковское отделение или отдел в крупной корпорации: некие «правила распорядка», приказы, обязательные для исполнения, порой – требование ношения определенной формы одежды. Здесь разница – в «знаке» так называемой «мотивации участия». Для клерка «более широкая социальная организация» вынуждена создавать «положительную мотивацию» (деньги, престиж, продвижение по службе и т.п.), в то время как для солдата/матроса главную роль играет собственно принуждение – т.е. страх испытать санкции за отказ от участия. Таким образом, «армейский коллектив» это одновременно и ГПЧ, и ОПЧ (организация принудительного членства, т.е. использующая «негативную мотивацию участия»).

Наконец, современный «армейский коллектив» - это ТОТАЛЬНАЯ ГРУППА. Этим термином обозначается социальная группа, участники которой вынуждены в течение длительного времени общаться почти исключительно друг с другом. Как мы знаем, обитатели казармы проводят в самом тесном контакте не только дни, но и ночи в течение 2-х, а то 3 лет (флот). При этом общение с другими людьми ВНЕ казармы для них в этот период серьезно затруднено, а иногда (отдаленные гарнизоны, корабли в походе, подводные лодки) и вовсе невозможно.

Особенность «тотальных групп» в том, что в них гораздо быстрее идут процессы т.н. «групповой динамики» - т.е. самоопределения членов группы относительно друг друга, групповой идентификации и прочего. Эта особенность активно используется в некоторых школах групповой психотерапии – когда участников психотерапевтических групп на долгие часы, а то и дни изолируют в комнате наедине друг с другом и ведущим группы, без права покидать группу даже ненадолго (участники, покинувшие группу, лишаются возможности возврата и теряют все уплаченные деньги).

Итак, «армейский коллектив» в современной российской армии – весьма специфическое образование с точки зрения социальной психологии. Это организация принудительного членства, реализованная в форме тотальной группы принудительного членства. Есть все основания полагать, что внутригрупповые процессы в такого рода образовании должны также протекать достаточно специфично и бурно.

В следующей части мы поговорим уже о собственно «дедовщине» как одной из наиболее распространенных форм групповой динамики в ГПЧ армейского типа – и заодно сравним ее с характерной динамикой в ГПЧ тюремного типа.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments