Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

Как работала графа «против всех»

На фоне помешательства властей с целью обеспечить явку вспомнилась старая добрая графа "против всех" в избирательном бюллетене. Графу эту уже давно, в ходе путинской контрреформы избирательного законодательства в середине "нулевых", похерили. А сейчас, поди, жалеют - ведь практика 90-х показала, что «против всех» стабильно прибавлял к общему проценту явки 5-10% недовольных.

А может, и не жалеют нифига: ведь "против всех" не такое уж безобидное средство - бывало, что избиратели с помощью этой графы умудрялись сказать свое "фи" совсем уж наглым администраторам-единороссам. Ведь раньше действовало правило - если "против всех" проголосовало больше избирателей, чем за любого "живого" кандидата - такие выборы признавались несостоявшимися, и назначались повторные через полгода. Прям какое-то, язви его за ногу, народовластие было у нас, и не так давно!

Чтобы освежить в памяти, давайте вспомним мой старый, наивный текстик об одном ярком примере ДЕЙСТВЕННОСТИ этой графы в бюллетене. История, подчеркну, абсолютно документальная.

Итак, подмосковный городок Серпухов. 80 км от столицы, жителей – чуть менее 150 тысяч. В 2000 году градоначальником, то бишь мэром, в нем был некто Николай Адушев. К тому времени «мэрствовал» он уже лет 8 – и не сказать, чтобы ему это сильно надоело. Однако через выборную процедуру сумел он к тому времени пройти – точнее, продраться – лишь однажды. В 1996 году в ходе весьма муторной кампании с огромным трудом сумел он одолеть местного коммуниста, председателя городской организации КПРФ. «Победа» была одержана на фоне чрезвычайно низкой явки равнодушных ко всему горожан, с минимальным перевесом. К тому же, дотошные коммунисты буквально сразу заявили о допущенных при подсчете голосов махинациях и стали через суд требовать пересчета бюллетеней. Суды – дело долгое, но и закон, на беду, обязывает хранить бюллетени в течение года после выборов. Суд коммунисты, наконец, выиграли, но только собрались было приступить к пересчету – как тут, натурально, в городском архиве города Серпухова случился пожар – и все бюллетени сгорели.

Нет бюллетеней – нечего и пересчитывать; тогда градоначальник усидел в своем кресле – но, надо полагать, с тех пор к выборной нервотрепке он приобрел стойкую идиосинкразию. И тут – новые выборы, назначенные на март 2000 года!

Стал градоначальник к тем выборам готовиться. И подготовился! Говорят, что готовился он не один – мол, подсобили ему некие «калужские политтехнологи». Что за политтехнологи – не знаю. Но, если таковые существуют – это определенно оказались ребята затейливые.

На кресло серпуховского градоначальника обнаружилось достаточно много претендентов. Городок хоть и невелик, а, видать, чем-то приманчив. И Москва близко, и промышленный какой-никакой потенциал имелся, и храмы там, и монастыри. В общем, желающих набралось аж восемь человек.

Кампания началась в январе 2000-го. Тогда же вступило в действие «серпуховское ноу-хау». На старт вышли (то есть подали заявления на регистрацию в качестве кандидатов на должность Главы города) следующие люди: главный городской газовщик (т.е. начальник Серпуховского треста газового хозяйства) по имени Владимир Шолохов; местный общественный деятель, глава движения «За новый регион» Сергей Щетко; тот самый, жаждущий реванша глава городской организации КПРФ Сергей Волков; начальник городского управления ЖКХ Шевченко; директор городского рынка Виктор Калюжный; начальник налоговой полиции, сам мэр Адушев и еще один никому неизвестный кандидат, который впоследствии оказался типичным «подставным». Солидная компания претендентов, не правда ли? «Даже чересчур солидная, надо проредить!» - так, по-видимому, решили «калужские политтехнологи». Интересное началось, когда городской ТИК (территориальная избирательная комиссия) принялась отказывать в регистрации одному кандидату за другим. Сценарий был один и тот же: ТИК внимательно, с лупой в руках изучал собранные подписные листы, представляемые кандидатами, и браковал их. Так, были «отсеяны» пять (!) основных кандидатов: коммунист Волков, «газовщик» Шолохов, «общественник» Щетко, начальник ЖКХ Шевченко и начальник налоговой полиции, чью фамилию история (в моем лице) не сохранила. ТИК мудро пропустил лишь Калюжного – видимо, резонно полагая, что за директора городского рынка никакие уважающие себя избиратели голосовать все равно не станут.

Пострадавшие, конечно же, обращались в суд. Их беда была в том, что суд был все тот же – Серпуховской городской. Суд одну за другой отвергал все жалобы на самоуправство терризбиркома. Ежу было понятно, что данные структуры работают в тандеме – а точнее, являются орудиями в игре, затеянной собственно городской властью. Причем атака на подписи шла именно в том направлении, про которое в недавнем интервью «Известиям» рассказывал Рыжков-мл. Избирком сверял паспортные данные подписантов с данными, представленными паспортными столами – и находил массу «несоответствий». На этом основании подписи признавались недействительными. Лишь один типичный пример. Баскова Елена Ивановна живет в доме № 46. Нет такого дома, утверждает ТИК, а есть дом, по данным паспортного стола, №46/20. Хотя в существовании самой Елены Ивановны и ее подписи не сомневается никто...

Были и чудесные, поистине «щедринские» примеры. Меня восхищают, к примеру, такие (таких было не один и не два): суд хладнокровно признает некую подпись «поддельной». Сторона несостоявшегося кандидата в депутаты представляет суду человека, давшего подпись. Тот, глядя судье в глаза, говорит: «Это моя подпись! Я ее дал в поддержку вот этого кандидата! Вот мой паспорт!» Судья, столь же бестрепетно, в духе Станиславского, говорит «Не верю!» - и отказывает в удовлетворении иска.

Мне кажется, что уездный мэр невольно выразил – еще в том, далеком 2000-м – мечту всех российских чиновников: как бы сделать так, чтобы выборы как бы были – но в то же время их как бы и не было? То есть – чтобы МОЯ победа в них была естественна и неизбежна, как наступление весны? Его «ноу-хау» поражает своей простотой: да надо просто не допустить до участия в выборах никого из сколь-нибудь значимых противников! Ну, можно еще оставить какую-нибудь «бяку», для пущей «демократичности». И тогда «избирателям» ничего и не останется, кроме как проголосовать за одного-единственного, родного и «приемлемого».

Но тогда, в Серпухове, во всем этом идеальном плане произошел сбой. Сначала случилась совсем нежелательная «шумиха». Вот мы часто (и справедливо) жалуемся, что в Отечестве нашем «настоящих буйных мало». Это так; но в маленьком Серпухове «буйных» нашлось целых двое. Проиграв последовательно все апелляции, наслушавшись издевательских комментариев «юристов», «газовщик» Шолохов и «общественник» Щетко взяли, да и объявили… голодовку! Да, прямо перед зданием Серпуховской горадминистрации. В знак протеста против «незаконного отказа в регистрации». Пожалуй, это была в нашей стране первая и единственная по сегодняшний день голодовка по столь экзотическому поводу. Как это было обставлено? А вот так: подогнали к зданию Администрации фургончик, в нем установили койки (!), и на них вдвоем лежали, не принимая пищу и отрываясь лишь для дачи интервью. Сначала были весьма бодры и веселы, но через пару недель голодовки серьезно так опали с лица - и всем горожанам это было заметно. Такой был маленький подмосковный майдан (майданчик) - еще за 4 года до первого киевского Майдана!

И, поскольку это был канун ПЕРВЫХ выборов Путина, в стране еще существовала независимая пресса и даже - о ужас! - почти независимые (от властей) телеканалы - это подействовало! В Серпухов поехали журналисты из центральных газет и даже с центральных телеканалов. Еще бы – такой великолепный скандал, и совсем неподалеку. В городе к тому же существовали две неподконтрольные мэру, но довольно популярные газеты. Они развернули дикую «антимэрскую» агитации. В итоге к выборам оказалось привлечено внимание и так называемых «рядовых серпуховичей». Голодающие кандидаты на миг стали «звездами» в передачах типа «Времечко», «Сегоднячко», «Человек и закон» - в полной мере вкусив положенные «15 минут славы».

Занятно, что даже и голодовка не заставила мэра смягчить позицию. Он, очевидно, «закусил удила». В итоге выборы градоначальника прошли на фоне всеобщего ажиотажа – но в том же, «нерасширенном» составе участников: мэр Адушев, директор рынка Калюжный и подставной кандидат. Последний был необходим, чтобы Калюжный не смог сорвать выборы, сняв свою кандидатуру.

Результаты выборов оказались для «команды мэра» обескураживающими. Несмотря на все усилия, Адушев получил лишь около 23% голосов. Директор рынка, этот «пария» любых выборов в современной России, получил на 4 с лишним тысячи голосов больше! Его показатель – 31%. Однако и Калюжному особо радоваться не пришлось, так как еще больше – почти 37%! – получил кандидат «против всех»! По закону, выборы в этом случае были признаны несостоявшимися. И повторные выборы состоялись полгода спустя. Уже без каких-либо «фокусов» ТИКа. Все восемь участников, изъявивших желание поучаствовать в них, были зарегистрированы.

Очевидно, что в число «всех», против которых проголосовали серпуховичи, вошли не только три злосчастных кандидата, оставшихся в бюллетене; сюда, безусловно, вошли и ТИК, и горсуд – все те, кто с маниакальным упорством пытался решить за избирателей, за кого им надо, а за кого не надо голосовать.

Для чистоты следует уточнить мотивы избирателей. Быть может, жители Серпухова – это просто люди, глубоко разочаровавшиеся в демократии, оттого и голосующие «против всех»? Нет. Через полгода, когда в выборах приняло участие нормальное количество претендентов, доля «против всех» опустилась до стандартного значения 8-10%.

Может быть, «против всех» в данном случае исказил картину реального волеизъявления избирателей, не позволив сразу и без хлопот отдать мэрское кресло «полюбившемуся» серпуховичам директору рынка Калюжному? И это не так. Наоборот: «против всех» позволил в данном случае уберечь город от обретения им вполне случайного человека на посту Главы.

Дело в том, что голосование «за» Калюжного оказалось по своей природе негативного характера: это было тоже не столько «за» Калюжного, сколько «против» Адушева! Что полностью подтвердили повторные выборы полгода спустя. Когда в бюллетене оказались фамилии восьми (!) реальных претендентов, Калюжный набрал менее 7% голосов, заняв в итоге последнее (!) место. Выходит, что изначально «калужские политтехнологи» были правы: в соревновании равных Директор Рынка действительно имел наихудшие шансы.

Что же произошло той весной в Серпухове? Несгибаемая гражданская позиция пары кандидатов, сумевших пойти на серьезный риск здоровью, и еще существовавшая в тот момент свобода СМИ резко политизировали город - и оказалось, что городская администрация и конкретно мэр Адушев сами в положении "против всех": они противопоставили себя всему городу, понадеявшись на свой "админресурс" и на то, что они практически "стерилизовали" такой инструмент холодной гражданской войны, как избирательный бюллетень. Однако, выкинув всех реальных конкурентов из бюллетеня, горвласти ТОГДА еще не могли удалить из него еще и графу "против всех" - руки были еще коротки. И этим оставшимся последним шансом ГОРОД воспользовался сполна.

«Против всех», таким образом, в данном конкретном случае сумели восстановить справедливость и пресечь произвол власти. Надо признать, что гораздо чаще им этого не удавалось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →