Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Ксюшадь как решение

Хай(п), поднявшийся в энторнетах по поводу «выдвижения Ксении Собчак» в президенты (я до сих пор не понял, откуда в этом слове вдруг появилась буква «п»), безусловно, забавен, особенно если учесть, что все это пока не более чем слухи. Однако в любом случае обсуждение президентских перспектив Ксении – занятие несерьезное.

Куда интереснее – с чего вообще это понадобилось. Какая Собчак, зачем?! Вроде бы у Кремля и так все хорошо – Навальный нейтрализован, старые конкуренты давно впали в маразм, поляна зачищена, выборы обещают быть легкой прогулкой.

Нам отвечают, что острой остается проблема явки на выборы, и якобы именно Ксюша своей «яркой фигурой» призвана эту проблему решить. Она, мол, лицо федеральной известности, народ к ней неравнодушен, «на нее» он и на выборы повалит. Вот тут-то и возникает сомнение: а повалит ли?

Явка
Почему так важна проблема явки? Нынче даже самые что ни на есть придворные политологи и эксперты признают, что в условиях отсутствия конкуренции выборы президента РФ будут носить плебисцитарный характер, то есть, по сути, станут чем-то типа всенародного референдума о доверии президенту Путину. Ну а раз референдум – к нему и требования как к референдуму, то есть явка более чем 50% избирателей обязательна. А еще б лучше, если бы и число проголосовавших «за» оказалось бы более 50% от всех жителей страны – тогда референдум уж точно можно было бы считать удавшимся.

Но как это обеспечить? Ведь люди в России ходят на «выборы» все хуже и хуже! Вот, скажем, данные с последних (2017 год) выборов губернаторов: «аутсайдерами среди «губернаторских» регионов оказались Карелия (23,5%), Новгородская (24,8%), Калининградская (26,3%) и Кировская (27,2%) области» - писали «Ведомости» 10 сентября. Что это за явка такая – 23,5%?! Как будут выглядеть выборы Путина с такими показателями?

На это тоже можно возразить – есть, мол, и регионы с высокой явкой на тех же выборах губернатора. Скажем, в Мордовии в этом году «пришли» 71%. В Самарской области в 2015 году было 57%, у Шанцева в Нижегородской в 2014 было 54,5%... Тоже все как-то негусто, для президента неприлично. Есть, конечно, еще Кемеровская с ее 90%-ной явкой на любые выборы, но таких областей в России мало, Чечня вот еще…

На выборах президента РФ в 2012 году явка составила 65%; естественно, Кремлю хотелось бы явки в 2018 как минимум не меньше, а желательно и побольше, чтобы никаких разговоров о «нелегитимности» даже не возникало. Но как этого достичь?

Можно вбросить и такой аргумент – мол, бог с ними, с губернаторами, кому они нужны. Вот в 2016 году были же выборы в ГосДуму, и на них была вполне ведь приличная явка! Увы – и на последних выборах в ГД в 2016 году явка была так себе – в целом не дотянула даже до 50% от общего числа избирателей (кстати, в первый раз за всю историю выборов в ГосДуму).

Чтобы понять, как поднять явку, надо для начала понять, зачем вообще люди ходят на выборы. Какова, так сказать, «мотивация участия» у большей части населения? И вот тут нас поджидает сюрприз! Оказывается, основная мотивация похода на выборы – это потребность высказаться ПРОТИВ – чего-то или кого-то. То есть мотивация по большей части имеет негативный характер. «Я иду на избирательный участок и голосую, чтобы не победили наиболее чуждые, неприятные мне идеи или люди».

А как же позитивная мотивация – «поддержать того, кто мне нравится»? Увы, в чистом виде такая мотивация слишком слаба, чтобы стать побудительной причиной для действия. Поддерживать тех, кто нравится, мы будем лишь тогда, когда есть угроза победы других, которые нам НЕ нравятся – то есть в этом случае в основе опять же негативная мотивация, «чтобы другие не прошли». Но как быть, если мы уверены, что Тот, Кто Нравится все равно победит (вариант – все равно проиграет)?

В этом случае большинство предпочтет остаться дома – люди не любят совершать бессмысленных действий и склонны к экономии усилий. В условиях отсутствия конкуренции «голосование за» принимает форму «засвидетельствовать почтение» - однако бюллетени анонимны, а советская система «отслеживания лояльности», когда вся квазигосударственная система в лице партийных, профсоюзных и комсомольских органов тщательно следила за явкой каждого на выборы, была разрушена в 1991 году и до сих пор, несмотря на определенно прилагаемые усилия, не восстановлена.

Рулит только негативная мотивация! И в этом смысле случившаяся при позднем Путине тотальная «зачистка поляны» сыграет с ним на предстоящих выборах злую шутку.

Нет сомнений, что среди населения РФ много сторонников Путина, которые охотно пошли бы проголосовать за него на выборах – но только в том случае, если они почувствуют в отношении него какую-то угрозу. Равно как в России определенно имеется какой-то весомый процент противников Путина, которые тоже охотно пошли бы на выборы, если бы поверили в то, что есть какой-то более устраивающий их кандидат, в самом деле способный бросить Путину перчатку и победить. То есть в РФ есть две большие категории избирателей: одна – «те, кто за Путина» и вторая «те, кто против Путина» - и вместе они составляют значимо более 50% от списочного состава; эти люди были бы очень не прочь схлестнуться на выборах – но обоим не хватает негативной мотивации: первые уверены, что они в любом случае победят, а вторые убеждены, что они в любом случае проиграют. Как следствие – те и другие на президентские выборы не собираются и, скорее всего, не придут.


Поможет ли Собчак Кремлю
Теперь, когда мы понимаем, в чем интрига, спросим себя – а поможет ли Ксения Собчак «нагнать явку»? Есть ли к этому какие-то предпосылки?

Определенные, безусловно, имеются. Во-первых, Собчак – это «всероссийский аллерген» №2, в этом отношении с ней может поспорить разве что аллерген №1, уже малость подзабытый Чубайс. Немало найдется в РФ индивидов и даже семейных пар, которых хватит кондратий от одной мысли, что «эта…» может стать в России Верховным Главнокомандующим и вообще главным Начальством. Свою сомнительную славу Ксения нарабатывала долго и упорно, и даже ее участие в «Доме-2» - это не главное, за что она заслужила ненависть всех российских домохозяек и честных советских патриотов.

Во-вторых, Собчак – женского пола, и для претендента на высшие посты в государстве это тоже безусловный минус в глазах российского – бедного по большей части, а значит, консервативно и архаично настроенного – электората. Причем в России (подтверждаю это как полевой выборный социолог-практик) наибольшее неприятие женщин-политиков высказывают как раз женщины (которые в то же время и гораздо охотнее мужчин ходят голосовать).

Широко известная женщина с репутацией аллергена – это, казалось бы, как раз то, что и надо Кремлю для повышения явки: испуганный перспективой появления Собчак во главе страны консервативный электорат толпой побежит голосовать за Путина, чтобы спасти его от Ксюши. На это, очевидно, и делает ставку тамошний «мозговой центр», придумавший саму идею… Но сработает ли она?

Очевидно, что нет. И причина ясна: никто НЕ ПОВЕРИТ в то, что у Собчак есть хоть какие-то шансы. Не поверит глубинка, не поверят «тети Маши». Для роли настоящего пугала Собчак слишком уж легковесна. Ее появление в кампании скорее будет восприниматься электоратом как некий досадный курьез – или (что еще хуже с точки зрения явки) как проявление неких родственных чувств Путина к Ксюше («дядя Вова дал поиграться»).

В этом трагедия путинских политтехнологов: для решения задачи явки им надо создать у электората впечатление, что «Путин может проиграть» - только это способствовало бы мобилизации как «своего», так и «чужого» электората, что и привело бы к росту явки. Однако второе условие путинской кампании – «Путин безальтернативен, в нем все лучшее, никаких других вариантов у России нет и не может быть». Как совместить? Как строить кампанию, если два главных условия друг другу прямо противоречат?

Сравним, кстати, в этом плане кампании по выборам президента 2012 и 2018 года. На выборах 2012 года была тоже своя «Ксюша» - там эту роль играл Прохоров. И надо сказать, что как раз Прохорову эта роль подходила значительно больше: его можно было сразу обозначать даже не просто «миллиардером», а ОЛИГАРХОМ – и это слово на людей действовало обычным магическим образом. Постсоветский обыватель, пожалуй, никого так не боится и не ненавидит, как «олигархов», приписывая им инфернальную мощь и «стремление ко Злу». И на этой шкале Ксюша, хоть и тоже (для путинского электората) предстает как посланница Ада, но является максимум каким-то мелким бесенком (на фоне Прохорова, который сам дьявол).

В чем же шанс Кремля? Шанс только один – попробовать убедить тусовку «агентов Госдепа» и «украинских агентов» в русском секторе Фейсбука, что Ксения – их кандидат. Если б удалось сплотить вокруг Ксении всех путинских ненавистников – глядишь, их влияние на умы вылилось бы в то, что Ксению стал бы опасаться исконно-посконный путинский электорат.

Однако и это практически невозможно – и в силу узости самой фейсбучной тусовки, и, главное, в силу ее раздавленности всеми предыдущими годами. Ксения слишком очевидный проект Кремля, чтобы она смогла вдохновить и воодушевить антипутинский электорат.


Вывод
В общем, беглый разбор затеи Кремля с Собчачкой-претенденткой приводит к однозначному выводу – это полный бред и заведомый провал. Хотя решение лежит у Кремля под носом: если они действительно хотят явки, хайпа и высоких итоговых цифр, им всего лишь надо плюнуть на второй сорт и обратиться к первому (он же и единственный). То есть – пригласить на выборы Чубайса. Проблема явки была бы решена с ходу.

Жаль, но они этого не сделают. Они ведь знают Чубайса.

Чубайс может и победить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 189 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →