Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Когда нам удастся свалить из Сирии

Интересная версия Владимира Милова, что Россию в эту безнадежную авантюру с Сирией втравил Иран, который теперь рассматривается Путиным как "стратегический союзник" - и это значит, что просто так Иран нас оттуда не отпустит: до тех пор, пока нас там основательно не отдубасят (по аналогии с Афганистаном) - уйти не удастся. То есть мечте, робко высказанной давеча Сергеем Шелиным, что

"Теперь предстоит выбрать один из трех сценариев.
1. Самый, на мой взгляд, лучший. Объявить войну выигранной и под аплодисменты телезрителей вернуться домой".


увы, не суждено сбыться.

Милов пишет:

" За годы противостояния Асад не просто растерял большинство территорий, но его армия находится в ужасающем состоянии, испытывая банальный дефицит живой силы. Сам воевать он категорически не в состоянии, прикрытие с воздуха в этом плане мало что решает (см. ниже). Было ясно, что в обозримое время его «додавят». Автор этих строк видит главную мотивацию вмешательства Путина именно в этом — потерять такой плацдарм на Ближнем Востоке Путин не хотел.

Путин не может просто так взять, пострелять и уйти, так как во многих действиях и комментариях явно прослеживается, что действия в Сирии являются результатом де-факто создания двойственного союза России и Ирана, которые вдвоем вознамерились решить задачу сохранения Асада у власти. Просто пострелять и уйти — значит вызвать гнев у своего новоявленного «союзника», Тегерана, который в этом случае останется один на один с широким кругом врагов и будет страшно зол на Путина. Учитывая, что Путин на сирийской почве категорически разругался со всеми основными региональными державами — Турцией, Саудовской Аравией, Катаром — потеря последнего крупного «союзника» в регионе, на которого он сегодня сделал ставку, будет для него катастрофой. (Про шиитское руководство Ирака не надо иллюзий: оно тесно координирует действия с Ираном и по своей воле под Путина ложиться не будет.) Ради сохранения новоявленного партнерства с Ираном Путин теперь не сможет просто так уйти из Сирии — «союзничек» будет подталкивать его к расширению операции, угрожая разрывом и битьем посуды.


В целом, Иран мастерски втянул Россию в этот конфликт, спекулируя на антиамериканских фобиях Путина. Теперь, вероятнее всего, мы выясним, что вход стоил рубль, а выход — даже не два, а боюсь себе представить эту сумму. У нас и с Китаем отношения строятся точно по такой же схеме: сначала мы перед ними пресмыкаемся и что-то отдаем, потом ждем, будет ли от этого выгода. Ни тут, ни там выгодой пока не пахнет.

...

Качество разведки в этом регионе традиционно крайне низкое. Генералы могут сколько угодно воображать, что они бьют по архиважным объектам, а может это на самом деле коровник — никто не знает.

Противники Асада не имеют никакой стационарной военной инфраструктуры, которую имеет смысл бомбить при традиционных боевых действиях — от командных пунктов и коммуникационных систем до баз дислокации тяжелых вооружений и военной техники. Это все очень мобильно, рассредоточено и подвижно. Использовать авиаудары для того, чтобы подбивать танки — сомнительная тактика. А кроме танков и артиллерийских установок, у воюющих с Асадом группировок ничего нет.

Противники Асада уже овладели техникой рассредоточения, укрытия и маскировки в ответ на авиаудары — прежде всего тот же ИГИЛ в ходе многомесячных западных бомбардировок. Тут нет ничего нового.

Возмущенные действиями Путина Саудовская Аравия, Катар и Турция быстро поставят своим сирийским союзникам средства противовоздушной обороны, и скоро, когда эффект внезапности пройдет, наша авиация станет очень уязвимой (вспоминаем Афганистан).


Насколько можно понять, «план Путина» (он же «беда России») заключается в том, чтобы авиационными и ракетными ударами обеспечить прикрытие наземному наступлению разномастных сухопутных сил, поддерживающих Асада — регулярной сирийской армии, «Хезболле» и иранской революционной гвардии.

Но план этот хреновый, так как от сирийской армии мало что осталось из-за боевых потерь и дезертирства, как уже было сказано, плюс ее боеспособность, мягко говоря, вызывает сомнения после нескольких лет тотальных поражений. «Хезболла» явно предпочитает отсиживаться в своих традиционных гнездышках на юге страны. Иранцы? Так они воспринимаются местным суннитским населением как внешняя оккупационная сила. Наряду с русскими. Мы реально получаем полную параллель с Афганистаном: в 1979 году местная армия Бабрака Кармаля оказалась полностью неспособной к боевым действиям, а массовый ввод в страну «иноверческих» войск способствовал подъему национального духа и росту сопротивления. Мало сомнений, что так будет и здесь, учитывая, что с каналами для подпитки противников Асада: Турцией, Саудовской Аравией и Катаром вообще нет проблем. Скоро все это может быстро эволюционировать от вопроса о «сохранении режима Асада» к священной войне с шиитскими оккупантами, а также «неверными» в лице русских. Ровно как в Афганистане в 1979—1980 годах. И чем сильнее сопротивление и немощнее местные «войска», тем больше будет запрос на ввод боеспособных внешних войск.

К тому же боеспособность иранцев тоже вызывает большие сомнения — и по воспоминаниям об ирано-иракской войне 1980-х, и по нынешним новостям (буквально только что сирийские моджахеды грохнули иранского генерала, руководившего операциями в Сирии).

Так что вопрос остается простым — если этот план (авиаподдержка наземному наступлению Асада и иранцев) провалится, что дальше? Путин отступится и уйдет?

У меня нет такого ощущения..." и т.д.
http://gaidar.center/articles/putins-syria.htm
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →