November 24th, 2019

Мастерская

Тулун, Венеция и Маша Распутина

Была сегодня интересная встреча - старый приятель затащил в гости своего нового знакомца, полковника МВД. В отставке. Ну, веселье, сидели жарили мясо, полковник разошелся, начал травить всякие оперские байки - чистый Кивинов! Я, грешным делом, подумал даже, что он их и пересказывал, проверил по интернету - вроде нет таких у Кивинова. То есть - подлинный народный фольклор!



Ну вот, например. Рассказывает: "Сидели мы, опера - говорит, - как-то вечером в отделении, бухали" (это у него зачин примерно всех историй) "А был у нас тогда один жуткий тип в начальстве - генерал-майор Павлов. Жуткий зануда, дуболом, бюрократ - его все ненавидели. Естественно, с нами он не сидел; да уже и поздно было - мы думали, все начальство домой ушло. И тут один наш молодой опер по имени Стасик встал и отошел в туалет отлить. Мы сидим - Стасика нет. Полчаса проходит. Час. Полтора часа. Нет Стасика! Блин, куда опер делся?? Только встали посмотреть, высунулись из кабинета - а там везде тревога, спецназ, всё начальство... И нам говорят: "Ваш Стасик только что по пьяни генералу по морде дал!" Блиинн! Тот на измене весь, спецназ вызвал, следователей, Стаса уже заломали, в наручниках уехал - покушение! Мы думаем - точно Павлов! Так оно и оказалось. Collapse )
Мастерская

Закон о запрете оскорбленных чувств

Услышал по радио о очередном диком скандале на Западе: вроде бы какой-то производитель отказался от выпуска нового бренда, потому что очередное "меньшинство" - то ли негры, то ли феминистки, то ли лесбиянки, то ли веганы, то ли еще кто - увидело образцы и поспешило почувствовать себя оскорбленным. Эти скандалы уже случаются с регулярностью пробок на Садовом кольце, все уже как бы привыкли и не обращают внимания.

Россия тоже старается "шагать в ногу" с современными тенденциями - недаром у нас даже целый закон про "защиту оскорбленных чувств верующих" принят. Непонятно, правда, почему только верующих; в принципе, по факту получается, что сегодня впору принимать законы о "защите чувств" вообще любых малых социальных групп, любых меньшинств. Идея понятна - таким образом правительства разных стран хотят душить в зародыше любые социальные конфликты. Бедный Окуджава едва ли предвидел, что его благостный призыв "Давайте говорить друг другу комплименты!" - возьмут на вооружение самые оттъявленные держиморды по обе стороны океана. Только комплименты и ничего, кроме комплиментов! Хотя, впрочем, и комплименты могут быть оскорбительными, так что лучше вообще МОЛЧАТЬ.

Однако чем дальше, тем все-таки делается очевиднее, что подобная "защита меньшинств" ведет к полному абсурду: она делает невозможным не только никакое общественное высказывание, но и - как видим на примере останавливаемых производств - и вообще никакую даже производительную деятельность. Ибо ведь и вещи тоже могут оскорблять - люди с тонкой душевной организацией всегда найдутся. Длинный носик у чайника оскорбляет евреев, белый цвет холодильника - негров, реклама водки - русских, розовые подгузники - лесбиянок, ну и далее везде. "Так жить нельзя!" - как говорил еще покойный Говорухин.

По сути, вся эта защита чувств ведет только к бесконечной эскалации и далее - к войне всех против всех; ведь чем отчаяннее мы будем защищать чувства, тем, естественно, тоньше и нежнее они будут становиться.

Поэтому, когда маятник наконец-таки пойдет в другую сторону - будут, вероятно, приняты законы прямо противоположного толка: о запрете обижаться. Буквально - наказуемой станет сама демонстрация обиженных чувств-с. Увидел акт глумления и кощунства над дорогими твоему сердцу святынями - терпи, не возникай! Собирался проходить мимо - проходи мимо. Специальные будут тюрьмы для таких оскорбившихся (15 суток - для обидевшихся в первый раз, 30 суток и до полугода - для злостных обижантов-рецидивистов). И название у таких тюрем будет старое, доброе: дома терпимости.

А если так не сделать - от всяких верующих и обиженных меньшинств никакого проходу не будет.