October 18th, 2019

Мастерская

Давать ли Оскар Джокеру

За роль Джокера все в едином порыве почему-то собираются давать «Оскара» актеру Хоакину Фениксу — рассуждают об этом как о деле практически решенном. Не знаю, я вот не уверен. Меня смущают зубы.

Помните, как он — то есть будущий Джокер — натужно и страшно (потому что странно) смеется в самом начале фильма? Этот натужный смех идет потом своего рода рефреном на весь сеанс. А эти его челюсти во весь экран? Они впечатляют! Шикарные, просто выставочные зубы, все 32. Один к одному — здоровые, крепкие, отполированные. Настоящие голливудские челюсти!
Collapse )
Мастерская

Молодым прихожанам Православной церкви



Чего только не найдешь на просторах инета! Вот наткнулся вдруг в блоге у своего активно православного френда Мирослава Бакулина на некое "Письмо", которое по сути - своеобразное "наставление молодым священникам". Казалось бы - где я и где молодые священники?! Я вообще, как известно, атеист. Решил пробежать глазами начало - и неожиданно увлекло. Что и понятно, на самом деле: все-таки РПЦ - это прежде всего большой социальный организм, а тут в письме ненароком приоткрывается его внутренняя механика. Очень интересно! Тут и видно, что страдания русского человека почти везде однотипны - чаще всего они сводятся к тому, что человек чувствует себя попавшим внутрь Вертикали, которая его мнет и давит, и из которой он не чает, как выбраться.

И видно, что писал человек неравнодушный и толковый. Хотя ключевая финальная рекомендация звучит, конечно, довольно наивно и потешно. И стандартно: всегда и везде русский человек видит выход только и исключительно в личных усилиях - коллективные усилия никогда даже не рассматриваются. Отбили большевики крепко всякую охоту...

"Здравствуй, дорогой друг!

Ты - молодой прихожанин православного храма Русской Православной Церкви, помогаешь батюшке в алтаре, поёшь и читаешь на клиросе, занимаешься реализацией каких-нибудь приходских проектов – одним словом, ведёшь активную приходскую жизнь и в тайне сердца мечтаешь стать батюшкой, а может кто-то из священников уже и подталкивает тебя к этому шагу, значит, это обращение к тебе.

Хочу бегло обрисовать тебе возможные перспективы, которые ждут тебя, когда ты окажешься на стезе священнического служения.

Во-первых, скорее всего, желание стать священником обусловлено увлечением внешним антуражем, которым окружёны батюшки. В мечтах тебе грезится, как ты будешь ходить в красивой рясе с важным видом; как люди будут подходить к тебе за благословением, низко склонив голову; как они будет обращаться к тебе за разрешением жизненных вопросов, и ты мудрым отеческим советом будешь распутывать все сложные узлы человеческого бытия; как ты будешь красиво и благоговейно служить, давая зычным голосом возгласы за богослужением, от которого прихожанки будут млеть и падать в обморок; как с церковного амвона ты будешь произносить проповеди, «прожигая» огненным глаголом сердца прихожан; как ты будешь в воскресной школе рассуждать с учащимися о трансцендентности и имманентности, об апофатике и катафатике, об экзистенциях и эманациях; как ты будешь миссионерствовать и обращать ко Христу толпы людей подобно апостолу Петру и т.д.

Да, в мечтах это всё красиво и маняще. А что же произойдёт в реальности? К рясе и подряснику ты быстро привыкнешь и никаких романтических чувств по отношению к ним испытывать не будешь. Более того, ты обнаружишь, как это неудобно, передвигаться в длинной одежде по лестнице, делать земные поклоны, садиться в машину и выходить из неё; что в межсезонье ходить в рясе и подряснике – сущее наказание: они постоянно грязные, и как бы ты ни старался, всё равно испачкаешься. И, скорее всего, в свободное от богослужений время ты вернёшься к более простой, практичной и удобной светской одежде. В богослужебных же одеждах будет просто неудобно и летом очень жарко. Collapse )

Характерен комментарий, которым сопроводил публикацию сам Мирослав: "Знакомый решил писать статьи в интернет. Написал о насущном. Я отправил в кучу порталов, таких как православие.ру, православие и мир и т.п. Все забоялись".

Ну как мы и думали, в общем.