June 29th, 2019

Мастерская

Что такое половой отбор

Думаю, в порядке "субботнего чтения" сам бог велел продолжить "секспросвет" от Петровича (Никонова), из его замечательной книги "Человек как животное". Тем более, что в теме еще осталось масса неизведанного.



Итак, продолжаем!

"...а для чего человек является гиперсексуальным животным? К чему эта постоянная тревожность и перманентные мысли: а вот кому бы вдуть? Не лучше ли освободить время, чтобы подумать о высоком – рассчитать траекторию космического аппарата, например? И какую роль вообще имеет гиперсексуальность вида для его «очеловечивания»?
У собак течка бывает дважды в год. Все остальное время они асексуальны. Птицы размножаются раз в год. Все остальное время они асексуальны. У китов три овуляции за два года. Все остальное время у них нет проблем… У человеческих же самок овуляция происходит каждый месяц! Причем ни по каким внешним признакам об этом узнать нельзя, что, вообще-то говоря, странно, потому как у всех других зверей период овуляции сопровождается яркими внешними проявлениями. Собаки, например, чуют запах овулирующей самки за километры. У существ с менее развитым обонянием, но с более развитым зрением, самки, готовые к оплодотворению, подают самцам визуальные сигналы. Например, у самок приматов набухают и заметно увеличиваются молочные железы, сигнализируя о том, что они готовы к спариванию. У человеческих же самок молочные железы всегда в «боевом положении» и сигнализируют о постоянной готовности к скрещиванию. Или, что то же самое, период, когда самка действительно может забеременеть, скрыт и от самца, и от нее самой.
Почему?
Наша постоянная готовность к спариванию настолько ярко выделяет нас из всего прочего животного мира, что нуждается в объяснении. Она пронизывает буквально всю человеческую культуру, которая едва ли не полностью посвящена отношениям самки и самца, желающего ее покрыть. И это вполне естественно: у гиперсексуального животного, которое может и готово заниматься сексом постоянно, а не раз-два в год, сексуальность самым естественным образом отделяется от репродуктивной функции и становится самостоятельной ценностью – как игровой, так и экономической.
Есть гипотеза, что гиперсексуальность у нашего вида развилась в целях снижения конфликтов между самцам из-за самок, ведь если период возможного зачатия скрыт, ценность каждого отдельного полового акта резко снижается, поскольку вероятность зачатия падает в разы. Значит, и смысл воевать с другим самцом за перепих в данный конкретный момент резко падает, можно и подождать более благоприятного момента – когда хозяин самки отлучится по делам. Подобная стратегия может теоретически служить биологической компенсацией отсутствия у нас инстинктивных запретов на убийство, поскольку сокращает количество конфликтов. Кроме того, перманентная сексуальность постоянно подбрасывает дровишки в костер половой любви, привязывая самца к самке.
Collapse )
Мастерская

Они уже не остановятся (с)

В 1989 году читал я в «Огоньке» репортаж Артема Боровика о выводе последних советских войск из Афганистана. Артем был по-настоящему классный журналист: умел обобщить не сентенцией (как большинство – и тогда, и сейчас), а фактом. Мне в том репортаже намертво запомнилось одно его наблюдение: мол, в каком-то дукане к Артему, «освещающему» отход последних частей, подошел некий говорящий по-русски афганец и сказал злорадно что-то вроде: «Вы видите? Русские отходят на Север…Они впервые прервали свое движение вширь и пошли назад. И ОНИ УЖЕ НЕ ОСТАНОВЯТСЯ».

Тогда, в 1989, читать такое было как-то зябко, но автор, тем не менее, казался перестраховщиком. К чему такие обобщения? Ну, вышли из бедной, никому не нужной страны, куда и соваться ни в коем случае не стоило. Исправили ошибку, только и всего.

В этом году я немало уже поездил по республикам б. советской Средней Азии. И старые строчки Артема Боровика вспоминал не раз. В Киргизии русская бабушка жаловалась мне (мне? Почему мне? Я-то тут при чем?!), что вот, с 2007 года все делопроизводство в стране будет переведено на киргизский – и как же она будет? Кто ее защитит? Там же, на берегу роскошного озера русская женщина сначала долго рассказывала, как они хорошо живут своей русской семьей, как здорово зарабатывают и у них «все есть»; все это она говорила, пока ее могли слышать местные киргизы. Когда же местные вышли, она торопливо стала говорить, что ее сын боится выходить на улицу, ходить в школу – потому что его всегда могут толкнуть или ударить просто за то, что он русский. Она спрашивала – правда ли, что в Брянской области хорошо принимают беженцев – ведь они с мужем твердо решили летом уехать, только так и не знают – куда?

В Казахстане, в городе, где раньше русских было 55%, а теперь – меньше трети, местная делопроизводительница по имени Ольга Антоновна, выскользнув вслед за мной в коридор своего госучреждения, почему-то шепотом сказала: «А вы узнайте, почему тут у нас во всех госучреждениях на средних и высших руководящих должностях 97% - казахи?»
«Да тут, у НАС, что! – рассказывали мне наперебой и в КР, и в РК. – А вот в Узбекистане нынче что творится! У них же там сплошные роды, родственные узы и т.п.; русским теперь вообще никуда там не пробиться – у них же родов нет, они там никто…»

Раньше мы всегда гордились, что русские смогли распространиться на огромной территории, при этом умудряясь достаточно мирно уживаться с самыми разнообразными народами. Мы объясняли это особенностями национального характера – нашей широтой натуры, незлобивостью, выдающимися способностями к психологической адаптации и т.п. «Русский с горцем – горец, с европейцем – европеец, с азиатом – азиат; а вот англичанин, к примеру – всегда и везде англичанин». Этим мы объясняли успехи своей колониальной политики.

Но не упоминали, как оказалось, главный ингредиент: поддержку СВОЕГО государства.

Все эти наши выдающиеся национальные качества, как оказалось, ни фига не стоили без поддержки мощного государства за спиной. Мы, русские, как оказалось, могли успешно закрепляться на чужих землях только в качестве инструмента государственной экспансии. Сами же по себе – именно как нация – мы оказались до ужаса беспомощны и БЕЗЗАЩИТНЫ. Наши диаспоры редеют и выдавливаются отовсюду, и практически нигде русские не смогли объединится и выступить как ПОЛИТИЧЕСКАЯ сила, отстаивающая свои интересы ИЗНУТРИ.

Факт тот, что русские просто бегут. Экспансия прекратилась.

Мне безумно жаль НАШИХ; несомненно, что очень часто они подвергаются в своих странах проживания очевиднейшей дискриминации – не дают гражданства, заставляют говорить на чужом языке, лишают как пассивного, так и активного избирательного права… Но трезвым умом я не понимаю – КАК может быть дискриминируема 30-40%-ная (от общего числа населения) диаспора в современном мире и в более-менее свободных странах (я не беру дикие исключения типа Туркмении)?
Ведь 30-40% - это, извините, больше «блокирующего пакета»! КАК 60% могут заставить оставшиеся 40 говорить и писать на чужом для них языке – при том, что права не то что на массовые расстрелы, но и на массовые посадки им никто и никогда не даст?! Ответ один: такое возможно только в том случае, если у этих 40% отсутствует даже минимальная солидарность, минимальная готовность защищать свои права, минимальное политическое правосознание…

Я прошу понять меня правильно; я прекрасно знаю, что мне тут из Москвы легко рассуждать. Я вовсе не уверен, что будь я рожден русским в Риге или Душанбе, я бы смог всем преподнести «урок истинно гражданского самосознания». Наиболее вероятно, что я бы тоже или тихо скулил, приговаривая «да что ж ОНИ, суки, делают?!», или собрал бы манатки и махнул бы беженцем к «своим».

Но что же это за карма такая? Почему мы сильны только при поддержке своего алчного, резкого, тянущего свои лапы во все стороны государства? Почему при СПОКОЙНОМ государстве все побеги «русского дерева» чахнут и скукоживаются?

Не дает ответа…
Мастерская

Сила Украины

Посмотрел (в записи на Ютубе) беседу Познера с Сатановским – известным «специалистом по Ближнему Востоку». О самом интересном, впрочем, Познер его не спрашивал – о том, с чего вдруг этот самый Сатановский стал таким специалистом и как вообще получилось, что выпускник московского Института Стали и Сплавов, поработавший еще и слесарем на «Серпе и молоте», занимается этим Востоком с таким размахом, что лично знает, по его словам, полГосДепа США, всех палестинских «террористов» начиная с покойного Ясира Арафата, да еще знаком с большей частью саудовских принцев. При этом у чела отродясь не было никакой значимой государственной или там международной должности, самая крупная – один год (!) был президентом Российского Еврейского Конгресса (тоже не вполне понятно, с чего вдруг).

В общем, «эксперт» занятный. Там еще Познер под конец задает странноватый вопрос – дескать, а если бы все-таки существовало Всемирное Правительство, то какую должность Вы бы в нем занимали? И Сатановский по-восточному витиевато, но на полном серьезе отвечает. Короче, два приколиста оттянулись по полной.

Но там было одно любопытное замечание, как ни странно, про Украину – показавшееся мне удивительным, но похожим на правду. Все знают, что на момент распада СССР Украина в экономическом плане была едва ли не самой благополучной республикой из всех – по промышленному потенциалу и по степени развития инфраструктуры. Остатки былого великолепия и сейчас еще чувствуются – хохлы гордились тут давеча, что у них до сих пор гораздо больше газифицированных сел, чем в РФ.

Но Сатановский добавил к этому, что и в военном отношении Украина в первые годы после советской власти была сильнее России! Просто потому, что Украина с точки зрения руководства СССР рассматривалась как площадка для «первого удара» и там располагались главные ударные группировки ВС СССР, включая две воздушные армии и т.п. Так что, заключил Сатановский, в случае столкновения Украина на тот момент просто «раскатала бы» Россию – это, типа, к вопросу о том, «почему трусливый Ельцин отказался в 1994-95 гг. забирать Крым обратно».

Прозвучало все крайне неожиданно, но, повторюсь, при всей нелепости в этом, скорее всего, есть рациональное зерно.