February 27th, 2019

Мастерская

Этапы забвения

Судьба деятелей в какой бы то ни было сфере в России довольно грустна, причем хуже всего она складывается, если они "переживают свою славу", то есть имеют наглость не умереть во цвете лет на пике популярности. Обычно такие "зажившиеся" к концу жизни впадают в полное забвение и ничтожество, никому до них нет дела, их, старых и больных, встречают презрительными ухмылками и едва ли не плюют им вслед - и их действительно презирают, видимо, за то, что "не умерли вовремя". "Кто кончил жизнь трагически, тот истинный поэт".

А кто не кончил - тот, стало быть, импотент и дерьмо.

Когда смерть бывшего героя все же настигает - всё меняется в один миг: тут народ, словно у него вдруг разом сняли "печати с уст", начинает дружно петь дифирамбы и превозносить заслуги свежепреставленного раба божия, причем с перехлестом, по нарастающей: восхищение быстро переходит в обожание, обожание - в обожествление. Покойник, отходивший в мир иной под дежурные плевки и пинки "близких" и назойливые звонки кредиторов, наверно, всегда в таких случаях сильно удивляется тому, насколько его, оказывается, сильно любили и ценили при жизни - жаль, что уже не может восстать из гроба и растроганно раскланяться.

Впрочем, припадок любви быстро - где-то на 9й день - проходит, и после этого герой вчерашних дней погружается в полное забвение уже навсегда.

Подумалось об этом, глядя на разгар вакханалии вокруг Игоря Малашенко. Еще три дня назад о нем никто и не вспоминал, два дня назад он вдруг всплыл "в памяти народной" как "муж Бажены" - ну а сегодня, после ряда метаморфоз, о нем уже пишут панегирики как о "блестящем создателе лучшего в России телеканала НТВ" и "несравненном мыслителе". Завтра, видимо, скажут уже о Малашенко как о создателе "российского телевидения" вообще, в целом. Показалось занятным, что воспеватели творческого гения Малашенко ВООБЩЕ никак не упоминают, говоря о "создании НТВ", Гусинского - что могло бы показаться странным, учитывая, что вроде бы все 90е годы именно Гусинский считался и владельцем, и, естественно, создателем НТВ.

Отгадка, впрочем, проста и незатейлива - Гусинский еще жив, и поэтому ничего, кроме презрения и плевка через губу, не заслуживает. А вот когда и он умрет... Тогда, без сомнения, мы увидим вторую часть - безмерную народную скорбь по ушедшему от нас "создателю самого лучшего телеканала в истории России - гусинского НТВ". Уже, конечно, без каких-либо упоминаний Малашенко.