January 29th, 2019

Мастерская

Падальщики

Эль Мюрид хорошо вкратце изложил суть венесуэльской политической жизни последнего десятилетия:
«Венесуэльская оппозиция при всей ее крикливости и неспособности к самоорганизации к концу срока жизни (и правления) Чавеса и уж тем более при Мадуро демонстрировала все более улучшающиеся показатели на всех выборах - парламентских, президентских, региональных. Лидер оппозиции Энрике Каприлес на последних легитимных президентских выборах 2013 года взял почти половину голосов, уступив Мадуро буквально процент, а на парламентских выборах 2015 года оппозиция получила 109 мест против 55 у чавистов. Причина была известна еще тогда: обстановка в стране стала разваливаться, и люди голосованием высказывали свое отношение к происходящему. Что сделал Мадуро в таких обстоятельствах: арестовал и запретил всем лидерам оппозиции вести политическую деятельность, лишив их права на ее занятие, было объявлено о подготовке к изменению конституции, а конституционное собрание во главе с реальным руководителем Венесуэлы - ключевой фигурой чавистского режима Диосдадо Кабельо - фактически присвоило себе функции парламента. Соответственно, на выборах 2017 года конкурентное поле было зачищено, соперниками Мадуро были либо никому неизвестные петрушки, либо те же самые чависты, призывавшие на дебатах голосовать за Мадуро».
https://zen.yandex.ru/media/el_murid/logika-momenta-5c500b3e95151200ac28736a

Тут, конечно, параллели настолько прозрачны, что можно только диву даваться. Аресты – ну да, вспомним арест брата нашего главного оппозиционера Навального; запретить лидерам оппозиции вести политическую деятельность – ну да, под самого Навального даже целый закон специально приняли, фактически только для того, чтобы лишить его возможности баллотироваться куда-либо; «объявлено о подготовке к изменению Конституции» - тоже ставим галочку «сделано», уже практически не таясь обсуждают изменение Конституции, чтобы сделать власть Путина практически пожизненной. С «подменой законного парламента» всё, правда, у нас было выполнено тоньше – законный парламент просто не дали избрать, вместо него у нас декоративная ГосДума без власти, полномочий и без оппозиции, непонятный придаток, невесть кого представляющий.

Выборы с «петрушками» мы все видели всего год назад; постановка оказалась максимально бесстыдной – достаточно сказать, что роль «главной оппозиционерки режиму» на них (довольно талантливо, впрочем) играла… личная крестница президента. Ну а практически точную копию состоявшихся в Венесуэле «выборов президента» мы у себя видели совсем недавно – на так называемом «третьем туре» «выборов» губернатора Приморья. Там было всё ровно так: полная зачистка политического поля, недопуск никаких оппозиционеров, «петрушки», которые вместо ведения своей кампании агитировали за действующего и.о. губернатора – ну и, как непременная вишенка на торте – безудержные фальсификации при подведении «итогов голосования».

Собственно, понятно: если путинцы считают «нормальными» такие «выборы» - с чего б им не признавать легитимность Мадуро или того же Асада? Это даже было бы странно.

Вопрос в другом: теперь, когда «мадуристам» осталось дурковать в Венесуэле буквально месяц-другой, и дальше режим падет – как наши дураки будут объяснять, зачем они вообще в эту Венесуэлу полезли?! Ведь ясно же было, что этим рано или поздно кончится! ЗАЧЕМ?? Зачем в Венесуэлу долгие годы таскался Сечин и вел там «переговоры» - только потому, что он как филолог в свое время учил испанский?

Думаю, разгадка в одном: эти ребята – падальщики. Шакальё. Понимая, что ни в одну приличную страну нас не пустят (просто потому, что нам нечего предложить – нет конкурентных предложений) – они рыщут по миру и ищут умирающих. Failed States. Ищут мутную воду, хаос, куда более респектабельные игроки побрезгуют залезать, «ждут, пока уляжется».

Ну а нашим шакалам ждать необязательно. Они – небрезгливые. ПОЭТОМУ они специально ищут неудачников – правителей, которые уже сидят на своих местах с подгорающими пятками, чувствуя, что их вот-вот сметут. Такие неудачники тоже становятся небрезгливыми, понимая, что с ними никто из приличных игроков дел иметь не захочет. Так небрезгливые с обеих сторон находят друг друга. Обоюдно зажимая носы в обществе друг друга, они «договариваются». Таким был Каддафи. Такой был (и есть) Асад, таковы суданские и ЦАРовские, в общем, африканские «черные полковники» (их и по именам-то никто не запоминает), таков Мадуро.

В общем, ищем лузеров-вождей и страны-лузеры, чтобы под шумок влезть им «в доверие» и, может быть, под шумок там у них что-то подшустрить и заодно по возможности подгадить главному мировому жандарму – Штатам. У шустрил, впрочем, нифига не получается, как правило: все просто взаимно друг друга дурят, тырят друг у друга деньги – и при первой возможности сдают как стеклотару.

Малопочтенная функция у РФ в современном мире – нарываться на пинок под зад. И главная задача – получить его как можно позже. Все эти мазохистские по сути игры оплачиваются миллиардами из нашего (хе-хе) бюджета. И одно несомненно и удручает: как ни оттягивай – пинок воспоследует.

И все-таки - что забыли РФ и Роснефть в Венесуэле? Что для Путина Мадура?
Мастерская

Видеоблог. ЯЛИБЕРАЛ. Об отношении к Украине, российско-украинским отношениям и вездесущим пиндосам

Обсуждаем, каковы могут быть либеральные воззрения на "больную тему" последней пятилетки - российско-украинские отношения. В "украинской теме" у российского обывателя в один клубок спутано очень многое - и ревность, и злорадство, и боль, и зависть, и американофобия, и чувство вины, чувство исторического родства. Каково отношение либерала ко всему этому?

Мастерская

Оставили подыхать

А мне на самом деле тоже не нравится пресловутый опрос "Дождя" про сдачу Ленинграда. Это эпатажно, но глупо. А главное - слишком щадяще для российского самолюбия, потому что оставляет возможность принять позу непонятых героев: да как так, мы же всегда героически сражаемся, нам сам черт не брат, какая сдача, мы даже слова такого не знаем, и вообще, красные всегда побеждают. Как, типа, можно героев спрашивать, почему они не сдались? Герои не здаюцца!!
Естественно, в эту заботливо оставленную калитку тут же и понеслось с диким топотом огромное стадо "героев".
А серьезным и куда более болезненным для национального самосознания является совсем другой вопрос: как вообще мы умудрились допустить блокаду Ленинграда на протяжении двух с лишним лет? Почему страна бросила умирать такое дикое количество - почти миллион! - своих мирных граждан? Умирать долго, мучительно, теряя человеческий облик... Как подставили собственных женщин, детей и стариков под этот ад - возможно, один из самых жутких за всю историю Второй Мировой.
Нет, был, конечно, огненный ад Дрездена, который союзники буквально вбомбили в прах. Были Хиросима и Нагасаки. Но то было убийство хоть и ужасное, но одномоментное. А вот так, безнадежно, месяц за месяцем вымаривать голодом и холодом огромный мегаполис...
Как это допустили?! Ведь правда заключается в том, что для немцев Ленинградский фронт практически все время был второстепенным. Там воевали отнюдь не первоклассные части. На протяжении большей части блокады у обороняющихся фашистских войск не было даже танков!
А наших войск всю блокаду было больше, больше НАМНОГО. И танки у них были. Танки клепали прямо в самом Ленинграде, там был танковый завод, производивший КВ. КВ был плохой танк, конструктивно плохой, его двигатель не был рассчитан на такое количество брони, "не тянул". Но доехать до передовой от цеха у него должно было хватать ресурса.
Хроника наших попыток прорыва блокады - это вопиющая, сводящая с ума БЕЗДАРНОСТЬ. А за счет чего, собственно, могли почти три года удерживать позиции малочисленные подразделения фашистов, без танков, на чужой территории, против многократно превосходящего противника? Только за счет невероятной ТУПОСТИ этого противника.
Потери советской армии под Ленинградом - самые дикие, там положили даже больше, чем подо Ржевом. Около трех миллионов солдат - то есть примерно столько, сколько немцы потеряли за всю войну. Плюс еще один миллион умер от голода и артобстрелов.
А все потому, что тупо атаковали "в лоб", месяц за месяцем. Трупы лежали в 5-10 слоев. Немецкие пулеметчики сходили с ума - не выдерживали час за часом "косить" идущие на них толпы красноармейцев.
Три миллиона мы положили, прорывая блокаду! Это почти столько же, сколько было во всей немецкой "армии вторжения" 22 июня - в той, которая потом растянулась на более чем 1000-километровый фронт.
Скажут "не умели воевать". Это дьявольски верно. Но почему не научились, зная, что от этого зависит жизнь миллионов умирающих от голода и холода?
Извинить можно слабость. "Он был слаб, и он сдался, чтобы не было лишнего кровопролития" - ах-ах, это даже романтично!
Но чем извинить НЕЖЕЛАНИЕ УЧИТЬСЯ? Чем извинить тупость и бездарность? Чем извинить феноменальный цинизм - когда руководство города в самый разгар голодных смертей (которое оно должно было, но "не смогло" предовратить) уплетало пирожные, ромовые бабы и прочие изысканные блюда?
И вот от таких вопросов не спрячешься за криками "мы все герои!" и прочим пафосом.