?

Log in

No account? Create an account
Размышления вольного социолога's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, August 21st, 2018

Time Event
8:55a
Лузеры как они есть
Шокирующие результаты опроса опубликовал ВЦИОМ:

"ВЦИОМ представляет данные исследования представлений россиян о так называемой теории заговора.

Две трети россиян (66%) считают, что существует группа лиц, которая стремится переписать российскую историю, подменить исторические факты, чтобы навредить России... Среди 45-59-летних и людей старшего поколения 60 лет+ эта доля выше – по 72%.

Четверть опрошенных (26%) полагают, что такой группы лиц не существует. Чаще такой точки зрения придерживаются молодые люди от 18 до 24 лет (47%) и люди с неполным средним образованием (42%), утверждая, что если отдельные историки и пересматривают исторические события в России, то потому, что они стремятся докопаться до истины.

Большинство наших сограждан (63%) верят в существование некой организации, которая стремится разрушить духовные ценности, сформированные у россиян, с помощью пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений. Выше эта доля среди 45 - 59-летних (69%) и людей со средним специальным образованием (67%)".

Ну тут даже не знаешь, что сказать. По описанию - это какая-то массовая индуцированная паранойя в тяжелой форме. "Злые силы атакуют!"

Давайте все ж попытаемся понять объективные причины. Невротические отклонения - те же параноидальные страхи - возникают не с бухты-барахты: как правило, это разновидности "психологических защит". Что же защищают столь забавные верования широких масс?

Прежде всего отмечу общую растерянность и неуверенность, которые только растут в последние годы. У страны вполне сформировался "комплекс неудачника (лузера)", лучше всего выраженный в архетипической советской песенке "Что они ни делают, не идут дела". Чего больше всего боится неудачник? Он боится принимать решения, какие бы то ни было! "Пусть все идет, как идет," - вот девиз неудачника.

И еще важно то, что неудачник боится посмотреть в зеркало. Потому что догадывается, что он там увидит: скудость, запущенность и тоску. Поэтому неудачник до дрожи не любит, просто не переносит, когда ему "капают на мозги" и "лезут в душу": этак ведь поглядишь на себя, да и решишь ненароком, что "так жить нельзя" (как в известном фильме), и захочешь что-то делать, что-то менять - а ведь менять-то ничего нельзя, потому что БУДЕТ ТОЛЬКО ХУЖЕ!! Почему? "Да потому что мы - ЛУЗЕРЫ!"

И вот тут и возникает та самая психологическая защита: зеркало подсовывают ВРАГИ; заставляют обсуждать историю ВРАГИ; призывают извлекать уроки из прошлого ВРАГИ. Они все это делают, чтобы заставить нас измениться! А мы меняться не хотим, потому что меняться страшно, и мы не умеем, и у нас не получится.

Мы в колее, и будем в ней ехать до очередной ближайшей пропасти. Не мешайте нам, враги!

А была б у нации нормальная самооценка - она б не боялась анализировать свое прошлое и учиться на своих ошибках.




9:34a
История как она есть
Нынешний август- время сплошных годовщин и юбилеев. Справили 20 лет дефолта 1998 года, помянули славную победу над путчем 1991 года, глядь - опять юбилей: 50 лет подавления "Пражской весны". "Танки идут по Праге, танки идут по правде" - вот это всё.

В соответствии с нынешним временем победившей господлости в ленте масса постов на тему "А что такого?" Разные юзеры наперебой рассказывают, что не видят в годовщине "ничего особенного", и с гордостью указывают, что не испытавают по этому поводу ни малейшего чувства стыда. Вот типичнейшее (пишет Модест Колеров у себя в ФБ): "не вижу в пражских делах ничего морального или аморального, обычная история-как-она-есть". Просто удивительно, как быстро распространилось в широких массах убеждение, что во вводе танков в сопредельные и даже не очень сопредельные государства нет "ничего особенного", и, типа, "чего это чехи так обиделись, дураки штоле".

А ведь не надо быть семи пядей, чтобы понять, в чем причины для стыда. Все ведь просто до безобразия: мы в 1967 году силой навязывали ни в чем не повинным чехам ЕРУНДУ. Свой дурацкий общественный строй (от которого мы сами через двадцать с небольшим лет отказались), идиотские идеи уравниловки, запрета частной собственности и отсутствия демократии. Плюс навязали еще и собственное руководство - советских идиотов, от которых, опять же, мы сами наплакались до, после и во время.

Проблема была в том, что мы не несли в Прагу ничего ХОРОШЕГО - мы несли в нормальную европейскую страну абсурд своей собственной жизни. Да еще сидя на танках. По сути, навязали им свой собственный позор. ДАЖЕ после того, как чехи попытались мягко от нас с нашими завиральными идеями отказаться и сказать что-то типа "да, вы, конечно, молодцы, шагайте со своим лениным в светлое коммунистическое завтра - а мы тут у себя попробуем по-другому, по старинке". Нет, не позволили, уроды.

Вот за это и стыдно.


4:14p
Цукерберг разбушевался
Занятно, но в Фейсбуке мочат вообще всех: хоть ватников, хоть укропов, хоть патриотов, хоть западников. По состоянию на сегодня, как нам сообщают новостные ленты, злобный Цукерберг держит в своей бане одновременно вечно живого Бабченко, яростного проукраинца, сбежавшего из Москвы в Киев, Муждабаева, мою любимицу из-под Питера Настю Миронову (ее забанили по жалобам... латышей, да-да!), и даже... Божену Рынску! Причем Божену заглушили дважды - она попыталась вещать из-под аккаунта мужа, Игоря Малашенко - но ее "вычислили", настучали и забанили и там тоже. Письмо в поддержку Божены, с требованием разбанить, написал даже сам Навальный - не помогло.

Цепным роботам плевать - они банят всех, а имя "навальный" для них - всего лишь набор кириллических знаков. На этом фоне о себе говорить даже как-то излишне: конечно, меня забанили снова, снова за текст 2014 года и употребленный там термин "боевые хохлы".

В любом случае - лучше, я считаю, соблюдать равенство с Бабченко в банах, чем в покушениях.


4:57p
Школьная униформа
По моему любимому "Радио России", которое я слушаю через радиоточку, оставшуюся в доме с советских незапамятных времен, очередная "народная" передача, на этот раз на животрепещущую тему подготовки семей к школе. Люди звонят, как говорится, "со всех уголков необъятной Родины", как водится, жалуются в эфире на дороговизну всего, что нужно современному школьнику, ведущие, чтобы совсем связь с народом не терять, поддакивают и дежурно ужасаются...

Но что меня поразило - почти каждый второй позвонивший родитель жалуется на дороговизну школьной формы! А я-то уже отстал от жизни, дети давно школу закончили, не слежу. Думаю - блин, они и ФОРМУ уже повсеместно навязали??

Липучесть этого зомби-совка превосходит всякое вероятие. Вроде ж похоронили его - нет, снова лезет из всех щелей. Школьная форма! Сбылась, значит, мечта идиотов - снова детей у нас обезличивают и обряжают в униформу, как официантов или солдат. С другой стороны - не могу удержаться и от легкого злорадства... Вы же хотели форму? Вы писали письма с требованием снова заставлять ходить девочек в фартуках, а мальчиков - в спинджаках? Так вот оно, счастье-то вернулось! Что ж вы жалуетесь, что вам "дорого"? За мечту надо платить!



9:24p
Почему русский народ не любит книги и фильмы про русский народ
Юрий Буйда, писатель и журналист в прошлом, выложил серию воистину огненных очерков у себя в ФБ - горькие, без прикрас, описания жизни и быта российской "глубинки" глазами сотрудника "районки". Пробирает до костей!

Здесь дам отрывок, в котором герой, в 1991 году написавший "перестроечный" материал о жизни в отдаленном районе Калининградской области, описывает бурную реакцию на него тогдашнего партхозактива:

"Я отправился в городок, где не так давно был главным редактором газеты, встретился с людьми, которых неплохо знал, и написал большой текст. Разумеется, он был «перестроечным», и чуть ли не главное место в тексте занимали разговоры с первым секретарем райкома КПСС, который рассказывал «о сегодняшнем дне и перспективах района». Он был молодым, огромным, спокойным и очень неглупым мужчиной, этот первый. Несколько лет назад с радостью уехал из областного центра сюда, в самый отдаленный район, и делом занимался с удовольствием, и люди к нему относились хорошо. «Сегодняшний день» я проиллюстрировал бытовыми зарисовками: тихая жизнь, обыденные заботы, скромные мечты. И детали: резиновые боты, в которых женщины по утрам выходили в сараи к скотине, а по выходным отправлялись в лес по грибы; дощатые двери сараев, которые снимали с петель, чтобы на ней заколотую свинью «осмолить» - обжечь паяльной лампой, а потом оскоблить дочиста ножом (черный контур лежащей на боку свиньи навсегда запечатлевался на досках двери); ведра с вожделенными помоями, из-за которых учителя литературы ссорились с учителями физики...
Эти очерки на редколлегии были признаны лучшими публикациями недели, меня поздравляли, хвалили за «знание жизни». Но в тот же день мне позвонили из обкома партии: «Публикация вызвала в районе скандал, массовое недовольство. Мы тут тоже пока не понимаем, в чем дело, но не можем не реагировать. Поезжай-ка туда и встреться с читателями». Я поехал и встретился.
В зале заседаний райкома партии собралось человек двести. Это были руководители совхозов, секретари парторганизаций, партийные, комсомольские, профсоюзные активисты. Мы с первым секретарем сидели за столом президиума на небольшой сцене. «Только не сорвись, - вполголоса предупредил меня первый. - Терпи и терпи». Терпеть пришлось два часа. Два часа без продыха двести человек кричали на меня, костерили на чем свет стоит и требовали извинений, извинений и извинений. Я оскорбил их всех, выставил сельскими дураками и провинциальными ничтожествами перед всем миром. История человечества не знала еще такого негодяя, который с садистским удовольствием унизил «весь район, всех честных тружеников, друзей и соседей». Только к концу встречи до меня стало доходить, что всем наплевать на мои рассудизмы о перестройке и рассказы первого секретаря о «сегодняшнем дне и перспективах района», - главными раздражителями стали бытовые детали: резиновые боты, дощатые двери с черными свиными контурами, ведра с помоями. Вот что оскорбило и унизило этих людей — детали.
- Если б ты написал про достижения и отдельные недостатки, никто и глазом не моргнул бы, - сказал первый, когда мы вечером после встречи заперлись в его кабинете. - А ты тронул личное, стыдное...
- Галоши — стыдное? - удивился я. - Моя жена с соседками в таких галошах тоже в лес ходила...
- А теперь не ходит. Ты отсюда уехал, вырвался, теперь твои дети ходят в школу, где у учителей нет нужды держать дома свиней, чтобы выжить, а мы тут остались — с этими галошами, сараями, свиньями и помоями. - Первый вздохнул. - Твой очерк не об этом, но все свелось к этому... Ты никогда не задумывался, почему русский народ не любит книги и фильмы про русский народ? А потому, что в этих фильмах и книгах нет красоты... Индии нет, понимаешь? Я на днях в газете читал, что мать Шукшина обиделась на памятник сыну, говорит, мой Вася в сапогах никогда не ходил, он ботинки любил...
- Читал...
- Ты самогон у Гайки покупал когда-нибудь?
- Было.
- В красивой бутылке?
- В обычной.
- А другие за красивую доплачивают...
Гайкой звали Дашу Гаеву, сварливую самогонщицу, которая жила на окраине в маленьком доме с пластмассовыми тюльпанами в вазе и морской раковине на телевизоре. Ее зять ходил в море, иногда привозил из плавания коньяк, ром или виски в красивых бутылках. Гайка бережно отмывала бутылки, чтобы сохранить этикетки, наполняла самогоном и продавала дороже, чем в обычных емкостях. Покупатели такие бутылки тоже не выбрасывали — хранили в серванте, на видном месте, чтоб гости видели и завидовали. А курила Гайка злую «приму», которую на людях вытряхивала из пачки «мальборо».
Первый разлил водку по рюмкам.
- А ты молодец, что не стал в споры ввязываться, - сказал он. - Ну, за красоту!
Мы выпили и простились".

Мощно! И вот тут же - на тему "бывают странные сближенья": дал я этот отрывок - в почте уведомление, с недавних пор появившиеся в ЖЖ, что "ваш френд Loboff после долгого перерыва написал новый пост". Открываю - и там практически про то же, про "некрасоту":

"...похоже на то, что вогнала в прострацию меня именно что она - родимая деревня. Которая, при всей своей обустроенности, благополучии и близости к Питеру (при одновременном "полчаса до работы" - казалось бы, просто-таки рыдать от счастья) - наводит одно сплошное уныние. Уныние, с каковым все имеющиеся в наличии плюсы оказываются настолько ничтожны, что даже не замечаются в качестве таковых. Вплоть до того, что высвободившиеся от добирания на работу "лишние" три часа в день попросту не замечаются: ощущение строго обратное - вот вообще ни на что не остаётся времени, ужас-ужас два раза". https://loboff.livejournal.com/676109.html



9:39p
Скотница
Не удержусь - еще немного Юрия Буйды (см. предыдущий пост). Очень близко мне то, что он пишет - сам не раз чувствовал что-то подобное.

"В зарисовке, очерке о доярке, телятнице или трактористе обязательно должно было присутствовать «чувство глубоко удовлетворения» героя своей работой, потому что он был передовиком соревнования, участником трудовой вахты в честь очередного съезда КПСС или хотел сделать трудовой подарок очередному пленуму ЦК КПСС. И вот зимой я встречался с телятницей, непьющей и неглупой, которая ухаживала за полусотней телят. Каждый день ей приходилось вставать в пять утра, добираться в темноте по обледневшей тропинке до фермы, где вдруг сломался транспортер-навозоудалитель, потому что кто-то спрятал под транспортером вилы, и утром, когда включили рубильник, вся эта лента со скребками дернулась, встала дыбом — и все, жди приезда ремонтной бригады из райцентра, а пока убирай навоз вилами. А потом надо раздать корм телятам — пойло, «бражку» (жидкие дрожжи), каждому по шестнадцать кило. И вот эта телятница таскает ведрами «бражку», пока не накормит последнего теленка, - восемьсот кило ведрами. И столько же вечером. Тысяча шестьсот кило в день. И так каждый день. А тут приехал человек из газеты и спрашивает, нравится ли ей ее работа. Передо мной стоит неглупая и непьющая женщина лет сорока-сорока пяти, в заляпанном грязью халате, надетом поверх ватника, в резиновых сапогах, в платке, безмерно усталая, с восемью классами за плечами, не привыкшая к «умным разговорам», а дома ее ждут попивающий муж, трое детей и больная свекровь, и ничего другого в ее жизни не будет, а я должен написать о ее «чувстве глубокого удовлетворения» - хоть расшибись, потому что эту телятницу, согласно разнарядке, выдвинули кандидатом в депутаты областного совета (по графе «беспартийный передовой животновод»), у нее орден «Знак Почета», и вот я задаю ей все эти идиотские вопросы, она мямлит что-то в ответ, а потом секретарь парткома говорит: «Зина, ну почему ты не хочешь поехать на курсы повышения квалификации? За скотиной твоей (домашней) свекровь присмотрит, ну и муж иногда, дети уже большие, а там отдохнешь, в паримахерскую сходишь...» Телятница вздыхает, качает головой, и тогда секретарь парткома пускает в ход последний аргумент: «Зубы вставишь, Зина, зубы!» У нее очень плохие зубы, поэтому она задумывается. А я уезжаю, чтобы по возвращении тотчас сесть за машинку и отстукать пятьсот строк про ее «чувство глубокого удовлетворения». В голове крутится рассказ секретаря парткома о том, как эта же самая Зина возглавила бунт телятниц, когда новый заведующий фермой запер ящик с комбикормом и положил ключ в карман. Телятницы объявили, что не выйдут на работу, пока с ящика не снимут замок, потому что они привыкли красть комбикорм для домашней скотины. И в конце концов новый заведующий фермой сдался. Председатель колхоза сказал ему: «Отдай им ключ — больше своего не возьмут», и на ферму вернулся мир. Но писать об этом, разумеется, было нельзя.
Однажды я приехал в этот совхоз, на ту же ферму, и застал телятниц в комнате отдыха — убогом каменном мешке с голыми скамейками, с пожелтевшими графиками на облупленной стене, женщины обсуждали поступок товарки, такой же телятницы, которая убила любовника.
- Убивать-то зачем? - удивлялись женщины. - Мужики — они и есть мужики.
- Значит, любила, - вдруг сказала Зина. - Любовь — это когда хочется любимого не ранить, а убить.
Поймав мой взгляд, перевела разговор на другую тему.
Дверь распахнулась и тотчас захлопнулась..."

<< Previous Day 2018/08/21
[Calendar]
Next Day >>



About LiveJournal.com