May 6th, 2018

Мастерская

Сила и слабость Навального

Читаем в новостях Яндекса: «Первые итоги митингов Навального: в 21 городе задержаны 1600 человек»


Митинг сторонников Навального в Красноярске, сегодня

Навальный, скажу прямо, сегодня порадовал. Жив курилка! И даже больше – бодр и на удивление здоров. В сегодняшних (точнее, уже вчерашних) выступлениях очень позитивно смотрится их размах. Да, пусть народу выходило довольно мало – но главное, на мой взгляд, география протестов. Получилось довольно впечатляюще: лидер бросил клич по Ютубу – и люди вышли на площади в десятках городов, отстоящих при этом на тысячи (!) км друг от друга. С одной стороны – вот оно, наглядное торжество коммуникационных сетей, с другой – вот он, действительно всероссийский масштаб.

Отдельно отмечу девиз прошедших митингов - "Он нам не царь!" Прекрасный лозунг, любой честный человек под ним подпишется с удовольствием.

То есть в лице «навальновцев» мы действительно, чуть ли не впервые в новейшей истории, УЖЕ имеем подлинно всероссийское движение, а не междусобойчик столичных маргиналов, как оно бывало всегда. Пусть МинЮст уже в пятый, что ли, раз не дает регистрации навальновской «Партии Прогресса» - де-факто такая партия уже есть, и она, пожалуй, уже может поспорить по числу РЕАЛЬНЫХ активистов с той же КПРФ как минимум (а как максимум – и с «Единой Россией», мы-то знаем, что там за «активисты» на самом деле).

Это уже, можно сказать, новая политическая реальность. На Навального при этом, к гадалке не ходи, снова посыпятся упреки в том, что он «подставил своих сторонников под дубинки ОМОНа», что «из-за него люди попали в тюрьму», «зачем он устроил эти дурацкие протесты – сам пиарятся, а людям почки отбивают» и т.д.

Я про это уже говорил, но не грех и повторить: упрекающие Навального в том, что он «не защитил своих сторонников» делают дикую ошибку – фактически путают местами телегу (не Телеграм) и лошадь (не Собчак).

В нормальной политической жизни все обстоит с точностью до наоборот: это не сторонники выходят на улицы, потому что лидер обещает им защиту (интересно, каким образом), а лидер выходит на улицу, потому что рассчитывает, что сторонники его поддержат и таким образом защитят высказывать свои требования властям. То есть если кто кого и должен в чем-то упрекать, то скорее Навальный своих сторонников – за то, что их было слишком мало и их напор был слишком слаб, в результате чего в кутузку забрали самого Навального. Это как на войне бойцы позволили взять в плен своего командира.

Можно сказать, что это безумие, что люди ничего не могут против ОМОНа, что демонстранты всегда проиграют «космонавтам», и что урок посаженных на 5 лет за «скол эмали зуба» у омоновца всеми хорошо усвоен… Это все верно и безусловно так; но это личный выбор каждого, выходящего на площадь. Если он считает дело безнадежным – тогда, наверно, не стоит и выходить? Дело солдатское (а реальная политика – та же война): солдату тоже никто не гарантирует, что он останется жив и здоров, выполняя приказ.

Так что локально Навальный сегодня показал, что его влияние возросло – даже несмотря на «триумф» Путина на выборах. Однако он опять под арестом – у него по-прежнему не хватает сил защитить себя от ареста. И остается неясным, что будет с партией, если его из-под ареста в один прекрасный день не выпустят.

Как помогают варке пельменей - и какие еще вопросы задают при найме в Гугл



Мастерская

Сказочный остров скрылся в туман

Итак, стало очевидно, что Галковский всерьез возобновил бешеную активность в Рунете в расширенном формате, после нескольких лет почти молчания (по своим меркам). Теперь у него не только ЖЖ, но и обновляемый со скоростью 2-3 поста в день Телеграм, плюс еще и канал на Ютуб!

Похоже, кремлевское финансирование проекта "Друг Утят" (что бы это ни значило) действительно иссякло. Если у Кремля уже и на Галковского денег нет - нас всех ждут трудные времена.


Почему в России равнодушны к Парижу


Мастерская

Парижский клинч в умах россиян

Интересно, что вчера, практически параллельно с выступлениями сторонников Навального, антипрезидентские марши прошли... во Франции! Причем размах тамошних шествий с российскими несопоставим: если в Москве на митинге было от силы тысяч 5, то в Париже против Макрона (в связи с первой годовщиной его президентства) протестовало даже по официальным оценкам 40 тысяч человек (организаторы говорят и вовсе о 160 тысячах).

И в Париже тоже все было вполне "по-взрослому" - дубинки, массовые задержания, слезоточивый газ. То есть даже жестче, чем у нас (в России все-таки слезоточивый газ при разгонах митингов до сих пор не используется). Однако в блогах - тишина. Про Армению с ее митингами писали гораздо больше, чем про вчерашнюю Францию.

Причина, впрочем, очевидна - наши блогеры банально не знают, "где наши". А это ведь главное для политического зеваки, который по сути тот же болельщик: два ключевых и все определяющих вопроса - "где наши" и "какой счет". Про Ереван зевакам сразу понятно про "наших", они мгновенно разбиваются на "фанатские сектора": хочешь - болей за тех, кто "свергает диктатора", хочешь - за тех, кто "борется против наймитов Госдепа в армянской столице". Отсюда и хайп, и "срачи" в блогах. То же можно сказать и про митинги "Он нам не царь" Навального - тут тоже народ давно поделен на "навальников" и "антинавальников" и радостно занимает места на виртуальных трибунах.

А вот впечатляющие митинги сотрясают Францию - а у нас "трибуны" пустые. Но почему? Почему б не поболеть за свержение свежеиспеченного президента Макрона - за "ереванских" протестников ведь болели! Меланшона никто не знает? Так ведь и фамилию Пашиняна люди первый раз услышали дней 10 назад!

Дело не в незнании, дело в конфликте интересов. Российские "демократы" рады бы поддержать антипрезидентскую движуху ради прозрачных аналогий с российской - но не могут, потому что мы - "западники", и для демократов Макрон - свой, "законноизбранный". А российские путинисты, может, и рады бы поддержать разгон смутьянов дубинками, чтоб "не смели протестовать против законной власти" (из-за тех же российских аналогий) - но тоже не могут, так как получится, что они поддерживают "враждебный западный истеблишмент", власти Франции, которая недавно наносила удары по "нашей" Сирии. Клинч!

Не за кого выступать, не рискуя потерять лицо. Поэтому все дружно делают вид, что ни про какие французские беспорядки слыхом не слыхивали. Нет их.

А ведь - 100 тысяч человек в Париже против президента. Навальному не снилось... Хотя... Вспоминаются и вовсе, как писали, МИЛЛИОННЫЕ митинги в том же Париже против принятия закона, разрешающего однополые браки. Они чему-то помешали? Да ничуть. Вот и Макрон, думается, может спать спокойно.

P.S. Поискал в интернете - вообще не нашел панорамных снимков толпы протестующих в Париже сверху, с БПЛА. В Москве после любого митинга таких снимков - полон интернет. А в Париже, стало быть, и это нельзя? Мда, у них там не забалуешь.

А теперь поговорим о пельменях и физике процессов



Мастерская

Как я снимал сериал - часть третья

Продолжение. Начало здесь

Поиск исполнителей
Ну что – сценарий есть, можно уже искать подрядчиков. Загвоздка была в том, что никаких киностудий в окрестностях не наблюдалось. Но если их не видно – это ж не обязательно означает, что их нет? На всякий случай, для очистки совести, я поинтересовался у знающих людей в администрации – а что, мол, никто, часом, у вас тут в городке фильмов не снимает? На меня посмотрели странно, но потом, к моему удивлению, сказали – а как же! Конечно, снимают! У нас даже есть фильм-лауреат!

Боже, неужели все так просто? Я ломаю голову, не знаю, с какого конца хвататься, а тут, оказывается, кинематографисты прямо под боком притаились. Сейчас мы с ними замутим Проект… Я тут же потребовал провести меня к ним.

Гордые сотрудники администрации в ответ почему-то стушевались и начали мяться. В итоге сказали, что кинематографистов они пока не найдут (черт знает, где они), но вот фильм показать могут. Он, типа, до сих пор хранится где-то в архивах местного ДК.

«Ну черт с ним, давайте хоть фильм посмотрим», - разочарованно сказал я. Посмотрю – думаю – неведомый шедевр, почитаю титры, там, глядишь и выйду на след будущих коллег. Меня провели в какой-то заставленный коробками кабинет в дальнем конце местного Дома культуры, извлекли СД-диск – и в благоговейном молчании включили.

Фильм, как оказалось, сняли-то больше 5 лет назад. Был вроде в местном театре один режиссер-самородок, всем надоедал своими завиральными предложениями, снимал «документалки» для ТВ по истории города – и вот однажды как-то «пробил» целый фильм.

Кинополотно, правда, оказалось короткометражным и каким-то чрезмерно аскетичным. Собственно, там было всего два актера, причем оба за весь фильм не произнесли ни слова. Аскетизм там был во всем – например, даже титров, на которые я так уповал, тоже не было; только в самом начале появилось на экране набранное аршинными буквами заглавие – МАТЬ.

«Фильм посвящен Великой Отечественной Войне», - благоговейно прошептала Наталья Ивановна, отвечавшая в администрации за связи с общественностью и ставшая моим проводником в мир зареченского искусства.

На экране был знакомый мне лесок, окружавший город – я его хорошо знал, так как часто устраивал там себе утренние пробежки. Вдруг раздался натуральный взрыв, потом еще, и заиграла тягучая, торжественная музыка. Взрывы были громкими, прямо с настоящими комьями земли – я мысленно поразился размаху местных съемок. «Это нам шефы из соседней в/ч помогли», - продолжила комментарий Наталья Ивановна.

А в лесу после взрывов обнаружился человек в натуральной солдатской гимнастерке. Как бы напуганный ими, он принялся ломиться сквозь деревья в неведомом направлении. Камера сопровождала его бег, и все это время звучала тягучая торжественная музыка.

И вот солдат бежит – а музыка играет. Бежал он, по-моему, минут 15; пейзаж-то особо не меняется, разве что сосны сменило редколесье с кустами и березами. Еще несколько взрывов – а солдат такой молодой, черные волосы развеваются по ветру… Добегает он в итоге до избы, простой крестьянской – а там старушка-мать. Стемнело уже. Тяжелые аккорды на рояле – тлим-пам-пам, тлим-пам-пам! Причем мать – настоящая такая старушка, с добрым морщинистым лицом. «Это подлинная женщина, Валентина Петровна, ей 80 лет, - шепчут мне. – Мы ее сами уговорили сыграть – она у моей тещи соседка по даче».

И вот сын в фильме врывается в этот материнский дом; тут я и сам догадался, что это наложение пластов реальности – он прямо с войны сквозь взрывы возвращается, значит, к современной, все еще ждущей его матери. Сын в этой своей гимнастерке встает перед матерью на колени, чудовищно серьезная музыка продолжает играть, а старушка смотрит на человека в гимнастерке и что-то беззвучно шепчет старческими бескровными губами. Все это длится еще минут 5, потом затемнение и конец.

После просмотра мы минуту посидели в тяжелом молчании. «Ну что, неплохо, - наконец сказал я. – Поэтический кинематограф, кино не для всех».

«Нашему фильму дали почетный диплом жюри! На фестивале то ли в Усть-Луге, то ли в Великих Луках, я потом уточню» - с легкой обидой сказала Наталья Ивановна.

Из дальнейшей беседы выяснилось, что неведомый режиссер был одновременно и оператором, года три назад он и городка уехал, и следы его теряются. Актер, игравший Солдата, теперь перебрался «в область», но, если надо, его можно будет вызвать – за деньги, конечно.

- Да пока не надо, - сказал я задумчиво. – Музыка мрачновата.

Нет, местный поэтический кинематограф меня не вдохновил. Проблема, я вижу, была примерно та же что и у меня с местными журналистами: те все стремились к глобальному высказыванию – а мне был нужен коммерческий продукт. «Кино для всех».

Хорошо всё, конечно – но с такими пробежками мы и кассу не соберем, и интерес к нашему злосчастному ТВ не поднимем. Взрывы мне понравились, да; взрывы надо взять на заметку.

А вот поиски исполнителей придется продолжить.

Мастерская

Загадка потешного премьера

Итак, завтра нам, по идее, должны будут назвать фамилию нового премьер-министра страны. Как ни странно, но интрига сохраняется - я, во всяком случае, не вижу никаких четких прогнозов. Даже приближенные к трону политологи набрали в рот воды! Никто не знает, чем все обернется. Я что-то даже и четкого набора фамилий претендентов не вижу, хотя бы, к примеру, тройки - из кого выбирает Путин. Черт его знает!

Ситуация, на самом деле, анекдотическая. На самом деле она означает только одно - что должность премьера в России абсолютно бессмысленная, можно сказать, "церемониальная", реального политического веса не имеющая - поэтому и появляется премьер как черт из табакерки, абсолютно непредсказуемо, как продукт совсем уж мутного и полностью закрытого от публики междусобойчика.

Все так, по логике и по здравому смыслу. Если только выкинуть из головы период "премьерства" Путина в 2008-12 гг. Тогда, как мы помним, все было наоборот - роль премьер-министра внезапно оказалась очевидно для всех весомее и важнее поста президента. Что, в свою очередь, означает, что российская схема управления государством вообще не имеет отношения ни к каким писаным бумагам, начиная от Конституции.

Кто же будет премьером? Вроде бы более-менее на слуху только две кандидатуры - Медведев или Собянин. Мелькала еще фамилия Кудрина, но это вряд ли.

Акции Собянина вроде бы довольно долго шли вверх, но, поскольку никаких ЯВНЫХ признаков выбора в его сторону так и не проявилось - пожалуй, на сегодня остается предположить, что во главе "кабинета" останется все тот же "непотопляемый" НеДимон. Ну просто, видимо, как знак все той же стабильности и преемственности власти, а точнее - мертвого штиля в российской "политике".

Но возможно, что я ошибаюсь. У кого еще есть какие-то версии?

Казаки против Госдепа: кто кого?


Мастерская

Тоска по «титушкам»



Все обсуждают вчерашнее появление «казаков» при разгоне навальновских митингов в Москве и в ряде других городов. «Казаки», то есть ряженые субъекты в штанах с лампасами, вели себя с особой жестокостью, рвались избивать демонстрантов, причем в том числе и детей – в общем, вели себя как классические «штурмовые колонны», применявшиеся еще нацистами и коммунистами в уличных боях друг против друга в Германии 20-х и начала 30-х годов.

Есть пара странностей. Во-первых – почему казаки? Ведь вроде бы для разгона «оранжевых революций» власти последние лет 15 заботливо пестовали и выращивали других – свой собственный гитлерюгенд в лице всяких «Наших», «Местных», «Молодых гвардейцев» и бог знает кого еще. Кого на Селигер-то возили, перед кем Путин выступал чуть ли не каждый год как дятел? Ведь все время говорили вполне открыто – вот, мол, наша молодая смена, юные орлы, они оранжевую заразу будут зубами рвать, «где Путин – там победа» и т.д. в том же духе. Их еще Медведев называл, в пору своего президентства, «восторженной гопотой». И где они?

Гопоты в очередной раз, когда надо было защитить режим, под рукой не оказалось. И в 2011, и в 2013 во время мэрских митингов Навального, и в 2015 во время московских «Маршей мира», и вот сейчас в 2018 – все «нашисты» оказались по домам… а то и, чем черт не шутит, в рядах у тех же навальнистов. Ставка кремлевских кукловодов так и не сыграла, зря только на Селигере столько лет комаров кормили.

Видимо, на всей молодежной движухе окончательно ставят крест – и вот вытянули из пыльного чулана совсем уж дикую архаику – «казаков».

Конечно, это полный бред, с какой стороны ни взгляни. Если уж решили обращаться к опыту царизма, то тогда б обращались по полной – то есть сажали б казаков на коней! Но откуда вообще это стремление к каким-то ряженым? Почему власти не хотят удовлетвориться чисто жандармами – то есть бывшими омоновцами, а теперь нацгвардейцами?

Это, похоже, общая болезнь авторитарных режимов: они все время ищут какие-то парамилитарные силы, чтобы они делали за них «грязную работу». На Украине, как известно, использовали «титушек», в Киргизии – там народ простой – во время тюльпановой революции просто нанимали бандитов…

Думается, это все идет от родовой травмы всех авторитарных режимов – недостаточной легитимности. Нормальных выборов ведь ни в одной авторитарной стране не проводится, но при этом всегда как бы предполагается, что вождь и народ – единое целое; а раз так, то как же может диктатор напрямую использовать войска или жандармов против толп? Это ж он, получится, себя бьет! Гораздо лучше оставаться «над схваткой», и пусть там «внизу» одни граждане тумаками «поучают» других, как правильно Родину любить! Милые, мол, бранятся, а вождь вообще как бы ни при чем…

Помнится, в 2005-м напрасно я несколько дней отговаривал министра обороны Киргизии от «блестящей» идеи разгонять бандитами демонстрации бишкекских трудящихся. Причем аргументы использовал вполне рациональные, взывал к интеллекту – и устно, и в памятных записках. Бросьте, мол, саму мысль про «рассерженных добропорядочных граждан» (они якобы всех разгонят, а властям даже перед американцами краснеть не придется). Вы наймете тысячу бандитов (а больше у вас не получится), они там демонстрантов покалечат, кого-то, не дай бог, убьют – и что, думаете, все испугаются? Да нифига! Они просто в следующий раз станут группы прикрытия создавать для демонстраций, из самых крепких протестников. Фактически вы их таким образом только подтолкнете к созданию собственных боевых групп – собственной армии! Сейчас там в демонстрациях интеллигенты идут в первых рядах, в очочках, и дамы бальзаковского возраста – а будут идти молодые бедняки с битами и свинчатками (для начала). Вы этого хотите?»

Но к силовикам взывать – дело дохлое. Стакнулся киргизский главвояка с министром-ментом, они там «зарядили» аж полторы тысячи каких-то местных подонков, которых для такого случая специально досрочно выпустили из тюрьмы «искупать вину» и, как я потом узнал, даже специально ночью привезли на площадь перед Белым Домом Бишкека два «камаза» с булыжниками – чтобы, значит, «рассерженным горожанам» было что в митингующих кидать.

А на площади был совсем маленький «майданчик», тысяч пять протестующих, среди них женщины, дети, те самые интели в очках… Министры думали, что хорошо выслужатся, разгонят без проблем. Даже охране БД отдали приказ «не вмешиваться ни при каких обстоятельствах» - боялись, что те помешают «преподать урок».

И финал оказался даже более быстрым и обескураживающим, чем я предсказывал генералу. Гопари набросились на митингующих, стали кидать булыжники – а оттуда кинули клич на находящийся неподалеку городской базар, мол, на площади заваруха, какие-то козлы людей избивают. На городском базаре – море безработной молодежи, злой и голодной, которая там кучкуется в надежде на какую-никакую разовую работу (в Бишкеке работы не было никогда).

Все с базара бросаются на площадь. Молодые «базарные», которых булыжниками не напугать – не такое видали. Подментованные блатари обращаются в бегство, молодые с базара их преследуют, немногочисленная охрана Белого дома, как и было приказано, «не вмешивается»… И разгоряченные схваткой «майдановцы» оказываются возле входа в Дом правительства, с камнями и нунчаками в руках. Все происходит быстро – только что была кучка с плакатами, потом две толпы вбегают на площадь, драка, одни поспешно убегают – а другие… кидаются на штурм Белого Дома! Охрана тоже разбегается – и вот уже Белый дом захвачен. Акаев еле успел в последний момент убежать через черный ход, мой знакомец-генерал засел в своем кабинете, три дня отстреливался, потом все равно сдался.

А вы говорите «титушки». Или там «казаки». «Казаки», с кавычками или без, ведут любые режимы прямиком в могилу.

Бабье лето Путина