April 22nd, 2018

Мастерская

Яндекс к 55 летию Цоя

В комменты выложили вот этот весьма своеобразное произведение. Этакая вариация на тему "В Питере пить" Шнура. Правда, вскрывается одновременно и то, откуда у самих клипов Шнура ноги растут - из балабановского "Брата", конечно :)



В общем, оригинальности не хватает. Но за любовь к Цою, мне кажется, можно простить. Песня хороша! Посмертная, кстати.

Мастерская

Мои доходы от чековой приватизации



К разговору про "грабительскую приватизацию", начатому пару дней назад. Поскольку народ, как выяснилось, вообще все забыл и уверяет, что якобы за ваучеры (они же "приватизационные чеки") в 1993-1994 гг. можно было выручить разве что бутылку водки - приведу еще раз свои воспоминания о том, как я ваучерами распорядился - так сказать, в назидание юношеству. Из текста вы узнаете, что уже осенью 1993 года прив.чеки стоили порядка 20 баксов "с рук" (это был практически ящик водки по тем временам), да и вкладывать их можно было не только в "чековые фонды", но и напрямую в акции приватизируемых предприятий, причем - по всей стране! И делать это можно было не только в Москве, но и во всех практически городах-миллионниках. Другое дело, что люди ждали халявы, да и большинство вообще не понимало, что такое акции и зачем они нужны. Но это уже другой разговор... Итак, про доходы:

"Осенью 1993 года я приобрел по сходной цене (по 20 баксов за штуку) 30 т.н. "ваучеров", т.е. приватизационных чеков. Покупал "с рук" возле Почтамта на Мясницкой улице - там тогда была Российская Товарно-Сырьевая биржа. Покупал в ноябре, дело было в канун парламентских выборов в новый, только что, собственно, учрежденный законодательный орган РФ - Госдуму. Я по наивности рассчитывал, что на выборах убедительно победит "Выбор России" - следовательно, "необратимость приватизации" станет всем очевидна, и мои ваучеры взлетят в цене. Тут-то я их и расчитывал перепродать с большой выгодой для себя. Короче, задумал небольшую "арбитражную" (так, вроде?) операцию - решил выгодно вложить заработанные непосильным трудом 600 баксов.
Collapse )

Кто ссал Роме Абрамовичу в противогаз

Мастерская

Противогаз Абрамовича

Ну и в завершение наших трехдневных дискуссий о приватизации - еще одна животрепещущая тема, уже не раз поднятая вчера и сегодня: какое право у нынешних олигархов быть олигархами? Есть ли в этом социальная справедливость? Кто они такие - все эти дерипаски и абрамовичи, кто им разрешил и как они посмели??



Лет 15 назад один из наших политтехнологов-социологов ездил в Республику Коми. Так, ради какого-то небольшого исследования, посвященного диагностике ситуации перед местными выборами. Ерунда, рутина… Заезжали, помимо прочего, и в Ухту – небольшой городок в стороне от тамошней столицы Сыктывкара; надо было и Ухту охватить парой-тройкой фокус-групп. Там и случилось нечто занятное – когда в числе участников одной из фокус-групп оказались… бывшие одноклассники Романа Абрамовича! Да-да, того самого. Который владелец «Челси».
Collapse )
Мастерская

Совок и голуби

В связи с уходом из жизни отличной актрисы Нины Дорошиной многим вспомнился самый знаменитый фильм с ее участием – «Любовь и голуби». Самая звездная, да и, пожалуй, единственная широко известная ее роль. Естественно, что все обсуждения памяти актрисы в эти дни так или иначе крутятся вокруг «Голубей» - фильм засюсюкали уже до полного изумления: уж такой он кассовый, такой всенародно любимый, такой бессмертный, так отражает «душу России», так все его любят пересматривать…



Вот это и заставило, так сказать, «взяться за перо». Дело в том, что у меня «Любовь и голуби» всегда вызывали какой-то внутренний протест. Ощущение подделки. Как будто ешь «сырный продукт» или «творожную массу» «с элементами растительного жира», то есть на пальмовом масле. Что-то мне всегда казалось «не то» в этом «народном фильме» - до такой степени, что смотрел его всегда с чувством внутренней неловкости.

Вспомним время, когда он был снят: 1985 год, самый угар совка. Гниль уже везде, скоро начнется прямой развал. Актеры – как на подбор: Юрский, Тенякова, Гурченко, та же Дорошина – все несомненный первый, даже высший класс советской актерской школы. И что они нам изображают? Веселую комедию «из жизни простых сельских жителей» - какую-то даже нарочито бессмысленную, «никакую», практически без сюжета. «Муж ушел, пришел – и все зажили как встарь, даже еще лучше». Вплоть до того, что сам режиссер Меньшов появляется посреди фильма в картузе и с вихрами, изображая этакого «деревенского парубка», и объявляет перемены действия. Искусствоведы, многозначительно поднимая палец, говорят, что «картина снята в жанре лубка».

Почему народ так массово попер на эту картину? Наверно, ему нравилось, что это «комедь», что «про народную жисть», и что играют действительно знаменитые, любимые актеры (в СССР был вообще-то настоящий культ популярных артистов). А может быть, людям особо импонировало, что такие вот заслуженные, до мозга костей «городские» так старательно изображают деревенских, совсем «от сохи» сограждан, со всеми их словечками и своеобразным говором. Это же так смешно –мгновенно ставшая мемом фраза «Людк, а Людк!» Или Юрский в роли деревенского алкоголика – это же обхохочешься!

Мне, однако, уже в этом любовании публики на кривляния «народных артистов» видится что-то нездорово-садистское. Так, знаете, деды в армии порой после отбоя подымали какого-нибудь очкастого, излишне интеллигентного вида салагу и заставляли его «изображать» - лаять, к примеру, по-собачьи, или ходить «как пьяный», или «прыгать как воробей». Весело при этом покатываясь со смеху. Смешно ведь, когда очкастый интель скачет на потеху, не правда ли? И усугубляется издевательство тем, что сам поднятый с постели «салабон» тоже изо всех сил изображает, что ему жутко весело и он чуть ли по собственной инициативе разыгрывает тут цирк шапито – это такое самоутешение, гораздо ведь хуже думать, что тебя заставили валять дурака перед идиотами.

По фильму ведь ясно видно, что из его авторов никто – ни автор сценария, ни режиссер, ни весь актерский состав – понятия не имеют о той самой деревенской жизни позднего совка, какую они взялись показать. Чем жители этой сельской идиллии заняты? Как они зарабатывают на хлеб? Мы так и не увидим. Этакое семейство старосветских помещиков.



Единственные более-менее убедительные сцены фильма – это вся «линия Гурченко». Потому что тут авторы в своей стихии, показывают то, что хорошо знают – ГОРОД, а если еще точнее – советскую городскую богему.

(Забавно, конечно, видеть советский фильм «на сельхозтематику», в котором не только ВООБЩЕ не было не только ни одного слова про планы и встречные планы, про соцсоревование и роль КПСС – но в котором не была вообще никак отражена тема труда! Косвенный признак, что на тот момент «производственный вопрос» настолько уже накалился, что «для кассовости» даже в насквозь идеологичном советском кино его предпочитали никак в принципе не отражать – от греха)

В общем, очень похоже, что соввласть просто заставила каким-то неведомым образом Меньшова и всю его «группу товарищей» 2 часа в нелепых картузах плясать комаринского в бессмысленной «комедии» – и публика с удовольствием над этим действом 2 часа ржала. Но надо отметить, что садомазоигра тут была не односторонняя – она развивалась в двух направлениях.

Был и обратный – тоже очень хорошо заметный – ход этой игры (и он тоже лично меня отвращает от просмотра): дело в том, что в этой «народности» и «лубочности» «деревенской комедии» проступает весьма злая карикатура. Фига-то в кармане у Меньшова – размером с голову тогдашнего руководителя Госкино.

Обитатели «советской деревни» у Меньшова до такой степени эльфы, что от них в какой-то момент тянет буквально блевать. Пересахарено, причем – нарочито, с умыслом. Чтобы у человека с нормальными рецепторами рано или поздно полезло бы наружу от приторности. Возможно, учитывая бушующую в то время войну между «писателями-деревенщиками» и «городскими западниками», Меньшов втайне поставил себе задачу изобразить своими средствами тот самый «деревенский рай», который никак не давался исконно-посконным «деревенщикам», ЛУЧШЕ любого «деревенщика». Выполнить за них их работу. Но так, чтобы все бы увидели и всех бы стошнило.

Все увидели – и никого не стошнило. Наоборот, стали ходить еще и еще. Видать, настолько был силен дефицит сахара у советских людей… или они его сразу перегоняли в спирт, чтобы тут же употребить по назначению.

Худшая роль Дорошиной