April 19th, 2018

Мастерская

Под бомбежкой

В некотором смысле все российские пользователи Телеграма сейчас в шкуре сирийских повстанцев в какой-нибудь Гуте: сидим в подвалах, попиваем кофеек (у кого остался), а сверху бомбит российская авиация в лице Роскомнадзора. Бомбы рвутся наверху хаотично и беспорядочно, но везде; бомбежка идет непрерывно уже четвертый день.

В порядке хроники: все три дня у меня было сухо, тепло и безопасно, однако с утра шальной ракетой все-таки накрыло - Телеграм еще ночью работал, но утром вырубился полностью. Пришлось перенастроить - снова затарахтел! Хотя, кажется, парочка моих корреспондентов тоже получили повреждения - что-то нет активности в сети. Наверно, тоже чинятся.

А Роскомнадзор (название-то какое! Впрочем, дураки те, кто делают на нем акцент - правильно, конечно, говорить "ФСБ") продолжает свои налеты. Так и живем.

Главное, чтоб они не додумались бочки с хлором кидать. Химической атаки можем и не выдержать.

Как русские представляют себе власть - заметки социолога

Мастерская

Русские представления о власти

Не так давно в социальных сетях активно обсуждали очередного «ворошиловского стрелка» из города Орска. Дело там было так: «Не сумев попасть на прием к мэру с наболевшими вопросами, 30-летний житель Оренбургской области с автоматом пришел к зданию горадминистрации, угрожая открыть стрельбу по чиновникам… причиной его поступка стало недовольство денежными выплатами ветеранам боевых действий».

И далее следовали душераздирающие подробности: ветеран боевых действий в Чечне вернулся домой инвалидом 2 группы, на работу устроиться не может который год, живет на скудные «ветеранские» выплаты в размере 4 тыс. рублей в месяц, и т.д. Показательна реакция сети: она полна словами возмущения (в адрес властей и лично мэра), сочувствия и поддержки (в адрес несчастного ветерана), и лишь немногие позволяют себе робко усомниться – мол, а не слишком ли круто, сразу с автоматом? Может, надо было как-то помягче?

При этом никто – ни журналисты, ни комментаторы, ни в фейсбуке, ни в ЖЖ – не задают самый естественный, казалось бы, вопрос: а мэр-то тут при чем? Чего, собственно, ждал израненный молодой человек от городского главы и чиновников администрации города Орска, зачем он так рвался к ним на прием?

Разве не очевидно, что уж точно не мэрия Орска отправляла молодого человека воевать в Чечне, что это делала иная, гораздо более крупная, федеральная инстанция? И сама война в Чечне – разве по приказу мэра Орска началась? И разве молодой человек не читал российскую Конституцию, в которой черным по белому сказано, что городская власть, она же муниципальное, то есть местное самоуправление, – вообще «не входит в систему государственной власти Российской Федерации»?
А коли так – что же хотел от мэра молодой ветеран? Как может мэр отвечать за раны, полученные ветераном на государевой, то бишь государственной, службе?

Поставим себя на место мэра. Чем он может помочь молодому человеку – если даже, допустим, он и без автомата у виска сочувствует ему всей душой? Назначить ему, как ветерану и инвалиду боевых действий, дополнительную пенсию или пособие из городского бюджета? Но ведь в Уголовном кодексе предусмотрена (введена в действие при президенте Путине) специальная статья 285 – «Нецелевое расходование бюджетных средств». Как раз для таких вот мэров. Между прочим, до 5 лет лишения свободы.

Городской бюджет может расходоваться только на цели, обозначенные в «Законе о местном самоуправлении». И поддержка ветеранов сюда не входит. То есть любая помощь ветерану со стороны местного бюджета тут же была бы опротестована «государевым оком» – прокурором (он для таких случаев и приставлен).

Вышеперечисленное – вроде бы элементарные вещи, проще говоря, основы официального государственного устройства. Фокус, однако, в том, что все это – про независимость местного самоуправления, разницу между местным, региональным и федеральным уровнями власти т.д. – знание чисто абстрактное. Жители – не только наш конкретный ветеран, но вообще – жители страны, в особенности жители глубинки, провинции, – всего этого себе просто не представляют.
На 22-м году «независимой России» подавляющее большинство населения страны искренне не понимает разницы между уровнями власти. Нет, люди знают, что есть мэры, есть губернаторы, есть президент, есть министры. Но все эти фигуры мыслятся большинством как составляющие некоего большого целого по имени «государство». И с этой точки зрения совершенно неважно, кого именно брать в заложники, от кого «требовать справедливости» – от мэра ли, от губернатора, от министра обороны… Лучше всего, конечно, от мэра – просто потому, что он ближе.

В массе своей провинциальные жители не имеют ни малейшего понятия ни о 12 статье Конституции, ни о 285 статье Уголовного кодекса. Для них кажется абсолютно естественным, что мэр должен подчиняться губернатору и уже тем более – президенту, и что бюджет у них у всех – у города, области и федерации – общий, откуда каждый может взять себе столько, сколько необходимо на «добрые дела», к коим, без сомнения, относится достойное обеспечение жизни геройского ветерана боевых действий.

Русские люди не разделяют в своих представлениях власти по вертикали. Впрочем, по горизонтали тоже. К власти они вообще относятся как к погоде за окном - это данность, и сделать с этим ничего нельзя, можно разве что одеться потеплее. Но об этом - отдельно.

Содомиты на Тверской


Мастерская

Сапожник предложил сдаться

Сегодня в очередной раз пробрался в телевизор - на ту же программу "Место встречи" канала НТВ с одиноким, но пытающимся бодриться ведущим Норкиным. Программа, надо сказать, хиреет на глазах: там не только ведущую, напарницу Норкина, сократили - у бедняг уже, я смотрю, и "экспертов", типа меня, хронически не хватает! Я один, выходит, иногда прихожу к ним забесплатно - а других дураков уже, видимо, не находится днем с огнем.

Реально - был там второй день подряд, и второй день на последнем часе "дискуссии" с нашей "скамейки оппозиции" исчезает "четвертый оппозиционер"! Объясняю: по задумке "капитанов информационной войны" - редакторов программы - в студии предусмотрена специальная скамья слева от входа, на которую, для обеспечения "объективности", надо сажать "врагов России режима". Там помещается 4 человека. Обычный суповой набор: 1-2 "боевых хохла" типа Ковтуна, 1-2 американца типа дивного страхового агента Майкла Бома (но Бом в дефиците, потому что он изображает "зловещего дядю Сэма" вообще на всех каналах, начиная с Первого), и, для разнообразия, "либеральные блогеры" травоядной ориентации, типа меня или Игоря Дрождина (ни в коем случае не "боевые хомячки" Навального, они под запретом).

Я к этому порядку давно привык, как и к тому, что состав "оппозиционеров" все время меняется (тот же Майкл Бом нарасхват и на одном шоу НТВ отсидеть все три часа, как правило, не может - бежит к тому же Соловьеву или тем двум клоунам с Первого). И вот вчера - к третьему часу у меня снова новый сосед. Пожилой мужчина, лицо незнакомое. "Неужто, - думаю, - еще один либеральный блогер? А может, это сам Пионер Лжи, которого, говорят, никто не видел в лицо?!"

Заинтригованный, спрашиваю - благо у НТВ рекламная пауза, и все бесцельно слоняются по студии, разминаясь. "Простите, а как вас зовут?" И сам представляюсь не без гордости: "Я вот - Алексей Рощин, он же Сапожник. А вы кто?"

"А я, - говорит мужичина, почему-то смущаясь, - Роман Подберезовиков". И замолкает.

"Блин! Какой еще Подберезовиков?" Продолжаю расспросы: "Я понял, Роман. А так вы кто? Я вот, к примеру, социолог". Роман с недоумением: "Вы же только что сказали, что сапожник!" "Да нет, - досадливо отмахиваюсь. - Это ник такой у меня! А так я социолог. А вы-то чем занимаетесь?"

"А я, - степенно отвечает Роман Подберезовиков, - грузчик в магазине". И снова замолкает.

Я-то тогда подумал, что это он так меня отбрил. "Приколист, однако!". И я отстал, тем более, что опять пошел эфир. И лишь после окончания осознал, что моему соседу за все оставшееся эфирное время так ни разу слова и не дали! Он весь час молча рядом и просидел. И ни разу даже не порывался что-то сказать. "Скромный, что ли?" - думал я мельком.

А сегодня я, поскольку не опоздал, увидел воочию - очередного "подберезкина" просто спустили из "хлопающей массовки" на нашу скамью! (Массовка - это дрессированные люди, сидящие сзади "экспертов" и изображающие заинтересованную публику: в принципе, задача массовки - хлопать ведущему, поддерживать одобрительными выкриками "правильных" экспертов и мычать "бууууу", когда выступают отщепенцы-оппозиционеры типа меня. Все по команде специального человека, без самодеятельности; по слухам, кои я подтвердить не могу, "массовке" платят 900 р. за съемочный день).

И очередной скучный мужчина так и просидел, не делая никаких попыток сказать что-нибудь умное и оппозиционное по поводу химатак в Сирии, весь остаток передачи. Фу! Вот как дурят нашего брата!

Ну а я там нынче зажог, наконец-то - высказал наболевшее по поводу всей этой нашей сирийской авантюры - предложил СДАТЬСЯ. Даже успел объяснить, почему, за свои 40 секунд: потому что в "информационной войне" мы так же слабы (против всего мира), как и в войне реальной, поэтому ловить всем этим "бойцам информационного фронта" (тут я широким жестом обвел зал, стараясь охватить и самого маэстро Норкина) в принципе - нечего. Раскатают как блин. "А Russia Today?!" - как-то потерянно возразил мне Норкин. "Да какая Russia Тo..." - начал я, но тут микрофон у меня отобрали и больше уже не давали.

Появится запись - выложу. А так повтор прямого эфира с моим предложением будет еще сегодня по НТВ в районе 3 ч ночи.

Как Норкин дрался с боевым хохлом (фото)