January 18th, 2015

Мастерская

Бог есть Любовь, или Семь казней Египетских

Был тут по делам в Рязани (неплохой город, но совсем не ухоженный и бедный, типичный наш несчастный «русский мир»), а там – кинотеатр IMAX. Ну, думаю, грех не сходить. Так в итоге ненароком посмотрел фильм «Исход». На огромном экране, в суперочках 3D. В Рязани.

Фильм, как известно, экранизация песни Луи Армстронга «Let my people go». Смотрится великолепно, ну а для простых ребят вроде меня, Библию отродясь не читавших, он еще и кладезь информации на христианские темы. Открыл для себя много интересного и неожиданного.

Ну, во-первых, в очередной раз подивился, насколько искусственным выглядит привычное для христиан соединение Ветхого и Нового Заветов в как бы одно произведение – хотя нетрудно заметить, что собственно боги (бог) в них разный. Все-таки евангельский бог, насколько я могу судить по имеющимся у меня обрывочным сведениям, бог всеобщий, как бы – для всего человечества. В евангелии даже специально оговаривается, что, мол, в христианстве «несть ни эллина, ни иудея», вполне интернациональный принцип.

Совсем не то – ветхозаветный, то есть иудаистский бог, и это как раз хорошо показано у Ридли Скотта в «Исходе». Там бог вполне себе национальный, конкретно – бог иудеев, который, собственно, только о них и печется. Остальных людей (несчастных египтян) иудейский бог, очевидно, за людей не считает и в буквальном смысле в гробу видал.

Тут очевидна прямая параллель иудаизма и православия – в обоих случаях бог сугубо национальный, за «своих» против «чужих». Православные священники тоже не моргнув глазом будут молиться «за победу русского оружия», хотя с точки зрения новозаветного, всеобщего бога такая молитва, конечно, выглядит довольно странно.

В «Исходе» хорошо, красочно показаны «египетские казни», «семь казней египетских» - нашествие крокодилов, нашествие мух, нашествие жаб и т.д. В общем, как тот ветхозаветный бог измывался над несчастными египтянами – даже страшно представить. Забавная деталь – все мучительства в фильме происходят безо всякого участия дьявола (который вроде бы, по традиции, должен отвечать за всяческое зло). Но по фильму понятно, почему: с таким богом, как в «Исходе», никакой дьявол не нужен.

Неожиданно по ходу фильма сама собой приходит в голову ассоциация с… «антироссийскими санкциями». Вон оно откуда тянется, оказывается! Логика «санкций», они же «египетские казни», в обоих случаях идентична: бей "по площадям". По фильму, конфликт у бога, собственно, с одним фараоном Рамзесом – тот злостно отказывается «отпустить евреев», упирая на то, что это, во-первых, не по обычаю, а во-вторых, что он в результате лишится квалифицированной рабочей силы.

Ну и начинается мочилово. Народ, судя по масштабу бедствий, мрет тысячами – разорванный крокодилами, засиженный мухами, лишившийся урожая и заодно всей рабочей скотины в результате эпидемии. Смотришь на такое и прямо возмущаешься – за что ж людей-то так?! Непонятки с фараоном – так пусть бы фараона и вразумляли! Это ж Древний Египет, рабовладельческий строй, не демократия даже. Азия! Что толку морить людей голодом, когда все равно решают не они, а фараон??

По фильму, кстати, даже сам Моисей возмущается и высказывает богу свое «фе», когда тот излагает ему план не только всю скотину у египтян переморить, но и детей всех египетских уничтожить чем-то вроде газовой атаки. «Нет, я на такое не подписываюсь!» - в гневе кричит Моисей (Мойша, как его называют его нежданно обретенные соплеменники). Дальше там примечательный диалог – что-то из фильмов про сталинские репрессии, фанатичный комиссар убеждает вдруг засомневавшегося подручного, усомнившегося, что всех «социально чуждых» так уж необходимо немедленно вывести в расход.

Комиссар… то есть бог, конечно же, тычет в широкую грудь Моисея пальцем и орет в ответ: «Что?? Своих пожалел?? Значит, они (в смысле – египтяне – С.) – все еще для тебя твой народ?! А наши, значит, тебе кто? Мы 400 лет в рабстве – а нас ты пожалел?!» и т.д. Блин, чистый Бабель! Или Платонов.

Моисей на это еще пытается, кстати, ввернуть каверзный контрвопрос – дескать, а ты-то что ж 400 лет терпел и на все это смотрел? И если терпел, то чего ж сейчас вдруг озверел, даже детей убивать решил?! Но бог его ответом не удостаивает, а Моисей сникает, понимая, что против лома нет приема. Хотя вопрос-то повис в воздухе, и ответ-то получить было бы интересно…

В общем, злобный фараон приказывает каждый день вешать какую-нибудь еврейскую семью, а иудейский бог в долгу не остается – он газом в один момент избирательно (не трогая иудеев) убивает всех детей у египтян, включая, в кои-то веки, и ребенка фараона, на вид лет трех от роду. Любопытно было бы получить комментарий к этому месту Библии от Достоевского, точнее, от Алеши Карамазова с его знаменитой «слезинкой ребенка», которая якобы не стоит «царствия небесного». Тут, как мы видим, все разом погибшие дети египтян вполне стоят даже не царствия божия, а просто образования государства Израиль. Хм…

Словом, жесткие вопросы ставит режиссер Ридли Скотт.

Бог у него, кстати, все время является Моисею в виде ребенка лет так 8-9. Не знаю, соответствует ли это букве Ветхого Завета, но событиям в фильме соответствует вполне: жестокость показанного в фильме бога вполне детская, то есть безрассудная и абсолютно безжалостная.

По ходу фильма мне пришла в голову и еще одна безумная ассоциация: похоже, будто бы Скотт снял очередную вариацию на тему «Трудно быть богом». Этакое «Трудно быть богом-2». Или, если точнее и соблюдая хронологическую последовательность, даже «Трудно быть богом-1». В самом деле – антураж-то очень похож. В обоих случаях налицо бог, обладающий невероятными возможностями, и косное, малоразвитое общество, практически невосприимчивое к идеям прогресса и прав человека. В одном случае средневековье, в другом – древний Египет. Вот что с ним делать?

Ридли Скотт, кстати, на полном серьезе показывает природу разногласий Моисея и фараона по поводу богоизбранного народа. Там есть эпизод, когда Моисей является во дворец и там предъявляет фараону обвинения – ты, дескать, заставляешь в последнее время евреев трудиться буквально день и ночь и к тому же ничего им не платишь, подлец!

То есть фактически он, как хороший лидер профсоюза, предъявляет фараону требования нормированного рабочего дня и справедливой оплаты труда. Но реалии соблюдены: древнеегипетский фараон слегка обалдел и даже обиделся на Моисея за такие предложения, возразив в духе «но они же рабы!»

В ответ Моисей сподвиг доселе безропотных евреев на организацию мелких диверсий (поджигать склады с продовольствием, топить рыбацкие суда) – ну а потом уже бог вмешался и ввел против Египта полномасштабный режим санкций.

Конец фильма я, кстати, не досмотрел – опаздывал на последний автобус в Москву. Но что-то подсказывает, что фараон, оставшись не только с уполовиненным собственным народом, но и без любимого сына, да еще и весь в парше от насланного богом дерматита, все-таки сдался и отпустил-таки евреев восвояси.

Фильм «Исход» - хороший. Главное, что в отличие от «Левиафана» в нем точно нет никакой русофобии.
Мастерская

Треба перестати рефлексувати

Узнал сегодня, читая Фейсбук, сие классное украинское выражение.
Дело было так: одна жительница Киева - моя френдесса, в сущности, добрая домохозяйка, вдруг записала у себя в блоге, что она переживает за... жителей Донецка. Мол, следит за происходящим там и видит, что у людей там совсем нет ни еды, ни денег, и надо бы, наверно, как-то им помочь. Опрометчиво заявила "я им конечно переведу деньги" - явно не зная, что никакие денежные переводы в Донецк, благодаря усилиям киевских властей, в принципе невозможны.
Ну вот тут и появился у нее в блоге местный нацист с этой дивной фразой - "Треба перестати рефлексувати". Второй нацист его поддержал: "А что можно сделать? Помочь нашим солдатам поскорее освободить оккупированные земли. А местным помогать не нужно. После освобождения территории всех работоспособных задействовать в восстановлении инфраструктуры. В принудительном порядке и за деньги. Нет ручек — нет печенья".
Да, на Украине начинается очередное обострение.