November 2nd, 2011

Мастерская

О нашей медицине

Читаю сегодня:

"Я приподнялась на локте, разбудив заснувшую было боль, кой-как умылась,
утерлась. Во рту был противный железный вкус.
- Мне бы зубы почистить, нянечка.
Рассердилась:
- Тоже моду выдумала: зубы чистить. Не ты одна в отделении. Все
переполнено, некуда дожить, коридоры всплошняк заставлены, а "скорая" так
и везет, так и везет... Зима, сезон пик, лед на улице, все с переломами,
не ты одна. А нас-то, нянек, раз-два и обчелся. Дежурим по три смены, и
все за так, говорят: дадим отгул, - жди того отгула, не дождешься. А ты -
зубы! Каждого с зубами ждать, время не хватит кругом себя обернуться, не
то что в туалет. Двадцать палат, каждого умой-обслужи, полы - влажная
уборка, горшки ихние, прости господи, вынеси, а зарплата - тьфу! На кефир
и то не хватит. Только психичная пойдет сюда работать. В мужском-то лучше,
хоть бутылки пустые сдашь...
За время этой речи я бы три раза успела вычистить зубы... Что делать?
Старуха проследовала к двери.
- Рубль, - коротко сказала женщина на соседней кровати - грузная,
черноволосая, с крупной родинкой на щеке.
- Какой рубль?
- Не понимаешь? Ты ей - рубль, а она тебе - зубы почистить. За все
рубль. Судно подать - рубль. Вынести - опять рубль. Без рублей-то они бы
здесь разве колготились?
Устав, откинулась на подушки... Когда задремывала,возникали мысли.
Например, об этих самых рублях. О хронической нехватке санитарок,
нянечек. Вечная беда нашего здравоохранения. Зарплата ничтожная, никого не
привлекает. Берем кого попало, лишь бы шла. Кто пьет, кто дряхлый, кто
просто ленивый - всех берем. Беда хроническая, застарелая - когда-нибудь
мы ее преодолеем, но когда?"

Актуально, не правда ли? Хит Перестройки. Автор - отличная писательница И.Грекова, повесть "Перелом". 1987 г.
Мастерская

О советской торговле

"Одна из странностей нашей жизни - неравномерность снабжения. "Тут"
есть, а "там" нет. И все равно действует социальный закон сообщающихся
сосудов. Люди едут оттуда, где нет, туда, где есть. Закупают, везут. Берут
отпуска, командировки, отгулы. Загружают поезда, самолеты... Сколько на
все это уходит денег, времени, сил, здоровья! Берут не только для себя -
для родственников, соседей, сослуживцев. А то и для перепродажи -
разумеется, небескорыстной. Берут в огромных количествах. Меня поразил,
например, старик в валенках, обшарпанной шапке, явно не миллионер, но весь
обвешанный кольцами колбас. Он шмыгал носом, похлопывал валенком о
валенок. А на улице - оттепель. Промочит ноги, подумала я, потом его
кто-то лечи.
Куртка для Валюна. Пока что подходящей нигде не было. Показывали что-то
ужасное: тяжелое, жесткое, цвета печной заслонки. Или вообще ничего не
показывали, коротко буркнув: нет!
Чаще всего продавщицы в разговор с покупателем вообще не вступают.
Скажут "нет", отвернутся и болтают с подружками о чем-то своем... Все
молодые, в большинстве хорошенькие, но до чего же у них несимпатичные,
гордые спины! Верно, думают: "Хорошо было бы работать в магазине, если б
не покупатели..."
Нет, у нас в городе люди приветливее, общительнее. Нет нужного товара -
продавщица поговорит с тобой, посочувствует, а то и выскажет свои
соображения по поводу дефицита. Соображения у всех одни и те же, и
справедливые: надо делать то, что людям нужно, и не делать того, что не
нужно (кивок в сторону "печных заслонок"). Но как этого добиться, неясно.
Поговорить, впрочем, приятно. Чувствуешь себя мыслящим
по-государственному.
Нет, не хотелось бы мне жить в Москве, упорно думала я. Дома лучше.
Пусть меньше товаров, хуже с продуктами, но привыкли, как-то
приспособились, живем... Зато нет этих безумных лиц, этих чванных спин,
словно бы говорящих: "Больно много вас сюда понаехало!"
Очереди, очереди... Большинство - женщины, но немало и мужчин. Те все
норовили протиснуться вперед. Все это клокотало, бурлило, бурчало,
переругивалось. А еще угнетал меня воздух - тяжелый, нечистый, не зимний и
не весенний, полный угарных выхлопов. Таким же "угарным выхлопом"
вспоминался мне и эпизод в вагоне. Вспоминать не хотелось, но мысль то и
дело туда ехала.
Обошла ГУМ, ЦУМ, "Детский мир" - всюду одно и то же: "Нет!" - и спины".

Та же Игрекова, "Перелом", тот же 1987.