May 14th, 2003

Мастерская

Про "Идиота"

Дмитрий Яковлевич, эх!.. Странный был паренек. Маленький, корявенький, с вечной челкой, достававшей примерно до подбородка. Волосы постоянно производили впечатление не очень мытых. Голова у него была обычно несколько склонена вбок, как у птицы, а взгляд - тоже слегка косо, слегка исподлобья. Глаза - пронзительно умные, наглые и насмешливые. Вид, в общем, такой, как будто он всегда нарывается на драку.
Но ни разу не видел, чтобы он с кем-нибудь дрался. Наверно, он чем-то отпугивал. Даже знаю, чем: ощущение УМА. Блестящий ум, блестящий язык, всегда неожиданный и острый. Такие редки были даже в Университете.
На девиц он оказывал просто гипнотическое влияние. При нем они цепенели, безропотно сносили самое откровенное хамство. Вообще, он гордился своей славой этакого факультетского "поручика Ржевского"... Очень гордился неофициальным званием "первого дефлоратора ДАСа". При этом мне как-то признавался, что самая большая мечта его жизни - получить пощечину от какой-нибудь из наших университетстких дам. С одной стороны - конечно, рисовка; с другой - в каждой шутке...
Алканавт уже курса с третьего, человек весьма сомнительных моральных устоев - и блестящей, хотя и весьма фрагментарной эрудиции. Пещерный антисемит - при этом знавший наизусть едва ли не всего Мандельштама...
А в своих женщинах он - во всех - будил какой-то дикий материнский инстинкт - довольно забавный в девчонках 18-22 лет... Мда.
Собственно, я к чему это все рассказываю? Как-то зашла у нас с ним речь о Достоевском. Я вспомнил "Идиота", которого прочел в армии, сидя на "боевом дежурстве" (без кавычек не скажешь). Неожиданно ДЯ сказал без своего обычного ернического стиля: "Нет, я не могу "Идиота" читать. У меня от него температура поднимается". "Почему?" "Больно уж хорошая книжка", - сказал он так же серьезно.
Так я о премьере "Идиота" по РТР. Как-то странно все это. В Миронове, по-моему, слишком много волчьего (это еще в "Мусульманине" было заметно). Видно, что он такой добрый, кроткий, тихий... Но горло в любой момент готов перерезать. У меня, по крайней мере, такое ощущение. Но разве от князя Мышкина можно этого ожидать? Интересная трактовка! Или - ошибка кастинга.
А МАшков? Ну какой из него Парфён? Тут, наоборот - Машков слишком мелковат для Парфена. Кто такой Машков? Мелкий фраер. Вор. А Рогожин же - это прежде всего СИЛА! Я так думаю. А в Машкове этой силы - человеческой, силы натуры - просто НЕТ. Как он будет играть? Непонятно. Опять ошибка кастинга. Вот Гуськов - о! Он бы Парфена вытянул! Это был бы суперПарфен!
Ганю играет красавец... этот... забыл фамилию. Тоже бред. По книге же ясно, что Ганя - НЕ красавец. Это человек с внешностью клерка. А тот актер - ну какой он клерк?
Ну, про Вележеву я вообще молчу. Если это Настасья Филипповна, то я тогда кто? Это ж, блин, должна быть баба, от взгляда на которую вдруг хочется застрелиться. А эта?... Тьфу!

Д.Я., впрочем, это смотреть все равно бы не стал. Ни при каком составе. Он не любил театр.
И вообще он помер два года назад.

А пощечины он, насколько я знаю, так и не удостоился, бедняга.