Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Времен Распилиады и покоренья Крыма

Вчера гулял по парку около дома, обогнал компанию из трех мужиков в трениках. Такие солидные, рабочая кость, слегка грузные, но возраст – самый сок: лет 40-45. Тоже прогуливались, и при этом оживленно спорили между собой. Я прислушался (подслушивать чужие разговоры простительно для социолога). О чем же шел у них – трех работяг-москвичей – разговор в тихом московском парке весной 2014 года? Естественно, об Украине!

Насколько я понял из отрывочных реплик, они обсуждали перспективы вторжения на Украину. Причем один выражал сомнения – мол, как же, стоит ли захватывать еще и Киев – а другие ему возражали: да, мол, ничего страшного, «Киев тоже наш», а западенцев мы, мол, отрежем и оставим, бог с ними. Причем сама по себе дискуссия шла без надрыва, спокойно – с чуть-чуть большим градусом, чем обсуждение способов жарки шашлыка на пикнике.

В общем-то, ассоциация не случайна: мужики в самом деле относились к Украине «как к мертвой», и деловито обсуждали, как разделать хладный, как им представлялось, труп.

А я как раз тем же вечером раскрыл томик «Гибели империи» Гайдара, только начал читать – и поразился до глубины души: насколько же Гайдар в своей книге, вышедшей в 2005 (!) году, прочувствовал сегодняшние настроения! Ей-богу, вступительные главы «Гибели империи» читаются сегодня как самая горячая, на злобу дня публицистика начала 2014 года, времен Олимпиады и покоренья Крыма. Не удержусь – приведу некоторые куски:

«Эксплуатация постимперского синдрома – эффективный способ получить политическую поддержку…
Проблема страны, столкнувшейся с постимперским синдромом, в том, что разжечь чувство ностальгии по утраченной империи легко. Призывы к ее восстановлению на практике нереализуемы… В подавляющем большинстве случаев реставрация империй в силу обстоятельств, обусловленных долгосрочными тенденциями социально-экономического развития, невозможна.

Само возникновение империй – продукт фундаментальных изменений в жизни общества. Они возникают и рушатся под влиянием исторических обстоятельств. Мечты вернуться в иную эпоху иллюзорны. Попытки сделать это приводят к поражениям. Опыт российских неудач в 2003-2004 гг. в Грузии, Аджарии, Абхазии, на Украине, в Молдове – продолжение «коллекции ошибок», которые задолго до нас делали другие. Но постимперскому сознанию принять этот факт трудно. Легче поверить в то, что нас победили не грузины или украинцы, а стоящий за ними «мировой заговор». Если принимать решения в рамках этой парадигмы, можно, обидевшись на всех, продолжать делать одну ошибку за другой.

Ностальгия по территориально интегрированным империям сильнее, дольше, глубже, чем по заморским. Для почти трех миллионов судетских немцев (в Австро-Венгрии – представителей господствующего народа) было непросто адаптироваться к положению национального меньшинства в новом чехословацком государстве. Риторика, связанная с их положением – одна из ключевых тем гитлеровской пропаганды перед оккупацией Чехословакии. При распаде территориально-интегрированных империй (Австро-Венгрия, Германия, Россия, Турция, СССР) проблемы, подобные тем, с которыми столкнулись судетские немцы, становятся массовыми…

Характерный пример – конец Германской империи. До начала осени 1918 г. германские власти убеждали народ, что победа близка. Когда в октябре-ноябре крушение немецкой военной машины стало очевидным, капитуляция – неизбежной, общество не было к этому готово. Отсюда легкость формирования мифа о «Германии, которая никогда не была побеждена на поле боя», о «врагах, нанесших удар ножом в спину». Под последними – явно или неявно – подразумевались социалисты. В крахе империи обвиняли еврейских революционеров и национал-предателей, которым платила Москва, организовавшая забастовки в Германии в конце войны…
Многие немцы быстро забыли, как они ненавидели монархию в последний год войны, чувства, которые испытывали в октябре 1918 года, когда стало ясно, что кайзер и высшее командование обманывали народ. Они не знали, что именно генерал Людендорф в октябре 1918 года потребовал от нового канцлера Германии принца Макса Баденского заключения перемирия, дабы предотвратить военную катастрофу на Западном фронте….

Пододное быстро исчезает из исторической памяти. Общество не хочет об этом вспоминать. Кого интересует, что на самом деле произошло? Уязвленное поражением в войне общественное сознание нетрудно очаровать мифами. Гитлер говорил, что поражения августа 1918 года были игрушками в сравнении с победами, которые одержала до этого немецкая армия, что не они стали причиной капитуляции. По его словам, причиной поражения была деятельность тех, кто на протяжении десятилетий работал над уничтожением политических и моральных установлений и сил немецкой наци…
Исследователи истории Веймарской республики считают: то, что ее лидеры не были готовы предать гласности материалы об ответственности германского руководства за развязывание Первой мировой войны – один из важнейших факторов, приведших республику к краху. Миф о невинной, непобежденной, преданной, униженной Германии был оружием, которое руководители республиканской власти дали в руки тех, кто демократические ценности не верил.

Неожиданность, быстрота, с которой рушатся, казалось бы, непоколебимые империи, порождают ощущение нереальности происходящего… Нетрудно убедить общество, что государство, которое столь неожиданно развалилось, можно столь же быстро восстановить. Это иллюзия. Причем опасная. Платой за нее стали реки крови, пролитые в ходе Второй мировой войны.

Советский Союз был территориально интегрированной империей, одной из мировых сверхдержав. За несколько лет до его распада в возможность того, что произошло 1988-1991 гг., почти никто не мог поверить. После краха СССР за границами России осталось более 20 млн. русских. Элиты большинства стран, в которых они оказались, не были достаточно деликатными и разумными, чтобы адекватно решать проблемы людей, оказавшихся национальным меньшинством в стране, которую они раньше считали своей.

Это усиливает постимперский синдром в метрополии, ставший одной из тяжелых проблем современной России.

«В России не нашлось ответственной политической силы, которая отважилась бы заявить, что с точки зрения целей самосохранения и воспроизводства русского народа распад СССР явился самой крупной удачей за последние полвека» (И.Яковенко)

«Утрата СССР – реальность. Реальность и социальная боль, порожденная… мытарствами соотечественников за рубежом, ностальгическими воспоминаниями о былом величии, привычной географии родной страны, уменьшившейся, потерявшей привычные очертания. Эксплуатировать эту боль в политике нетрудно…

Это политическое ядерное оружие. Его редко применяют. Конец тех, кто его использует, как правило, трагичен. Такие лидеры приводят свои страны к катастрофе. К сожалению, в России в последние годы ящик Пандоры оказался открытым. Обращения к постимперской ностальгии, национализму, ксенофобии, привычному антиамериканизму, не вполне привычному антиевропеизму вошли в моду, а там, глядишь, войдут и в норму. (как в воду глядел! – С.)

В российском общественном сознании сегодня доминирует следующая картина мира:
1) Двадцать лет назад существовала стабильная, развивающаяся, мощная страна – Советский Союз
2) 2) странные люди (возможно, агенты иностранных разведок) затеяли в нем политические и экономические реформы
3) Результаты этих реформ оказались катастрофическими
4) В 1999-2000 гг. к власти пришли те, кто озабочен государственными интересами страны.
5) После этого жизнь стала налаживаться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 208 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →