Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Ложная эмпатия

Еще в ответ на мои предыдущие статьи по теме «Психология совка» многие возмущались напраслиной, которую я возвел на наш народ: мол, что за глупости, как это – нет эмпатии? Да эмпатии хоть отбавляй! Всем сочувствуем, за всех переживаем! Последнюю рубашку готовы отдать – если это нам, конечно, ничем не грозит…

Однако, если разобраться, эмпатия у постсоветских проявляется довольно своеобразно Возьмем, к примеру, национально озабоченную публику: в среде «профессиональных русских» в последнее время стал крайне популярен мем «борьба с рабством». «Рабством» и «рабовладением» они называют найм на работу в России разнообразных мигрантов – как правило, выходцев из Средней Азии. Самих же гастарбайтеров из Узбекистана, Таджикистана и так далее называют, не чинясь, «рабами».

На вопрос, в чем же проявляется «рабство», для начала кивают на условия труда: мигранты часто живут по 20 человек в квартире или комнате, спят на матрасах, едят лишь бы что и получают гроши за тяжелый физический труд, не имеют медицинской страховки и по всем правилам заключенного трудового договора.

О! Казалось бы – вот она! Зря мы так плохо думали о соотечественниках. Сочувствуют, оказывается, вовсю, сопереживают. И кто? Русские националисты! И кому?! Всей душой проникаются страданиями несчастных гастарбайтеров, вынужденных без выходных вкалывать за очень небольшие, по меркам профессиональных русских, деньги. И у людей душа разрывается: рабство! Не допустим! Как же так, за что их так, несчастных??

Дальше – больше. Спрашиваю – а не путаетесь ли в терминологии, господа хорошие? Почему «рабство»? Все-таки по учебникам «рабство» предполагает принуждение, насилие над обращенным в рабство. А люди ведь, вроде как, сами приехали, добровольно, с ружьями их никто не караулит, кнутами работать не заставляет…

Что вы, что вы! – машут руками руснацисты. Какое «добровольно»?! Они ж сюда, к нам ОТ БЕЗЫСХОДНОСТИ приехали! У них там, у урюков узкоглазых, буквально жрать нечего. У каждого – ребятишки голодные, по 8 штук, жены тоже заработать не могут – вот они все к нам и едут: корячатся в невыносимых, ужасных условиях, чтобы хоть какую-то копеечку переслать своим деткам, которым без нее каюк.

Хотелось бы закончить тем, что в этот момент по щекам г-д националистов начинают бежать слезы с мой кулак величиной – но нет, врать не буду: слез не видел. Возможно, потому, что их просто не разглядишь через монитор.

Словом, насчет эмпатии вроде бы – никаких сомнений: мощнейшая. Всё прочувствовали, вжились, можно сказать, в шкуру несчастных приезжих; даже тоску по оставшимся в Андижане восьмерым детишкам передают так, что заслушаешься. Страдают, словно и сами живут вдвадцатером в квартире Крылова или Холмогорова, который их нещадно эксплуатирует – и голос их звенит от благородного гнева в адрес «либерал-людоедов – поклонников рабства», допустивших такое безобразие на священной российской земле, славной, как известно, своим милосердием.

Ну что – тут даже и мое загрубевшее сердце тает. Я готов раскаяться во всех своих ошибках, признать русско-профессиональную всемирную отзывчивость и меру эмпатии, до какой остальным 180 народам - как до неба на велосипеде… У меня остается последний, контрольный вопрос: что же люди, измученные болью за своих порабощенных нуждой братьев, предлагают? Что делать? Расскажите, друзья!

И друзья рассказывают. Большим нестройным хором. В шквале воплей можно различить такие слова:

«Закрыть! Запретить! Чтоб ни одна сволочь!! Визы, ввести визы! Пресечь на корню! Чтоб ни одна азиатская морда… И переводы, переводы перекрыть, денежные! Никого не впускать! Границы перекрыть, а тех, кто въехал – всех вышвырнуть к хренам собачьим! Чтоб духу не было ни одного узкоглазого дикаря! Ишь, понаехали. Работу им подавай! Всех гнать поганой метлой! Лечи их тут еще, детей учи. В 24 часа! Развели обезьян! Россия для русских! Не-ет, только Железный Занавес..» и т.д.

Вот тебе и эмпатия! Только что, вот на этом самом месте, плакали натуральными крокодиловыми слезами, рассказывали дрожащим от сочувствия голосом, что люди здесь в добровольной кабале, потому что детишков своих прокормить хотят, женам помочь, что ж либералы аки звери, У НИХ ВЕДЬ НЕТ ДРУГОГО ВЫХОДА, загнали людей в рабство, понимаешь…

И вдруг предложение: всех несчастных выгнать, границы закрыть, никого не впускать. Остается невысказанным, получается, последнее пожелание: «И пусть они все там подохнут!»

Нет, я – не наивный романтик. Я понимаю, что возможен и такой взгляд, политкорректно называемый «прагматичным»: пусть, типа, любые окрестные народы хоть полностью вымрут – это их дело, у нас есть свои сограждане, мы только о них печемся, ни до кого более нам дела нет. Возможны и политики, придерживающиеся таких взглядов В ОТКРЫТУЮ, и у них наверняка найдется и свой электорат.

Только, если у вас такие взгляды, не надо одного: не надо заливать о сочувствии, не надо лить крокодиловых слез по «инородцам». Просто потому, что это выглядит нелепо и странно. А то и как неумный эпатаж: «Я так сочувствую этому человеку и его голодному семейству, что желаю им всем как можно скорее помереть голодной смертью».

Просто есть, к сожалению для «профрусских», простая логика, и она допускает только два варианта: или в Средней Азии действительно жутчайшие условия, при которых трудовая миграция в Россию – единственный способ выжить для тамошнего населения; но тогда призыв к запрету такой миграции – фактически требование убийства больших групп населения, практически требования геноцида.

Или же в Средней Азии все совсем не так плохо, там вполне можно жить-не тужить; но в таком случае приезд в Россию на работу – плод добровольного выбора из нескольких приемлемых альтернатив, и, следовательно, ни о каком «рабстве» ввиду «очень тяжелых обстоятельств» не может быть и речи.

Как бы то ни было в действительности, с самими г-дами, усиленно эксплуатирующими в своих речах тему «рабовладения», мы получаем довольно неприглядную картину: никакого реального сочувствия к «несчастным гастарбайтерам» они не испытывают, и «эмпатию» они изображают исключительно для обмана публики. Классическая «ложная эмпатия».

Впрочем, хорошо уже то, что нацисты вынуждены хотя бы прикидываться эмпатийными и сочувствующими чужому горю. Маска иногда прирастает к лицу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 212 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →