Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Categories:

Записки Старого Пиарщика. Эпизод №4

Продолжаю републикацию "Записок". Предыдущий Эпизод был вчера. Сегодня

МАНТРЫ О ЧЕТЫРЕХ

Вот вы спрашиваете - чем отличается нефть от угля? А я ж вам не химик, не энергетик. Потому отвечу как пиарщик. Начну с указания, что приходилось мне заниматься выборами и над нефтеносными пластами, и над угольными залежами - то есть и в суровой тайге, и много ближе к старушке-Европе. И что прежде всего бросается в глаза? В Сибири редкий нефтяник не вздрогнет в ужасе, услышав про "наркоманию". Зато при слове "алкоголизм" даже жены нефтяников на глазах теплеют и отзываются о "зеленом змие" почти как о старом, добром, но непонятно куда запропастившемся друге, робко высказывая надежду, что он все же когда-нибудь вернется. В шахтерских же краях "наркоманию" представляют в основном чем-то вроде безусловно страшного, но непонятного и далекого зверя. Зато уж проклятия в адрес "злодейки в наклейкой" - настоящие, со слезами в голосе, со вполне раннегорбачевским пафосом - можно услышать где угодно и без труда.

Взыскующие избрания политики в Сибири должны неустанно произносить антинаркотические филиппики, а вот их собратьям перед шахтерской аудиторией приходится, поникнув гордой главой, что-то стыдливо лепетать о "повышении борьбы" и "принятии мер", не веря самим себе и понимая, что точно так же им не верят и самые трезвые избиратели из присутствующих в зале.

Так вот: различие, давно мною выведенное, образно можно обозначить так: где уголь крошится - там спирт хлещет; а вот где нефть льется - там порошок на развес и в миллиграммах. Такие вот единство и противоположность стационарных состояний вещества. И все из-за того лишь, что в одном случае "черное золото" само выливается из недр на поверхность, а в другом его надо выносить оттуда на собственном горбу!

Но это все, собственно говоря, так, к слову. Вообще-то рассказать я хотел совсем не о том. А о борьбе с апатией. Апатия - самый страшный враг пиарщика. Когда пульс общественной заинтересованности едва прощупывается, самые сильные идеи рискуют вызвать только легкую рябь по поверхности и ничего не изменить по существу.

Вот, помнится, работали мы опять-таки в сопредельном государстве, в шахтерском крае. Дрянь выборы - областной совет, многомандатный округ. Уровень жизни в городе - хуже некуда. Как уже было сказано - поголовное пьянство, самогоном начинают бойко торговать в разлив уже с 7 утра; первые пьяницы, мирно дрыхнущие на асфальте главного городского проспекта, появляются примерно с 9 утра.

А список кандидатов нам заранее спустили сверху, без каких-то бы то ни было предварительных оценок шансов каждого; менять в нем никого уже нельзя. Всего было "спущено" четверо - по числу мандатов. Помню, особое мое возмущение вызвал некто Анненков. Мало того, что он трудился в качестве большой шишки в областном отделении одного из крупнейших банков страны; мало, что он в "нашем" городе никогда и дня не жил и не работал; так вдобавок ко всему он недавно развелся, оставив жену с ребенком! И как прикажете убеждать шахтера, ежедневно по 8 часов вкалывающего на глубине 1 км за 70 долларов в месяц, что именно мимоезжий разведенный банкир будет наилучшим образом представлять его интересы в областном совете?

В общении, правда, Анненков оказался милейшим и вызывающим доверие человеком. По нашему настоянию его немедленно зачислили на должность финансового советника мэрии, обеспечив хоть какую-то привязку к городу. Кроме того, "советник" для уха рядового избирателя звучит все-таки не так похабно, как банкир.

Но это, конечно, не решало всех проблем. Тем более, что и прочие "наши" кандидаты не были "самоигральными". Делать для них листовки, публиковать интервью, устраивать встречи с избирателями? Все это делалось, но все отнюдь не гарантировало результат. Депрессивный регион - слишком тяжелый диагноз. Людям было откровенно не до выборов. Вот, скажем, в нашем городке (300 тысяч жителей) в мирное время примерно в половине домов водоснабжение или вообще отсутствовало, или вода была в наличии только 1 час в день - примерно с 3 до 4 утра. В осажденной Басре, как мы все недавно видели, только на седьмой, кажется, день непрерывных бомбежек прекратилось водоснабжение, и это было представлено как гуманитарная катастрофа.

А у нас было ощущение глухой стены. Нас просто не слушали. Можно было написать сколь угодно яркую и образную программу, затронуть в ней все болевые точки, научить кандидатов выступать убедительно, с огоньком, представить их самих в виде святых подвижников - избиратель просто прошел бы мимо, даже не сплюнув себе презрительно под ноги.

Мы изучили, как проходило голосование раньше. Четырехмандатный округ - это бюллетень примерно с двумя десятками фамилий кандидатов, где избиратель может отметить "плюсиком" (самостийный аналог "галочки") любое количество фамилий, от одной до всех сразу. Потом подсчитывается общее количество голосов, отданных за каждого кандидата, и первая четверка, набравшая больше всех голосов, получает статус депутатов.

Кроме ФИО, в бюллетенях также указывается партийная принадлежность кандидатов, в соседней графе.
Фамилии практически всех кандидатов в списке избирателям не говорили абсолютно ничего, да и знать их никто не стремился. Зато в городе всегда была высока поддержка местной коммунистической партии (около 40%) - поскольку при коммунистах шахтерам жилось не в пример лучше. Соответственно, 40% отмечали кандидатов от компартии, прочие отмечали кто кого горазд - и в итоге, понятно, большинство набирали именно коммунисты. В прежнем составе Совета от нашего города им принадлежали все 4 мандата - то есть 100%. И теперь коммунисты не без оснований рассчитывали полностью повторить свой успех:
В этих условиях задача убедить граждан голосовать за НАШИХ кандидатов примерно соответствовала задаче подучить их со страниц местных газет тригонометрии - при том, что никакой тригонометрии никто из граждан не знал и знать отнюдь не желал.

Что же делать? Мучительный вопрос. "Да что ж нам, частушки про них писать?!" - в отчаянии воскликнула девушка с ангельским характером и добрым сердцем по имени Юля (опытная пиаровская львица, на счету которой не один скальп шакалов-политиков, посмевших встать у нее на пути - моя однокурсница, кстати). Наша девушка, словом.

"Ну какие, право, частушки, Юля?! Что за народнический уклон?" - возразил я ей. И уже почувствовал, что идея-то - гениальная! Раз убедить никого ни в чем не удается, раз кругом море разливанное водки и апатии - значит, пусть так и будет! Пусть избиратель придет и проголосует за НАШИХ, так и не приходя в сознание.

"Никаких частушек не будет, - заключил я строго. - Будут мантры".

Идея была в том, чтобы воспользоваться в своих целях единственным применяемым здешним избирателем механизмом выбора. Ведь получалось, что избиратель голосовал по "ключевому слову". Этим словом была "компартия".

Что ж, мы могли предложить ему взамен целых четыре ключевых слова. Фамилии наших кандидатов. Если уж он не желает усваивать никакой лишней информации - отлично! Пусть запомнит только их. Так будет хорошо и нам, и ему.

Я назвал получившиеся у меня строки "мантрой" именно потому, что служили они не для какой-то художественной задачи, а только ради затверживания сакральных слов. Вот что получилось:

ПОЭМА О ЧЕТЫРЕХ
Помогут и самым стареньким,
И даже юнцам безусым
Алышев, Оленев, Анненков,
И классный мужик Белоусов.

Когда же вас спросят, кашляя:
"А что мы имеем с гуся?"
Ответят Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Пускай ты гуляешь в валенках,
А может, ты носишь бусы,
Запомни: Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Не надо нам фактов жареных,
Не надо политиков гнусных,
С нами Алышев, Аненнков,
Оленев и Белоусов.

Кто, Энска нашего ставленник,
Из города выметет мусор?
Я - Алышев, Оленев, Анненков
И классный мужик Белоусов!

Донбасса Совет не маленький:
Не дать ему сбиться с курса
Помогут Алышев, Анненков
Оленев и Белоусов.

Вопрос проще репы пареной:
Кого мы отметим плюсом?!
Конечно: Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Приду на участок заранее,
Чтоб после не стало грустно.
Мой выбор - Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Будет вода! Без паники,
Не надо праздновать труса:
Мы верим вам - Алышев, Анненков
Оленев и Белоусов!

С утра, открывая краники,
Скажу с неподдельным чувством:
"Спасибо вам, Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов!"

Не нужно нам лорда Байрона,
Не нужно поэта Брюсова.
У нас есть Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Они все достойны избрания.
Пойду и отмечу плюсом,
Фамилии: Алышев, Анненков,
Оленев и Белоусов.

Вот такие стихи. Всю поэму мы опубликовали на страницах самой массовой газеты огромным тиражом, естественно, вместе с ТВ-программой. Кроме того, выпустили уйму листовок следующего содержания: сверху на листе - совместное фото всех четырех наших кандидатов, под ним - какое-либо ОДНО из вышеприведенных четверостиший. Фотка одна, стишки под ней - все время разные, но с одним рефреном. Почему одно четверостишие - понятно: большую поэму на заборе читать никто не будет, а листовки именно и предназначались для расклеивания на всех подобных поверхностях.
Избиратель должен был запоминать НАШИ фамилии постепенно, но неуклонно.
Что же в итоге? В итоге Белоусов, Алышев и Анненков - именно в таком порядке - взяли первые три места и получили искомые мандаты. Три из четырех - недурно, на мой взгляд, учитывая стартовые условия.
Конечно, тут злопыхатель-конкурент, пользуясь псевдонаучной терминологией, может обвинить нас в том, что всей своей мантрой мы будто бы заранее обрекли несчастного Оленева на заклание. Как же - он не стоит ни в начале, ни в конце списка, на него не падает рифма - неудивительно, мол, что избиратель про него забыл!
Эти гнусные, ни на чем не основанные инсинуации легко опровергаются следующим. Во-первых, якобы "забытый" Оленев занял-таки пятое, почти призовое место и тем самым обеспечил себе великолепные стартовые условия на первых же последующих выборах (о чем я ему лично сообщил на послевыборном банкете).
Но главное даже не это. Достаточно просто знать, КТО именно в последний момент спихнул нашего Оленева с подножки последнего вагона уходящего в область поезда. Так вот: это был местный коммунист по фамилии... Стакан. Да! Разрази меня гром, если я хоть буквой погрешил против истины!
Перечтите еще раз вступление к этой главе - и вы, безусловно, поймете, что в шахтерском крае против коммуниста с такой фамилией любые политтехнологии бессильны. Даже наши.


Бонус для любителей предвыборной поэзии

Специально для читателей из этой маргинальной группы (к коей я сам, по счастью, не принадлежу) приведу заодно нежные поздравления всех женщин-избирательниц с 8 марта. Члены нашей великолепной четверки "сложили" "свои" вирши, строго следуя вышеуказанным правилам:
- главное в стишке - фамилия
- для лучшей запоминаемости она должна стоять в конце
- и, соответственно, на ней должна быть ключевая рифма.
Для справки сообщу, что Анненков от своих стихов душою умилился, а вот Оленев пытался протестовать, но его, понятно, никто слушать не стал.

Итак, вот эти Поздравления

***

Без Вашей любви и участия
Жизнь только скука, не более.
Радости, песен и счастия
Желает Вам нежно Оленев.

***
А я назову Вас по-старому:
Низкий поклон вам, барышни!
С праздником теплым и радостным
Вас поздравляет Алышев.

***
Без вас в этом солнечном мире
Будет темно и пусто.
Всегда улыбайтесь, милые!
Ваш навсегда Белоусов.

***
Бабушки, сестры, матери - Молоденькие и старенькие!
С восторгом и восхищением В любви Вам признается
Анненков!


Все это было в праздничной газете, а сверху, представьте, фотографии улыбающихся: этих... ну, фамилии вы знаете... И каждый - с букетом цветов в руке!

Женщины города, говорят, были очень довольны.

Продолжение следует
Tags: записки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments