Размышления вольного социолога (sapojnik) wrote,
Размышления вольного социолога
sapojnik

Category:

"Служебный роман-2". Воля к ремейкам

В фильме «Служебный роман-2» есть две несомненные удачи кастинга (подбора актеров): это, прежде всего, великолепный Павел Воля в роли «секретарши Верочки». К Воле можно относиться по-разному, но то, что он лучше всего «вписался» в этот фильм, думаю, подтвердят все зрители. Почему – поговорим позднее.

И вторая удача, на мой субъективный взгляд – некий совершенно неведомый мне актер Зелинский, сыгравший Мягкова… то есть тьфу! – Новосельцева. Я так и не понял, насколько он хороший актер, но к нему очень подходит странный эпитет «органичный». Зелинский – именно органичный: он вызывает некое безотчетное доверие и практически не раздражает – то есть с моей точки зрения является полной противоположностью «Камеди-клабу» - как оптом, так и в розницу.

То есть Зелинский, на мой взгляд – стопроцентное «попадание» в Новосельцева: ведь его главная задача – вызывать у зрителя симпатию и доверие, а также некий отсвет родительского чувства – такого, с каким родитель смотрит на своего веселого, добродушного и неуклюжего бутуза.

Все остальное в СР-2 или, мягко говоря, неоднозначно, или просто ни в какие ворота. Если в целом, то в фильме совершенно провальная «середка» (местами я даже закрывал глаза от неловкости – очень неудобно было видеть бушующую на экране сельскую самодеятельность)… ну и завязка с развязкой еще туда-сюда.

Я бы даже сказал, что тот, кто справится с желанием (признаюсь, сильным) плюнуть и выйти из кинозала после первых двух третей фильма – будет приятно удивлен: самая концовка – это, откровенно говоря, единственное светлое пятно во всем фильме: то есть сделано по-российски топорно, но там, по крайней мере, есть оригинальная идея (для российского коммерческого ширпотреба – вещь почти немыслимая).

Интересно, на чем же накололись «создатели» ремейка рязановского шедевра. Вообще, поразмышлять о неудаче ремейкоделов полезно – так как она позволяет отчетливее ощутить, в чем же «химия» подлинника. Почему в СР-2 актеры делают вроде бы все то же самое – а получается «не то»? В чем «не то»?

И тут понимаешь, в чем главная закавыка: дело-то в том, что сам по себе сюжет «Служебного романа» психологически крайне недостоверен. Если отвлечься от фильма и просто пересказать «чё было»: ну, в самом деле, что за ерунда? Отчего сухая и застегнутая на все пуговицы тетка-начальница вдруг заинтересуется своим подчиненным – заикой и недотепой? С какой стати она на второй, по сути, день личного знакомства пустит его в свой кабинет и станет наедине изливать душу? И, с другой стороны: чего ради заика и недотепа станет «бить клинья» к мымре-начальнице? Если он такой предприимчивый, что готов, извините, собственным членом прокладывать себе карьеру – то почему ж тогда мы ему сочувствуем? А если он добрый, хороший и незадачливый – то зачем ему мымра-начальница?

Тем не менее, при всех этих видимых «нестыковках», фильм «Служебный роман» вот уже четверть века пользуется большим успехом у публики – то есть люди этому фильму ВЕРЯТ. Причин может быть две: первая – что наши опасения беспочвенны, и сюжет на самом деле убедителен сам по себе. По всей видимости, авторы ремейка остановились именно на этом объяснении, как самом простом и очевидном. И воспроизвели сюжет, заодно, «чтоб не заморачиваться», спрямив углы…

А есть второе объяснение успеха подлинника: по сути неправдоподобный сюжет авторы фильма – причем все: и сценаристы, и режиссер, и артисты, и композитор, и художники по интерьерам, словом ВСЕ, имеющие отношение к процессу кинопроизводства, АДАПТИРОВАЛИ так, что «в целом» неправдоподобная история именно в этой отдельной ЧАСТНОСТИ вдруг «заиграла», стала убедительной. Грешно повторять азы, но ведь именно это, друзья, и есть искусство: в отличие от поточного фабричного производства художник создает ШТУЧНУЮ ВЕЩЬ. Одну-единственную, неповторимую (задумайтесь, кстати, о смысле привычного эпитета «неповторимый»).

То есть смысл «Служебного романа» Рязанова вовсе не в утверждении, что любая стерва-начальница, если ей нахамит слизень-подчиненный, уже на следующий день станет плакать у него на груди и жаловаться на свою тяжкую бабью долю. Смысл «Служебного романа» - как во всех, кстати, лучших вещах Рязанова – в том, что нам показывают закономерное ЧУДО. И именно поэтому многие не устают пересматривать дуэт Фрейндлих и Мягкова по телевизору вновь и вновь.

И не только поэтому: вторая важнейшая составляющая успеха «Служебного романа» - то, как тонко авторы фильма убеждают зрителя, что ЧУДО ВОЗМОЖНО. Не вообще чудеса, не со всеми подряд – а вот с этими, конкретными, не очень счастливыми людьми, похожими, кстати, чем-то и на нас с тобой. В этом и особенность искусства: оно дает не более чем надежду. Гарантию, как известно, дают Дейл Карнеги и тренинги пикаперов.

Сам по себе подлинный «Служебный роман» можно смаковать, разбирая, каким образом создатели фильма «делают сказку былью» - то есть какими средствами потихоньку, без нажима убеждают зрителя, что дикое допущение – о самой возможности романа Калугиной и Новосельцева – все-таки возможно. К примеру – как вообще скромный клерк и начальница ВСЕГО института могут оказаться на одной территории в неформальной обстановке? Ведь и советское общество, при всех разговорах о равенстве и братстве, было весьма кастовым. Для этого вводится фигура Самохвалова, как «буферная»: он, с одной стороны, однокашник Новосельцева (поэтому может пригласить его к себе), а с другой – карьерист, «десантировавшийся» в НИИ Калугиной сразу на должность зама (Новосельцев-то даже о должности начальника департамента мечтать не смел до этого). Поэтому он «по должности» имеет право пригласить и Калугину…

В «СР-2» всю эту «химию» решили просто похерить, решив, что сюжет Брагинского-Рязанова «самоигрален». Это и была решающая ошибка, отчего абсолютно все сцены «пробуждения чувств» между новыми Калугиной и Новосельцевым отдают просто нестерпимой фальшью. То есть всё, что идет после диспозиции и представления героев – по идее, самый «сок» фильма – смотреть просто невозможно. Нам показали в итоге не чудо, а поточное производство. «Нажми на кнопку – получишь результат». Даже если а грани увольнения – напейся, похватай начальницу за сиськи – и всё, собственно, проблем больше не будет. Естественно, что зритель такого бодрого действа начинает относиться к авторам ремейка как к слегка слабоумным.

Суть ведь в том, что нынешнее общество – еще более кастовое, чем раньше. Если в советском НИИ сотрудников разделяли в основном служебные перегородки, то сегодня, в нынешних офисах к ним прибавились, во-первых, еще и имущественные (зарплаты генменеджера и клерка различаются в разы, если не на порядки), и, во-вторых, сами по себе служебные различия значительно жестче. Директор НИИ Калугина, захоти она уволить отца двоих детей Новосельцева, испытала бы на этом пути массу трудностей, а скорее всего, даже не стала бы пытаться, понимая, что это практически невозможно. Директор современного агентства может выкинуть из офиса – и чаще всего без даже без выходного пособия – практически любого клерка в два счета…

Проблема в том, что зрители обоих «Служебных романов» все это прекрасно знают, они ведь не дураки. Но если авторы первого «СР» знают это вместе со зрителем и используют это знание, чтобы сделать свой фильм более достоверным – то авторы ремейка делают вид, что реальность к ним не имеет отношения. Новый «СР» перенесен в наши дни чисто механически, но он не «вмотивирован» в наше время. В результате – фальшь.

Единственная подлинная удача фильма – «от противного»: это уже упоминавшийся Павел Воля. Тут дело в том, что Воля во вневременном и внепространственном «СР-2» - единственный персонаж из нашей реальности. Он играет не «Ахеджакову в молодости», а именно секретаря «нулевых». Не совсем, правда, российского – скорее, американского. Но и то, как говорится, хлеб.

Про Ходченкову сказать что-то трудно; вполне вероятно, что роль – не ее вина. Она честно пытается играть Фрейндлих 80-х, и ее беда не в том, что она не Фрейндлих, а в том, что она совсем не из 80-х. Играет то, чего нет и быть сегодня не может.

В том, что сценаристы и актеры совсем не такие уж законченные придурки, убеждает финальная сцена – «презентация». Она не имеет абсолютно никакого аналога в подлинном «СР» - и это хорошо, как выясняется. Мы видим, что когда над авторами не висит, как дамоклов меч, первоисточник, они еще на что-то способны.

В целом же фильм смело можно рекомендовать всем поклонникам талантов Павла Воли и Анастасии Заворотнюк.
Subscribe

  • Электронное голосование - 201% достоверности

    Фото из ФБ Романа Юнемана Роман Юнеман, политик-практик, в большом посте на Фейсбуке подтверждает все то, что я написал позавчера про ДЭГ -…

  • Звягинцев и вакцинация

    Кадр из фильма "Возвращение" (2003) А вот шокирующая информация о режиссере Звягинцеве - одном из очень немногих в нашем кино, кто имеет награды…

  • Не все взрослые добрые

    Воскресное голосование как метод народной борьбы Народная борьба против вездесущей кремлевской ОПГ принимает самые диковинные и умилительные…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Электронное голосование - 201% достоверности

    Фото из ФБ Романа Юнемана Роман Юнеман, политик-практик, в большом посте на Фейсбуке подтверждает все то, что я написал позавчера про ДЭГ -…

  • Звягинцев и вакцинация

    Кадр из фильма "Возвращение" (2003) А вот шокирующая информация о режиссере Звягинцеве - одном из очень немногих в нашем кино, кто имеет награды…

  • Не все взрослые добрые

    Воскресное голосование как метод народной борьбы Народная борьба против вездесущей кремлевской ОПГ принимает самые диковинные и умилительные…