sapojnik (sapojnik) wrote,
sapojnik
sapojnik

Выборы в провинции. Часть XVI

Продолжение. Начало см. здесь. (Предыдущая глава - «Игры в поддавки»)

Как выбирает аппарат
Эти выборы были у меня необычны тем, что приходилось работать как бы «под колпаком». Ведь избирали-то не мэра и не губернатора, а «Самого», и, следовательно, над головой висела «вертикаль» - областной избирательный штаб, окружной штаб, а над ним – еще и московский, он же кремлевский Штаб… Будь я юношески чист и наивен, а еще лучше – будь я иностранцем, я бы еще мог как-то поверить, что указанная вертикаль – какая-то особая, специально созданная из «специалистов» как раз по подходящему выборному случаю.

Однако я жил и работал в России, и потому, конечно, ни секунды не сомневался, что вся эта цепочка «штабов», уходящая вверх, и та самая пресловутая Вертикаль, которая и управляет Россией – абсолютно тождественны. Так оно и было, естественно. Занятно, что сей факт даже особо и не скрывался, несмотря на прямое противоречие с законодательством о выборах. Во главе городских штабов стояли мэры, областных – губернаторы; а чиновники соответствующих администраций составляли абсолютное большинство сотрудников этих штабов – причем без отрыва от основной деятельности. «Отрыва» у них и не могло быть – ведь вовлечение управленческого госаппарата в работу «избирательных штабов» было тотальным, а хозяйством городов и регионов все равно ведь надо кому-то управлять? Так что у чиновников в эту «выборную страду» были поистине горячие денечки – им надо было успевать и там, и там. И свои обычные должностные обязанности исполнять, и агитмашину Путина поддерживать «на ходу».

Но, собственно, это ведь и было одной из моих первоначальных целей – посмотреть, как работает эта машина «изнутри». Мало ли, может, потом еще как-то пригодится…

Что же я увидел? Во-первых – работает, конечно, большая махина. Весь госаппарат такого огромного государства, как наше – это, конечно, не шутка. Показательно, что выборы Президента позволили достичь крайне редкого эффекта – когда разные подсистемы управления, и силовые, и хозяйственные – работали более-менее слаженно, «в одной упряжке». Обычно, скажу по своему опыту, такое недостижимо, так как что «милицейские», что «прокурорские» склонны, как правило, плевать на «штатских» типа мэров и даже губеров – они ведь им не подчиняются в нашей оригинальной системе госуправления. Однако на этой кампании прокуроры и даже менты вели себя смирно, гонор не выказывали, подчинялись «штабам». Понимали, другими словами, что в кои-то веки избирают ОБЩЕГО начальника над ними над всеми.

Собственно, только вот такое, уникальное «расположение звезд» и позволило мне «вызывать на ковер» и прилюдно отчитывать на бутафорском «Народном фронте» при стечении простого народа городских «силовиков» - а те покорно стояли и вяло оправдывались – пошто, типа, патрули редко ходят и почему наркоманские гнезда на квартирах не разгоняют. При любых других, более низкого уровня выборах они бы, конечно, послали нас с мэром на три буквы.

Второе наблюдение – аппарат на тех выборах был явно перепуган и не совсем в своей тарелке. Попросту говоря, вся огромная госмашина не совсем точно представляла себе, что же, собственно, нужно делать. Привычной команды «скрутить электорат в бараний рог» не поступало, а как-то иначе общаться с избирателями чиновники уже давно разучились.

Ну и третье, всеобъемлющее – это, безусловно, невероятная бюрократия. Поскольку весь выборный процесс реально управлялся госаппаратом, то он и привнес в него всю эту немыслимую отчетность по «каждому чиху». Все эти вышестоящие штабы непрерывно рассылали пачки каких-то предписаний и ЦУ по ведению кампании, а в ответ требовали в разы большее количество всевозможных планов и отчетов «о проведенных мероприятиях». Я бы сам, конечно, ни в жисть бы не справился со всем этим бумажным потоком в двух направлениях – тем более, что в стандартной команде пиар-специалистов и нет никого с соответствующими навыками; там у нас журналисты, дизайнеры, орговики…

Выручало лишь то, что под моим началом, в нашем «штабе» оказались не менее прожженные муниципальные чиновники, привыкшие за годы госслужбы держать на плечах тонны спускаемых «сверху» бумаг и вовремя отфутболивать их обратно наверх оформленными по всем правилам. Без этих асов бумажного дела (как правило, это женщины) была бы совсем труба.

Печально было то, что по большей части бурная активность, которой от нас требовали «старшие товарищи», все эти их «мероприятия» представляли собой полную бессмыслицу, абсолютно ненужную с точки зрения целей кампании. На 90% вся эта машина работала вхолостую и не помогала избранию Путина ничем. Скорее, наоборот: если бы мы реально делали все то, что от нас требовали – мы бы однозначно восстановили людей «против», а не за.

В итоге в отношении всех «директив Центра» я волей-неволей – с полного понимания и одобрения мэра – избрал тактику «тотального игнорирования»: наши специально обученные люди участвуют во всех заседаниях, берут под козырек, корпят над отчетными таблицами и отвечают на все запросы – при этом кампанию мы ведем сами и ничего из их дурацких предписаний не выполняем.

Очень показательно, какой же все-таки в итоге наш «Центральный аппарат», из самой Москвы, предложил план «по обеспечению победы». План такой – излагаю по пунктам:

1. Выявить среди жителей нашего города так называемых ЛОМов – это сокращенно «Лидер Общественного Мнения». Предполагается, что ЛОМ – это некий всеми уважаемый человек, чье мнение по самым разным вопросам является значимым для больших групп населения города.

2. Выявить, кто из выявленных ЛОМов является сторонником В.В.Путина; тех ЛОМов, кто сторонником не является или еще колеблется, всеми способами переубедить и привлечь на свою сторону, возможно, даже пообещав им всякие блага.

3. Взять всех ЛОМов с правильной политориентацией на учет, а затем поставить перед ними задание: пусть каждый ЛОМ лично убедит в необходимости голосовать за Путина 10 человек (своих знакомых, сослуживцев, соседей и т.п.) Списки «десятки» пусть представит, со всеми телефонами, в Штаб. Это уже ОТЧЕТНОСТЬ. Сделать ЛОМов ответственными за то, чтобы члены их «десятки» не проманкировали выборами и проголосовали как следует.

4. Затем, при активной поддержке соответствующих ЛОМов, провести аналогичную работу с каждым из «десятки». То есть – убедить их тоже набрать и «сагитировать» по 10 человек из числа своего окружения «за Путина». Списки этих новых «десяток», опять же, представить в Штаб.

5. Ну и так далее. В недалеком пределе, как Вы сами понимаете, этот процесс должен был привести к тому, что «охваченными» стали все 100% жителей нашего городка. Причем все они при этом были бы уже на учете, в списках Штаба, с указанием «ответственных» за их правильное голосование!

Гениальный план, причем – именно с точки зрения Аппарата. Который и представляет жизнь в виде списков и таблиц.

Задача нахождения ЛОМов решалась просто: в них все (и мы тоже) записывали, недолго думая, все городское начальство: директоров, главврачей, управляющих, заведующих и т.д. Поскольку директора предприятий, особенно муниципальных (но и частных тоже) находятся в зависимости от администрации – нашим ЛОМам можно было легко приказать составлять у себя как «первичные», так и «вторичные» списки «сторонников», будто бы сагитированных ими.

Все это, естественно, было сплошной лажей. Как я уже писал в предыдущих частях, агитация шла крайне туго, и добиться от жителя, чтобы он реально ЗАХОТЕЛ голосовать за Путина, было крайне непросто. Какой там десяток!

Однако признаваться, что «сторонников» кот наплакал, было тоже нельзя: это ж отчетность! Нас бы замучили проверками.

Поэтому я говорил нашей девушке Маше, старшей по «связи с вышестоящими»: пиши всех! Списки ж работников предприятий есть? Вот в них и давай фамилии. Да начальники, ЛОМы так называемые, поди, знают, что к чему, списки составить сумеют, чтобы комар носа не подточил…

Однажды Маша прибежала ко мне в панике и чуть не в слезах: «Что делать? Что делать? Беда! Из областного штаба заявили, что им списки «сторонников» просто с фамилиями не нужны! Требуют, чтобы мы там еще и телефоны указывали каждого. Домашние! Проверять будут, звонить. Ой, как же мы теперь? Мы ж с вами знаем, какие они там «сторонники». Ох, разоблачат нас!»

Я сначала насторожился, но потом расслабился.

- Не волнуйтесь, Маша! Дайте им все телефоны, какие они просят! Пусть звонят!

- Как дать? – удивилась Маша. – А как же…

Я объяснил:

- Не волнуйтесь. Просто представьте себе – как они станут проверять (если вообще станут) эти списки?

- Ну, как… - неуверенно начала Маша. – Ну, станут звонить…

- Вот-вот, - подхватил я. – Звонят вечером домой какому-нибудь нашему Ивану Ивановичу Сидорову. «Здравствуйте. Это квартира Сидоровых? – Да. А вы кто, простите? – Это неважно. У меня к вам, Иван Иванович, вопрос. – Какой? – Скажите, правда ли, что на предстоящих выборах вы собираетесь голосовать за Путина Владимира Владимировича?» Обалдевший Иван Иванович спрашивает: «Простите, а откуда у вас такие сведения?» На что ему ответ: «А это про вас ваш начальник сообщил, Петров Антон Антоныч. Ну так что, он прав или нет?»
И что ж вы думаете, Маша, наш герой ответит? С ДОМАШНЕГО собственного, заметьте, телефона? Понимая, что непонятный «некто» все про него знает, вплоть до места работы, и звонит неспроста? Лично мне что-то подсказывает, что в такой ситуации даже самый отъявленный жириновец или, прости господи, лимоновец ответит четко – так точно! И вы правы, и мой начальник тем более прав. Яволь, май фюрер! Разве нет?

Маша ушла, успокоенная. В списках «сторонников» с ЛОМами мы передали наверх какую-то хренову тучу жителей – по-моему, чуть ли не 70% от списочного состава. «Наверху» тоже успокоились и даже, я знаю, после этого до самых выборов ставили наш город всем прочим городам и районам области в пример.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: выборы в провинции-2012
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments